Курс доллара пошел вверх, а банки тем временем начали вводить ограничения на выдачу валюты в банкоматах и отделениях. Что происходит с рублем и нужно ли паниковать больше, чем от коронавируса? Издание «Завтра твоей страны» анализирует ситуацию.

Падение беларуского рубля к американской и европейской валютам продолжается. На торгах в среду, 18 марта, эти валюты серьезно подорожали, обновив в Беларуси исторические максимумы. Доллар вырос на 7,4 копейки (+3,13%) и составил 2,4413 беларуского рубля за доллар, а евро на 5,05 копейки (+1,92%) — до 2,684 беларуского рубля. Курс российского рубля снизился на 3,38 копейки (-1,06%) — до 3,1913 беларуского рубля за 100 российских.

Девальвация в Беларуси началась еще 9 марта, когда доллар вырос с 2,24 рубля до 2,35 рубля, отмечает доктор экономических наук профессор Борис Желиба.

— Это была первая волна обвальной девальвации. Сейчас пошла вторая. Прямой причиной является то, что на бирже спрос на валюту превышает предложение, а здесь главную роль играют внешние факторы: например, нефть стоит уже меньше 30 долларов за баррель. Это повлияло на обвальное падение российского рубля, а поскольку у нас тотальная зависимость от рынка соседней страны, то и беларуский рубль следует за своим российским собратом.

— Что будет дальше?

— Видимо, в ближайшее время рубль частично отыграет, но не более того. Главный тренд идет на девальвацию национальной валюты. Нацбанк пока наблюдает, не вмешивается в торги за счет интервенции из валютных резервов, поскольку их надо беречь. Ведь у нас значительный груз валютных государственных долгов. А обывателям остается ждать и задумываться, не прикупить ли на оставшиеся рубли сотню-другую долларов. Небольшая паника, охватившая население в начале марта, сейчас вкупе с коронавирусом может стать не такой и легкой, и люди могут броситься в обменники.

— Так стоит ли беларусам сегодня покупать евро и доллары?

— По большому счету, у кого есть лишние рубли, стоит. Может быть, дождавшись, когда рубль отыграет пару-тройку копеек. Но те вкладчики, у кого рублевые безотзывные вклады, сейчас не могут ничего сделать — ни конвертировать, ни снять, чтобы купить на них валюту. В то же время банковская статистика показывает, что доля валютных вкладов немного приросла за счет доли рублевых, хотя до начала этого года тенденция была обратная. То есть, дедолларизация у нас сегодня пробуксовывает.

— Как падение беларуского рубля отразится на отечественной экономике в целом?

— Ничего хорошего не будет. Во-первых, у предприятий довольно много валютных кредитов. Нужно их погашать. Но многие из них ничего не экспортируют, чтобы получить валюту за свою продукцию. Значит, они увеличат на бирже спрос на валюту, будут давать банкам заявки на приобретение долларов или евро. Усугубится и дальнейшая долговая ситуация, потому что задолженность беларуских предприятий очень высокая, в том числе и валютная. Все это окажет угнетающее влияние на экономические показатели, особенно в промышленности. А они и так падают с начала года. Может, немного это поможет нашим экспортерам, потому что известна макроэкономическая закономерность — если национальная валюта девальвируется, то это на руку экспорту. Но этот выигрыш на общем фоне будет незаметен.

— Пойдут ли власти на какие-то директивные шаги для поддержания национальной валюты?

— Директивным шагом могла бы быть валютная интервенция — это вмешательство Нацбанка в торги, уравновешивание спроса и предложения за счет расходования валютных резервов. Но пока Нацбанк наблюдает. Я думаю, тут нужна определенная выдержка. Пока ситуация не катастрофичная. У нас бывали всякие времена, вспомнить хотя бы 2011 год, когда за год рубль девальвировался почти в три раза. Пока такого нет.

— Не возникнет ли соблазна у властей включить печатный станок?

— Здесь это не поможет. Если включат печатный рублевый станок, то получат еще большее курсовое падение рубля и инфляцию. А инфляция и так последует за девальвацией, поскольку наши импортеры покупают всё дорожающие доллары и евро.


Тем временем Аналитики Bloomberg считают, что наиболее сильный удар придется на развивающиеся страны с дефицитом внешней торговли и неликвидным финансовым рынком. На фоне распространения коронавируса, валютам развивающихся стран грозит падение до 30%. Это случится в том случае, если акции на рынке в США продолжат движение вниз, как и в период мирового финансового кризиса 2008 года.

Согласно их анализу, доллар может укрепиться на 30% по отношению к российскому рублю и на 23% по отношению к чилийскому песо. При этом китайскому юаню, например, ничего не грозит: американская валюта, вероятно, прибавит всего 1% по отношению к этой валюте, приводит мнение аналитиков «Белорусы и рынок».

Аналитики утверждают, что валюты стран с относительно неликвидными финансовыми рынками наиболее уязвимы для укрепления доллара. Несмотря на то, валюты стран с развивающейся экономикой уже достаточно «обескровлены», им грозит дальнейшая девальвация, считают в Bloomberg.


Текст: Геннадий Косарев, «Завтра твоей страны»; «Белорусы и рынок» / Bloomberg

Обложка: João Silas


Обсудите этот текст на Facebook