Мужская проституция — тема для Беларуси еще более табуированная, чем вопросы гомосексуальности. Мужчины, которые ищут платные отношения с представителями своего пола, вынуждены конспирироваться вдвойне. Тем не менее в стране партизан найти гей-проститутку не является невыполнимой задачей. Три парня, которые брали деньги за секс, рассказали The Village Беларусь о том, что они думают о легализации и надо ли противиться своей природе.

Об опыте работы в проституции даже маме не говорил, несмотря на всю современность ее взглядов

Арчи, 21 год. В профессии с 15 лет. Минск

Мне было без пары дней 16 лет, когда я впервые взял деньги за секс.

За время работы у меня было что-то около 70 мужчин. Один раз было трое мужчин одновременно. Осталось странное ощущение: не могу сказать, что мне понравилось, но и не могу сказать обратного.

Мой первый клиент был двадцатилетним парнем. Несмотря на то что он был старше меня почти на пять лет, я все равно выглядел крепче его, был выше и более широк в плечах. Это его явно привлекало, но еще и стоит учесть тот факт, что мы были пьяными. Изначально он предложил с ним просто переспать. Я хотел его, он мне нравился. Он понял, что в моем возрасте редко кто отказывается от денег. И предложил заплатить. Страх был, но желание его перебороло. Я был не уверен в себе и своих знаниях. Мне хотелось сделать все хорошо, но не знал как. Поэтому было страшно и стыдно. Но стыдно было не от того, что я занимаюсь сексом за деньги. Сам факт того, что я с кем-то пересплю за деньги, меня никак не тревожил. Скорее, отсутствие симпатии со стороны парней сыграло свою роль.

В профессии я занимал позицию актива. Никогда вообще не был в пассивной роли. Клиенты находили меня на популярных гей-сайтах для знакомств. Когда я начинал, сеть была еще невелика, так что весь контингент был в одном месте. Сейчас очень много способов познакомиться с геем. Для этого существуют паблики, специальные приложения, сайты. Если есть Интернет, то это совсем не проблема.

В основном моими клиентами были мужчины от 20 до 27 лет. Чаще геи. Но иногда и в парах с девушками. Часто среди клиентов встречались семейные, у которых есть дети. Почему мужчины, у которых есть девушки и семьи, пользуются услугами гей-проституции? Многие геи просто не смогли найти себе того самого человека. Многих одолевает желание быть слабым в сексе, подчиняться. Такое чаще всего встречается у семейных. Это желание попробовать что-то новое, также проблемы с девушками в сексуальном плане играют роль.

Латентных гомосексуалов в Беларуси много. Геев же очень много в Беларуси, думаю, что каждый пятый. Я знаю многих парней, которые хотят попробовать, но не могут из-за гомофобии.

Среди клиентов были и пенсионеры — мужчины за 60 и 70. Они имели семьи и дорогущие машины, стоимость которых равна хорошей трехкомнатной квартире. Был секс с очень известными людьми в Беларуси. Среди гомосексуалов довольно много людей в возрасте. На мой взгляд, примерно процентов 5–8 — в возрастной категории от 60 и выше.

Однажды я столкнулся с насилием со стороны клиента. Отказал ему из-за возраста. Это был дед лет восьмидесяти. Он требовал от меня вещей, которые я не приемлю. Тогда он схватил меня за руку и попытался отвести в сторону. Я вырвался, а он схватил меня за волосы и пытался склонить к сексу насилием. Под страхом изнасилования я его ударил и убежал.

За день я мог обслужить максимум трех человек. На большее физически не хватало сил. Несколько раз приезжал в сауны, за такое платили больше. Выходило по 100 евро с каждого клиента. Можно было не только заработать, но и отдохнуть.

Моим личным рекордом было 900 евро за день. Это заработок от троих клиентов. Но это было не в Беларуси, тогда мы отдыхали с семьей за границей. Я был на седьмом небе от счастья.

Я из благополучной семьи. Есть мама, папа, младшая сестра. Деньги всегда были, и родители нам с сестрой ни в чем не отказывали. Однако я пошел в эту сферу именно ради заработка. Да, мне хватало денег, что дают родители. Но мне было приятно, что могу обеспечить себя сам. Я развлекался как только мог, всегда казалось, что деньги вот-вот закончатся. И знал, что могу всегда заработать тем, что пойду к клиентам.

О моей гомосексуальности знает только мама. Отец очень сурового воспитания, и он это не примет. Об опыте работы в проституции даже маме не говорил, несмотря на всю современность ее взглядов.


Легализация не нужна. Не стоит превращать это в работу

На ВИЧ проверялся каждые три месяца. Контрацептивами пользовался всегда. Когда клиент не хотел предохраняться, мы пользовались другими вещами для безопасности. К примеру, специальными таблетками ДКП. Но страх заразиться присутствовал всегда. Были в моей практике клиенты, которые в лоб говорили о том, что болеют чем-то, и я отказывал им еще до встречи.

Сейчас у меня есть любимый парень. Я рассказал ему о своем прошлом, и он принял его без намеков и насмешек. Не общаюсь со старыми знакомыми, прекратил все связи с этим. Я не стыжусь прошлого, не жалею о нем, но и ворошить его не хочу. Это опыт, а всякий опыт полезен. Просто не хочу его вспоминать, да и делов-то.

Клиентов, которые кидали меня на деньги, не было ни разу. Порой даже давали больше, чем мы договаривались. Были такие клиенты, которые любили грубость, любили, когда их били и унижали. Приезжаешь к такому, а он уже стоит в атрибутике и ждет меня. Очень долго привыкал быть грубым. Я сам по себе очень добрый и милый, а тут приходилось орать, бить, обзывать и плеваться — неприятно это.

Как я отнесся бы к легализации проституции? К работе вообще я отношусь спокойно. Это личное дело каждого. Не стоит лезть в чужую постель. Но легализация не нужна. Не стоит превращать это в работу.

Самый смешной случай в моей практике? Я приехал к клиенту, а он оказался моим одноклассником. Это был последний год учебы в школе. После этого он сменил школу, но от секса со мной не отказался.

Было четыре парня, которые были моими постоянными клиентами. Многие мужчины признавались в любви, предлагали жить вместе и даже уехать за границу. Я сам никогда эмоционально не привязывался к клиентам и не рассказывал им про себя. Были даже те, кто готов был развестись с женами и жить со мной.

Помню весьма странные просьбы. Например, был пожилой мужчина, который просил, чтобы я занялся сексом с его сыном у него на глазах. Сыну было около 17 лет, на такое я не согласился. Были также семейные пары, у которых, видимо, был кризис в отношениях, но в таком я тоже не участвовал.

Неоднократно сталкивался с угрозами в свой адрес. Но больше не с угрозами из-за того, что я жиголо, а из-за того, что гей. Угрожали избить и всем рассказать. Думаю, что нам нужно пережить то общество, что есть сейчас. Устои совка портят жизнь людям и не дают принимать других такими, какие они есть. Мир меняется, к происходящему в нем нужно относиться иначе. Хотя мне кажется, что дискриминация будет всегда.

Парням, которые идут в гей-проституцию, я бы посоветовал быть осторожными. Эта работа опасная. Здесь есть физический контакт с человеком, и невозможно предугадать, что может случиться в любую минуту. Всегда предохраняйтесь — каким бы хорошим ни был секс, он хорош тогда, когда безопасен. Но если хочешь трахаться ради заработка, все-таки найди нормальную работу и не иди в эту сферу.

Я хочу жить за границей, в большом доме с любимым мужем, сыном и большой собакой. Я очень люблю детей, но пока что к ним не готов. Ведь я очень коммуникабельный человек, увлекаюсь искусством, мечтаю стать искусствоведом. Для меня самое ценное в жизни — это люди, которые меня окружают и любят. Не думаю, что мои планы чем-то отличаются от планов других людей.

Спать нужно только с любимым человеком, а не с кем попало

Джонни, 19 лет, проработал в сфере гей-проституции полгода. Областной город Беларуси

Прийти в эту сферу меня подтолкнула большая семья. Денег всегда было мало. Кое-как хватало на одежду и еду. А на отдых — никогда. Предлогом податься в эту профессию стало разочарование в любви. Я решил таким образом подзаработать денег и съездить на море. Никогда не видел моря до этого. И да, мне было 17 лет.

О своей гомосексуальности узнал в период полового созревания, примерно в 15 лет. До этого отношений никаких не было. В 15 лет влюбился в своего одноклассника.

Я всегда мечтал о любви, о любимом человеке. Любил по-настоящему я только два раза. Первый раз — натурала, второй раз — гея. Но и он предпочел мне мужчину 25 лет, который за секс давал ему очень большие суммы. А когда признался натуралу в своих чувствах, у него был шок. После этого мы не виделись никогда.

Я сам начал писать парням в возрасте от 24 до 30 лет на известном сайте знакомств. Предлагал свои услуги. Отмечу, что предлагал только тем, кто мне понравился. Не было случаев, когда клиенты отказывались платить. Не было и случаев, когда доплачивали сверху. Платили столько, на сколько договаривались. В моей практике немного было партнеров, всего 5–6 человек. И все они предохранялись. Очень боялся, что попадутся преступники, которые смогут причинить мне вред. Конечно, были и странные клиенты. Один раз меня попросили, чтобы надел женские трусы.

Моему первому клиенту было тридцать. Врачом работает. Все прошло хорошо, он был уважительным в постели. С ним был как активом, так и пассивом. В целом я чаще, конечно, актив.


Чтобы не было дискриминации - не стоит провоцировать общество

Среди моих партнеров достаточно часто попадались и известные люди. Встречались и семейные мужчины, которые бисексуальны. Находили меня в основном в социальной сети VK. На мой взгляд, приложения и сайты уже не так популярны.

Сколько стоили мои услуги? Не скажу и отвечать не буду. Я не считаю это работой.

С детства я считал проституцию чем-то плохим и низким. И сейчас думаю, что зарабатывать деньги таким образом неправильно. Да и дело не только в этом. Спать нужно только с любимым, а не с кем попало. Тело нужно доверять только одному человеку. В этом ведь есть что-то сокровенное. Думал и до сих пор думаю, как смотреть в глаза парню, которого полюблю. Утешало только то, что спал я с теми, кто мне нравился.

Легализовывать это не стоит. Это ведь один из порогов, который может остановить человека от того, чтобы попробовать подобный вид заработка.

На самом деле в Беларуси достаточно много гомосексуалов. Один раз вообще был пожилой клиент. Чтобы не было дискриминации — не стоит провоцировать общество. Пусть каждый поймет по-своему слово «провокация».

Что бы я сказал парню 15 лет, который прямо сейчас понимает, что он гомосексуален? Первое, что нужно сделать, это принять себя таким, какой ты есть. Второе — делать то, чего душа просит. В рамках разумного и морали, естественно. Меня долгое время мучали тревоги, да и сейчас, бывает, накатывает. Из них помогла выбраться подруга. Не просто подруга, а еще и дипломированный психотерапевт.

Думаю, что сам бы не ушел из проституции. Случай вытянул. Мне исполнилось 18 лет, понадобились деньги. Разместил объявление в гей-группе в социальной сети. Начали писать разные. Выбрал самого, как мне показалось, выгодного и адекватного. Когда приехал на встречу, оказалось, что это были сотрудники наркоконтроля или как там эта структура называется. Бежать было бесполезно, у них уже была бумага с моими данными. Они отвезли меня в отделение. Заставили все подписать. Давили морально, а также говорили, если подпишу протокол, то штраф будет минимальный и на сутки сажать не будут. Когда все подписал, они порвали копию протокола и отпустили меня. Через полтора месяца пришел штраф, который был далеко не минималкой. Знаю, что это их работа — выискивать в группах знакомств таких, как я. Вполне возможно, что с женской проституцией полегче. Девочек, скорее всего, крышуют. Но наверняка не знаю.

Я мечтаю уехать из Беларуси. Хотя тут и не так уж плохо. Но думаю, что в Европе все-таки лучше. Свободы больше, что ли. Мечтаю о любимом человеке. Хочу любить и быть любимым. Хочу чувствовать себя нужным и важным. Чтобы мы были похожи по духу и мыслями, чтобы поддерживали друг друга. Чтобы спокойно и романтично проводили время вместе, чтобы была финансовая независимость.

Было гадко от того, что меня купили как товар

Марсель, 19 лет, занимался проституцией полгода. Город Береза

Я пришел в проституцию в 18 лет. Подтолкнуло к этому жуткое безденежье. У меня мама умерла давно, а отец недавно. Отец знал о моей гомосексуальности, но никогда меня в этом не упрекал.

Помню, что на первом клиенте заработал 60 белорусских рублей. Это был взрослый мужчина, работал хирургом… На «Мамбе» указал, что ищу спонсора. Спонсор нашелся не сразу. Примерно через месяц отписался мужчина из Гродно. Сгонял к нему. Несмотря на то что прошло все хорошо в физическом плане, было гадко на душе. Морально было очень плохо. Удовольствие получить удалось, с этим не поспорю. Было гадко от того, что меня купили как товар. В отношениях не состоял на тот момент, да и сейчас не состою. Мне не нужны отношения в привычном смысле этого слова, мне это неинтересно.

В повседневной жизни было пару случаев, когда ко мне могли прицепиться простые люди. Могли обозвать. С правоохранительными органами однажды была ужасная ситуация. Меня вызвали на допрос в милицию из-за моей гомосексуальности. Там на меня давили, завуалированно оскорбляли, обращались по-хамски, и это все делали только потому, что я гей. В этом всем был задействован один человек, через нашу с ним переписку меня и нашли. Думаю, что на него надавили тоже, поэтому он и слил переписку. Страна у нас гомофобная, такие уж нравы, что тут поделаешь.

В Беларуси очень много как геев, так и бисексуалов. Сам я знакомлюсь только с геями. Женатых среди них тоже много. Один любил БДСМ и попросил его бить и унижать. Я согласился. Честно говоря, опыта в доминировании у меня не было. Насмотрелся порно. Во время процесса вспоминал видео, немного импровизировал. Унижал его всячески, бил, он просил даже на него помочиться, но я этого делать не стал. Заплатил он мне за все это 60 долларов. Все равно у женатых семья на первом месте; думаю, что пользуются они услугами такими только для разнообразия. Этот человек рассказывал мне о жене, о сыне. Было видно, что он хороший муж и отец. Но думаю, что нутро не обманешь.

Иногда со мной торговались, но у них не получалось. Меня не так просто кинуть на деньги, брал всегда вперед. Отдавали столько, на сколько договаривались. Самый большой заработок — в день получилось около 70 долларов. С насилием со стороны клиента никогда не сталкивался.


Он рассказывал мне о жене, о своем сыне. Было видно, что он хороший муж и отец. Но нутро не обманешь

Легализация проституции? А почему бы и нет? Это все равно профессия. Ты — мне, я — тебе. Ведь на всякой работе ты получаешь деньги. Тут то же самое. В детстве относился негативно к проституции, понимаешь ведь, что это порицается. С возрастом немного изменил взгляды, в итоге и сам попробовал.

Многие мужчины готовы платить просто за красивые глазки. Года полтора назад познакомился в Интернете с иностранцем. Сам он из Латвии, хорошо владеет русским, в тот момент проживал в Германии. Мы с ним списались, нашли общий язык. Он рассказал, что разведен, дети разъехались. Про местонахождение жены он даже не знал. Ему было около 50 лет. Скажу честно, что вешал ему лапшу на уши, поддерживал, за это он присылал мне энные суммы денег. Стыдно немного, но никто ведь его не заставлял присылать деньги.

Всегда предохранялся, считаю это важным правилом. Даже оральный секс был с презервативом. Регулярно сдаю анализы. Но как-то пронесло. Разумеется, есть риски, и они очевидны. Начиная от заражения ВИЧ и заканчивая избиением до смерти. Ситуация полностью находится в руках того, кто тебя снял. Если уже решаешься на этот шаг, то стоит разузнать как можно больше информации о том, к кому идешь. Нельзя терять бдительность. Повторюсь, что очень противен факт того, что ты продаешься. Поэтому стоит запрашивать цену побольше и ни в коем случае не снижать ее. Не могу назвать гей-проституцию трясиной, считаю это осознанным выбором. Даже не могу сказать, что сам полностью ушел из этой сферы. Думаю, что при выгодных условиях смог бы заняться сексом за деньги. Обычно это был оральный и анальный секс, я находился как в активной роли (для пожилого мужчины), так и в пассивной. На работе чаще в пассивной, но в жизни — актив.

Для борьбы с дискриминацией нужна законодательная база. Считаю это главным. Нужно регулярно проводить работу с обществом относительно этих моментов. Стоит внушать мальчикам в период полового созревания следующее: если они понимают, что гомосексуальны, нужно принимать себя таким, какой ты есть. Нормально быть самим собой, это правильно. Не стоит этого бояться, это естественно.

Я достаточно сложный человек, прямолинеен, резок, проницателен. Все мы составляющие общества, кто бы что ни говорил. Никогда не мечтаю, ставлю цели и иду к ним. В ближайшее время переезжаю в Москву. Буду устраиваться там. Москва — это целый мир. Мой мир, в котором буду жить я.


Текст: Евгения Долгая, Андрей Диченко

Обложка: Igor Miske/unsplash.com