Европейцы уже продумывают пятый пакет санкций против властей Беларуси, а между тем первые меры уже дают о себе знать. The Village Беларусь посмотрел, на что уже повлияли введенные пакеты секторальных и личных ограничений, и как Беларусь вводит «симметричный» (типа) ответ. Итак, что потеряла Беларусь за время, по словам властей, «беззубых санкций, которые не работают».

Банки

В начале августа США ввели новый пакет санкций — расширенный и очень чувствительный для режима. В списке компаний из банков значится только Абсолютбанк, но на самом деле санкционный список ударил сразу по восьми банкам (Нацбанк, Беларусбанк, Белагропромбанк, Белинвестбанк, Белгазпромбанк, «Дабрабыт», МТБанк и сам Абсолютбанк), — The Village Беларусь объяснял, как это произошло.

То, что в список попал Абсолютбанк ‑ это следствие персональных санкций против бизнесмена, олигарха Николая Воробья, тесно связанного с Лукашенко. И вскоре Абсолютбанк сообщил, что приостанавливает все операции с американскими платежными системами и иностранными валютами. А именно — VISA и Western Union (американская платежная система MasterCard почему-то в список не попала).

Беларусбанк ввел серьезные ограничения по карточкам: теперь владельцам многих из них в сутки можно выполнить операции, сумма которых не превышает 400 рублей. А еще банк закрыл свою собственную платежную систему Belarusbank Pay, запущенный в 2018 году (позволял «привязывать» карточки MasterCard и Maestro).

К началу сентября санкции дотянулись «впритык» и до некоторых других беларуских банков. Так, они стали менять корреспондентские счета в зарубежных банках. Точно известно, что банк «Дабрабыт» и Белагропромбанк закрыли свои валютные счета в отделениях банка Deutsche Bank в Европе и США. Эти корреспондентские счета нужны для расчетов в других валютах.

Также стало известно, что, например, у Белагропромбанка, Беларусбанка, Белинвестбанка банками-корреспондентами перестали быть и другие немецкие, итальянские, польские банки.

Банки, как коммерческие структуры постоянно подстраиваются под ситуацию, поэтому, несмотря на применение санкций, платежи все равно будут проходить, считает InfoBank.by. Возможно, они будут идти дольше, скорее всего, это будет дороже, но движение денег вряд ли получится остановить. Ведь даже иранские банки могут как-то работать, — и это несмотря на то что, они уже давно под серьезными санкциями и вообще отключены от системы SWIFT. Например, платежи в Иран через беларуский ТК Банк идут порядка 14 дней.

В конце августа стало известно, что крупное рейтинговое агентство Fitch Ratings отозвало рейтинги у двух беларуских государственных банков — Беларусбанка и Белинвестбанка. Агентство отозвало рейтинги обоих банков по причине санкций и больше не будет предоставлять рейтинги или аналитические обзоры для них. Но Fitch готово пересмотреть свое решение в случае отмены санкций. При этом Fitch Ratings подтвердило долгосрочные рейтинги обоих банков на уровне «В» (что означает «Негативный прогноз»). Причина — то, что беларуские власти продолжат оказывать поддержку этим банкам в случае необходимости.

Вывод: Все, что нужно, уже сказало агентство Fitch: у беларуских банков все может сделаться очень плохо, но государство снова вытянет их наверх. Простые люди не желают доверять свои деньги таким банкам.

Нефтяные концерны

С начала лета под санкции попали девять государственных предприятий нефтехимической отрасли Беларуси: концерн «Белнефтехим» и его американский филиал, компании «Белорусский нефтяной торговый дом», «Белшина», «Гродно Азот» и его филиал «Химволокно», «Лакокраска», «Нафтан» и «Полоцк Стекловолокно». И они тоже начали шевелиться под действием санкций.

Вскоре после того, как только объявили о грядущих санкциях, новополоцкий завод снизил свою долю в совместном с российским «Лукойлом» предприятии — «ЛЛК-Нафтан», а потом и его вовсе переименовали в «ЭддиТек».

И пока российский трубопроводный монополист «Транснефть» сообщает, что крупные российский нефтяные компании не подают заявку на поставку сырья на «Нафтан», руководство завода и власти Беларуси заявляют о стабильной работе НПЗ, переработке нефти в докризисных объемах. Это может означать, что поставки на «Нафтан» идут из России по каким-то непубличным схемам.

«Нафтан» был одним из учредителей спецэкспортера нефтетепродуктов «Белорусской нефтяной компании», но сейчас среди партнеров БНК значатся лишь Мозырский НПЗ и «Белоруснефть». Сам «Белоруснефть», кстати, указом Лукашенко был выведена из подчинения попавшего под санкции «Белнефтехима». Кроме того, указ исключил подпункт, в котором было прописано, что гендиректор «Белоруснефти» назначается и освобождается от должности председателем «Белнефтехима» по согласованию с президентом.

Белорусский нефтяной торговый дом, также попавший под действие американских санкций, перевел торговлю экспортными нефтепродуктами на площадку Белорусской универсальной товарной биржи. На первые торги были выставлены несколько лотов по продаже бензинов. И вдруг оказалось, что ни одной сделки участники торгов не заключили.

Вывод: Можно сколько угодно успокаивать электорат, что санкции не работают, но то, что концерны спешно пытаются перестроиться и переобуться, убедительнее любых слов.

Беларуськалий и Славкалий

Беларусь с помощью «Беларуськалия» зарабатывала до 2,5 миллиарда долларов в год. И хоть почти половина (47%) экспорта приходилась на Бразилию, Китай и Индию, все равно европейские санкции сильно ударят и по калийному бизнесу. Даже несмотря на то, что все страны ЕС вместе покупают лишь около 8% беларуского экспорта. И даже несмотря на то, что санкции не затронули большую часть калийного экспорта: хлористый калий с содержанием K2О по весу в пределах 40-62% не подпадает под санкции. Тем не менее, весь беларуский калий надо как-то вывозить из Солигорска. Что-то на восток уезжает в вагонах, но огромная доля всего калия уплывала морем из литовского порта в Клайпеде (докуда тоже ехала в вагонах, причем частенько вместе с контрабандными сигаретами).

И пока норвежский концерн Yara (крупнейший в мире производитель минеральных удобрений, европейский экспортер «Беларуськалия») думает, не прекратить ли сотрудничество с Беларусью (что уже само по себе может основательно перекрыть поступление долларов в казну Беларуси), а литовские порты думают, не отказаться ли от перевалки калия, Беларусь начала действовать на опережение и решила первой уйти из Литвы. Ближайший дружелюбный Беларуси порт отыскался только (естественно) в России. Премьер Роман Головченко заявил, что Беларусь уже прорабатывает альтернативные маршруты перевалки удобрений, и к декабрю экспортные поставки могут быть перенаправлены на новые маршруты.

Еще в марте, до введения общеевропейских санкций, Беларусь и Россия собирались развивать порт Усть-Луга в Ленинградской области, где, впрочем, была нехватка мощностей: без строительства нового терминала ничего бы не вышло. Возможно, сейчас как раз снова ухватятся за Усть-Лугу. Это, конечно, будет означать дополнительные расходы: ведь от Минска до Клайпеды расстояние по железной дороге составляет 578 км, а до порта Усть-Луга почти вдвое больше: 1.080 км.

Но провластные беларуские СМИ не печалятся, что Беларусь может потерять немалый рынок сбыта, а радуются тому, что у соседа корова сдохла. Ведь теперь бюджет Литвы недополучит 100 миллионов евро из-за того, что беларуский калий не попадет в порт Клайпеда на перевалку.

Кстати, в Беларуси «Беларуськалий» не один такой. Олигарх Михаил Гуцериев (о нем будет ниже) строит под Любанью Нежинский горно-обогатительный калийный комбинат «Славкалий» (Лукашенко за это даже предлагал переименовать Любань в Гуцериевск). Так вот, по информации «Нашей нивы», Китай заморозил выдачу 580 миллионов долларов кредитов. С конца июня строительные работы остановились, а компании-подрядчики покидают стройплощадку. Под угрозой может оказаться не только сам комбинат, но и первая за последние несколько десятилетий новая для Беларуси железная дорога с пассажирским движением в Любань.

Вывод: Река калийных денег в Беларусь не пересохнет совсем, но все же значительно обмелеет. И пока есть покупатели-гиганты в лице Китая и Индии, власти могут почти что без вранья утверждать, что санкции на калии ну почти не сказываются. Но европейский рынок и европейские порты ясно сказали: ваш калий слишком токсичен.

Другие крупные заводы

В начале прошлой недели литовская таможня сообщила, что отказалась пропустить партию запчастей для «БелАЗов». Запчасти — а их аж 18 контейнеров — должны были отправиться из Клайпеды в Чили одному из партнеров завода. Но поскольку груз подпадает под санкции в отношении предприятий, близких к режиму Лукашенко, то сейчас литовская таможня решает, как именно поступить с контейнерами.

По неподтвержденной пока информации, концерн «Белшина» сменил своего дилера в Литве. Раньше шинный производитель работал с компанией UAB Beltyre, но теперь ее клиентам приходят новые реквизиты на оплату. И по этим реквизитам легко находится зарегистрированная еще 5 месяцев назад компания UAB Valego. Причем компания, которая зарегистрировала UAB Valego, создает и разные другие фирмы по желанию заказчика и всем им присваивает один и тот же адрес. Это позволяет предполагать, что либо сами шинники, либо их контрагенты создали фирму-«однодневку» для обхода санкций.

Вывод: Создать сомнительную фирму, чтобы через нее перекрутить огромные капиталы, — очень в духе властей. Еще можно замаскировать детали от «БелАЗа» под детский конструктор с AliExpress.

Бизнесмены — «кошельки Лукашенко»

Персональные санкции ввели против многих десятков беларусов — силовиков и чиновников, бизнесменов и других «слуг» и «кошельков» режима. Попал под западные санкции и российский олигарх Михаил Гуцериев, которого Александр Лукашенко называет просто «друг Миша».

Включение в санкционные списки российского бизнесмена Михаила Гуцериева в Брюсселе объясняют тем, что тот является «давним соратником» Александра Лукашенко и «извлекает выгоду из беларуского режима и поддерживает его». Выгода, по мнению европейских властей, заключается в том, что российский олигарх получил для реализации ряд лакомых проектов вне конкурса. Часть бизнеса управляется семьей Гуцериевых либо по отдельности его братом и сыном.

Летом Гуцериев, состояние которого Forbes оценивает в 2,5 млрд долларов, стал дистанцироваться от бизнеса в Беларуси: распродавать активы и переписывать на других людей.

Самый масштабный проект Гуцериева в Беларуси — это строительство горно-обогатительного комбината «Славкалий» под Любанью. Он стал результатом инвестиционного договора Беларуси с британской компанией GCM Global energy, принадлежавшей Гуцериеву.

С 10 июня Михаил Гуцериев утратил контроль над GCM Global еnergy, следует из отчета компании. Контролирующим лицом теперь является Саит-Салам Гуцериев, младший брат бизнесмена.

Российские компании «РуссНефть» и «Нефтиса», подконтрольные бизнесмену, много лет поставляли нефть в Беларусь. В июне текущего года Михаил Гуцериев, занимавший пост главы совета директоров «РуссНефти», принял решение о выходе из его состава. Гуцериев вышел также из капитала компании. Он перевел свою долю в «РуссНефти» на Саит-Салама Гуцериева.

После подписания известного декрета о ПВТ 2.0 российского бизнесмена стали называть одним из отцов «беларуской IT-революции», который убедил Лукашенко начать «строительство IT-страны». В рамках этой инициативы на свет появилась первая в СНГ легальная криптобиржа Currency.com. В нее инвестировали Прокопеня и сын Михаила, Саид Гуцериев. Недавно стало известно, что Саид Гуцериев продал свои доли в трех криптобиржах — Currency.com, Capital.com и Zubr.io. Вскоре Саид Гуцериев ушел и с поста гендиректора нефтегазовой компании «ФортеИнвест».

А вот Паритетбанк, который Саид Гуцериев купил в апреле 2020 года, пока еще владельца не сменил: почти все акции (а точнее, 99,8267%) принадлежат компании Beristore Holdings, которой целиком владеет Саид.

Попал под санкции и другой не менее известный, но более одиозный в Беларуси бизнесмен — Алексей Олексин. И тоже принялся избавляться от активов. Фирмы Олексина «Энерго-Оил» и «Белнефтегаз» владели компанией MTB Investments Holdings Limited, а ей, в свою очередь, принадлежали 99% акций МТБанка.

Но Олексин передал свои доли в «Энерго-Оил» и «Белнефтегаз» сыновьям Виталию и Дмитрию (также в числе собственников была и супруга Инна Олексина). А в июне 100% акций MTB Investments были проданы компании Ромео Абдо (это ему принадлежит торговый центр Galileo) Stoneo Limited. Таким образом, Олексин избавился сразу от трех крупных активов.

Попал под санкции и еще один «кошелек Лукашенко» — олигарх Николай Воробей. Причем его не спасло даже то, что он спешно избавился от активов после введения прежних санкций в декабре 2020–го. Ранее Воробей и его жена Тамара владели долями в нефтетрейдовой компании «Интерсервис», Абсолютбанке и огромном охотничьем комплексе «Красный Бор». Но потом Николай вышел из этих проектов, и конечными бенефициарами компаний стали директор и главный бухгалтер «Интерсервиса». Последний санкционный удар по Воробью связан с тем, что его все еще считают владельцем логистического оператора «Бремино Групп». Ранее сообщалось, что оператором на паритетной основе владели Николай Воробей, Алексей Олексин и Александр Зайцев, позже эту информацию с сайта оператора удалили.

А под четвертый пакет санкций попала «Новая нефтяная компания» — с ней авторы списка связывают все тех же Николая Воробья, Алексея Олексина и Михаила Гуцериева. ННК была основана в марте 2020 года, и это — что странно — единственная частная компания в Беларуси, которая имеет право торговать нефтепродуктами. Согласно санкционному списку ЕС, ННК был создан беларускими властями для обхода возможных санкций против государственных НПЗ.

Не укрылись от санкций и сербские друзья Лукашенко — бизнесмены Каричи, которым принадлежит строительный концерн Dana Holdings. Впрочем, им не впервой: они попадали под санкции еще в декабре-2020. Но и сейчас досталось. Во что это вылилось? Возможно, не «вследствие», а просто «после», но генподрядчики «Даны» вдруг лишились аттестата соответствия, позволяющих заниматься строительной деятельностью. Это компании «Ослябя», «ВикторияГарантСтрой», «Яркида» и крупный подрядчик «Ареса-сервис-строй».

А еще некоторые арендаторы торгового центра Dana Mall и помещений в комплексе «Минск-Мир» получили письма от европейских поставщиков с просьбой пересмотреть свои отношения с «Даной». Под угрозой прекращения поставок компании готовы сменить адреса магазинов и офисов. Некоторые источники сообщили, что крупная компания Flo из-за санкций больше не будет арендовать офис в Dana Center. Правда, в самой компании ушли от ответа на вопрос о переезде и сказали, что «В настоящий момент мы оцениваем ситуацию с внешними консультантами на предмет необходимых действий. По результатам такой оценки мы будем принимать соответствующее решение».

Вывод: Стоят два стула… И богатые друзья Лукашенко почувствовали, что на стульях что-то было. И острое, и неудобное одновременно.

Простые беларусы

Персональные санкции были направлены на конкретных приспешников режима, а секторальные — на отрасли экономики, которые контролируются государством и через которые государство накачивает кошельки, чтобы содержать себя (власть). Но некоторые из санкций, конечно, ударили по простым беларусам.

Например, компания Philip Morris International перестала поставлять некоторые товары компании уже упоминвашегося Алексея Олексина «Энерго-ОИЛ». Олексин попал под санкции, а его контора была монополистом на импорт в Беларусь нагреваемого табака «HEETS» и систем нагревания табака IQOS. Таким образом, некурящие, но нагревающие табак беларусы остались без «айкосов» — теперь можно только потреблять аналогичный товар от конкурирующей фирмы.

Вывод: Лес рубят — щепки летят. Отдельными щепками задевает простых людей. Но когда-нибудь закончатся и щепки.

Чем ответила Беларусь

Сразу после введения санкций власти Беларуси говорили, что выдадут «симметричный» ответ. И Лукашенко обещал, и МИД, и все подряд. К этим заявлениям относились так же, как к обещаниям Лукашенко рассказать «много интересного» про Тихановскую, Колесникову, вагнеровцев и так далее.

Чиновники и провластные деятели из тех, кого часто показывают по телевизору с пометками «политолог», «экономист», «эксперт», «многодетная мать» как оглашенные начали радоваться тому, что, наконец-то, ввели санкции, и вот теперь-то, наконец, мы построим сильную и процветающую Беларусь, запустим междубеларускую космическую станцию и натеребим вдвое больше льна-долгунца.

Михаил Мясникович:  — Санкции создают условия для подъема национальных экономик.

Олег Гайдукевич:  — Санкции сделают страну сильнее.

Геннадий Давыдько:  — Я ощущаю зависть у тех, кто не вошел в эти списки.

Санкции там или не санкции, а может, хлеб просто не хочет расти в диктатуре, — но по итогам уборочной кампании оказалось, что в большой Беларуси собрали меньше зерновых, чем в маленькой Литве, да и урожайность выглядит катастрофически низкой: 30,5 центнеров с гектара у нас против 48,7 ц/га у северо-западных соседей. Возможно, иностранные комбайны Claas поддержали санкции и решили не молотить зерно на пользу режиму.

Впрочем, Беларусь действительно ввела ответные меры: в конце июня МИД Беларуси заявил, что начинает выход из беларуско-европейских соглашений — в частности, «Восточного партнерства».

Среди прочего запретили «въезд в Беларусь представителям евроструктур и лицам из стран Европейского союза, которые содействовали введению ограничительных мер».

И вот позавчера Лукашенко внес в парламент законопроект, приостанавливающий действие соглашения с ЕС о реадмиссии лиц, пребывающих без разрешения.

Ранее соглашение о реадмиссии преподносилось властями как победа беларуской дипломатии. Оно было одним из оснований для того, чтобы для граждан Беларуси подешевели Шенгенские визы. Переговоры по соглашению об упрощении визового режима между ЕС и Беларусью официально начались в 2014 году; стороны достигли окончательной договоренности с 17 июня 2019 года.

В целом отказ от «Восточного партнерства» и аннулирование соглашения о реадмиссии могут привести к тому, что через границу будут пытаться нелегально пробраться больше людей, а также к удорожанию виз для беларусов. И если про первое мы все хорошо знаем (дня не проходит, чтобы на границе не задержали десяток или пару сотен нелегалов), то второе пока не наступило. Но, судя по шагам Лукашенко, может и наступить.

Вывод: Назло бабушке отморожу уши. А когда уши отвалятся, скажу, что совсем не больно. И вообще без ушей я даже стал сильнее, чем раньше.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду. Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

Обсудите этот текст на Facebook

Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!

Обложка: Gera More