Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location updated star
«Даже в хипстерских в кофейнях обсуждают войну»: Беларусы в Украине рассказали, как там сейчас живут

«Даже в хипстерских в кофейнях обсуждают войну»: Беларусы в Украине рассказали, как там сейчас живут

«Даже в хипстерских в кофейнях обсуждают войну»: Беларусы в Украине рассказали, как там сейчас живут

«Даже в хипстерских в кофейнях обсуждают войну»: Беларусы в Украине рассказали, как там сейчас живут

«Жизнь идет своим чередом, позаду шось горить»

«Им опять все равно на политику или это страх?»: Эксперты объясняют, что случилось с беларусами

«Им опять все равно на политику или это страх?»: Эксперты объясняют, что случилось с беларусами

«Тебе или "больше всех надо", или никак»

«Мову немагчыма адсачыць у інтэрнэце»: 7 дзіўных гісторый, як беларусы перайшлі на беларускую мову

«Мову немагчыма адсачыць у інтэрнэце»: 7 дзіўных гісторый, як беларусы перайшлі на беларускую мову

«Беларускія тэксты — гэта шыфроўка»

«Живу только в отелях»: Политэмигрант Роберт Киселев о том, как ему живется в Дубае после Минска

«Живу только в отелях»: Политэмигрант Роберт Киселев о том, как ему живется в Дубае после Минска

«Живу только в отелях»: Политэмигрант Роберт Киселев о том, как ему живется в Дубае после Минска

«Живу только в отелях»: Политэмигрант Роберт Киселев о том, как ему живется в Дубае после Минска

«Из продуктов в магазине покупаю только чипсы и колу»

«Некрасивое…»: Почему таблички с названиями улиц и домов в Минске такие страшные

«Некрасивое…»: Почему таблички с названиями улиц и домов в Минске такие страшные

«Бардак возникает из-за тендеров»

«Не отличили настоящий приказ от шуточного»: Как пранкеры разыгрывают чиновников перед референдумом

«Не отличили настоящий приказ от шуточного»: Как пранкеры разыгрывают чиновников перед референдумом

Just do it

«Красивый дом — и некрасивая история»: Как неизвестные компании строят в Минске уникальные высотки

«Красивый дом — и некрасивая история»: Как неизвестные компании строят в Минске уникальные высотки

Некоторые квартиры умудрялись продать дважды

«Как пять тысяч однушек в панельке»: Как живется в одном из самых утрамбованных ЖК от Dana Holdings

«Как пять тысяч однушек в панельке»: Как живется в одном из самых утрамбованных ЖК от Dana Holdings

«25-этажками застроен каждый клочок»

15 стильных бокалов из беларуских магазинов, чтобы пить по поводу и без

15 стильных бокалов из беларуских магазинов, чтобы пить по поводу и без

Шале, для молодого вина, с пчелой Наполеона

«В EPAM мастурбировали в кабинете»: Беларуские айтишники рассказали, как занимаются сексом на работе

«В EPAM мастурбировали в кабинете»: Беларуские айтишники рассказали, как занимаются сексом на работе

И даже в кабинете начальства

«На сайте исполкома 70 доказательств»: Как беларусы словили ГосСМИ и чиновников на экстремизме

«На сайте исполкома 70 доказательств»: Как беларусы словили ГосСМИ и чиновников на экстремизме

«Заставь чиновника экстремизм подчищать»

«Хоронили Конституцию — порвали два баяна»: Как на заводах устраивают кринжовые шоу за референдум

«Хоронили Конституцию — порвали два баяна»: Как на заводах устраивают кринжовые шоу за референдум

Шоу маст гоу он

«Было страшно, но жить стало лучше»: Певица Руся о том, как ей живется в Тбилиси после Минска

«Было страшно, но жить стало лучше»: Певица Руся о том, как ей живется в Тбилиси после Минска

«Было страшно, но жить стало лучше»: Певица Руся о том, как ей живется в Тбилиси после Минска

«Было страшно, но жить стало лучше»: Певица Руся о том, как ей живется в Тбилиси после Минска

«Здесь не стыдно скандалить и психологически легально выражать агрессию»

«Хочу выкупить весь этаж»: Андрей Бонд о том, как переделал съемный бабушатник в стильную квартиру

«Хочу выкупить весь этаж»: Андрей Бонд о том, как переделал съемный бабушатник в стильную квартиру

Ремонт или потерпеть

«Сериалы закончились»: 8 классных новинок, которые вот-вот выйдут

«Сериалы закончились»: 8 классных новинок, которые вот-вот выйдут

Чтобы прийти в себя после кошмарного продолжения «Секса в большом городе»

«А на самом деле там очень интересно»: Что в Минске делают с заброшенными заводами, чтобы не сносить

«А на самом деле там очень интересно»: Что в Минске делают с заброшенными заводами, чтобы не сносить

«От такой архитектуры накопилась усталость»

«Удали пост!»: Соцсети массово спорят, правда ли, что оставшиеся в стране беларусы спонсируют режим

«Удали пост!»: Соцсети массово спорят, правда ли, что оставшиеся в стране беларусы спонсируют режим

Пособники из «Евроопта»

«Ваш номер в очереди 653»: 15 очень необычных очередей, в которых недавно стояли беларусы

«Ваш номер в очереди 653»: 15 очень необычных очередей, в которых недавно стояли беларусы

И одна очередь, которая существует только в фантазиях ГУБОПиКа

«Поделки из дерева приносят больше, чем пенсия»: Как живут те, кто раньше занимал высокие должности

«Поделки из дерева приносят больше, чем пенсия»: Как живут те, кто раньше занимал высокие должности

Даже бывшие кандидаты в президенты живут от пенсии до пенсии

«Почти получилось»: Как мэры Минска хотят сделать городской транспорт лучше, но все портят

«Почти получилось»: Как мэры Минска хотят сделать городской транспорт лучше, но все портят

«…А я Д’Артаньян!»

«Стали снимать загородные дома за 1.500 долларов»: Что происходит с арендой квартир в Минске

«Стали снимать загородные дома за 1.500 долларов»: Что происходит с арендой квартир в Минске

«К иностранным студентам всегда было недоверие, но риэлторы нашли выход»

«Где мой мальчик?»: Беларуска ведет дневник о том, как два месяца ищет пропавшего 24-летнего сына

«Где мой мальчик?»: Беларуска ведет дневник о том, как два месяца ищет пропавшего 24-летнего сына

«Сегодня 26 дней ада»

«Времени все меньше. Возвращайся»: Как силовики задерживают вернувшихся в страну беларусов

«Времени все меньше. Возвращайся»: Как силовики задерживают вернувшихся в страну беларусов

Программа «репатриации» по-губопиковски

«Меня спонсирует Лукашенко»: Скандальный художник о том, как жил в 11 странах после Минска

«Меня спонсирует Лукашенко»: Скандальный художник о том, как жил в 11 странах после Минска

«Меня спонсирует Лукашенко»: Скандальный художник о том, как жил в 11 странах после Минска

«Меня спонсирует Лукашенко»: Скандальный художник о том, как жил в 11 странах после Минска

«Париж — очень тоталитарный город»

«Очень не по-беларуски»: Политэмигрант Ольга Кардаш о том, как ей живется в Варшаве после Минска

«Очень не по-беларуски»: Политэмигрант Ольга Кардаш о том, как ей живется в Варшаве после Минска

«Очень не по-беларуски»: Политэмигрант Ольга Кардаш о том, как ей живется в Варшаве после Минска

«Очень не по-беларуски»: Политэмигрант Ольга Кардаш о том, как ей живется в Варшаве после Минска

«Статус беженца я не хотела получать»

«Простите, но красно-зеленый флаг любят больше, чем раньше»: Что стало с беларусами за год репрессий

«Простите, но красно-зеленый флаг любят больше, чем раньше»: Что стало с беларусами за год репрессий

И Лукашенко уже не самый «ненавидимый» политик...

«Над интерьером не надругались»: Что стало с заведениями Вадима Прокопьева и что теперь на их месте

«Над интерьером не надругались»: Что стало с заведениями Вадима Прокопьева и что теперь на их месте

Новое — это хорошо забытое старое

«Мир полон добрых делишек»: Что классные фотографы сняли на улицах Минска этой зимой

«Мир полон добрых делишек»: Что классные фотографы сняли на улицах Минска этой зимой

«Очень и не очень»

«Кота колбасило»: 4 истории о том, с какими приключениями беларусы вывозили животных из страны

«Кота колбасило»: 4 истории о том, с какими приключениями беларусы вывозили животных из страны

Когда у собаки уже есть паспорт ЕС, а у тебя нет

«Зверушки»: Как новогодние открытки вызвали в соцсетях большой спор, можно ли обзывать силовиков

«Зверушки»: Как новогодние открытки вызвали в соцсетях большой спор, можно ли обзывать силовиков

К дискуссии подключились правозащитники, священники, психологи, философы и все-все-все