Политолог из Солигорска Рыгор Астапеня, основатель Центра новых идей, опубликовал в газете The Washington Post статью «Будет ли Россия пытаться оккупировать Беларусь»? The Village Беларусь публикует перевод четырех основных вещей, которые нужно знать о споре Беларуси и России.

Будет ли Россия пытаться оккупировать Беларусь?

Недавно несколько общественных деятелей, в том числе бывший генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен и обозреватель «Вашингтон пост» Энн Эпплбаум, забили тревогу. Их выводы опровергают идею о том, что Беларусь является ближайшим союзником России.

Откуда взялась эта идея? В течение последних четырех месяцев Кремль предлагал более тесную интеграцию в Союзном государстве. Этот союз был подписан в 1997 году (на самом деле в 1999 года. - прим. The Village Беларусь), но не дал ощутимых результатов. Некоторые российские элиты говорят, что создание полностью функционирующего союза может позволить Владимиру Путину остаться у власти после того, как он исчерпает срок президентских полномочий в 2024 году. Он может просто взять на себя роль председателя Союзного государства.

Но реально ли это? Более пристальный взгляд на факты показывает, что шансы Путина на возглавление Беларуси невелики. Хотя президент Беларуси Александр Лукашенко публично заявляет, будто две страны могут интегрироваться еще сильнее, долгосрочные тенденции показывают, что Беларусь постепенно отдаляется от России.

1. За последние годы Беларусь стала более независимой.

Беларуские власти зависят от союза с Россией. Экономика опирается на российские энергоносители и сниженные цены на нефть и газ, которые позволили Беларуси сэкономить более 100 миллиардов долларов за последние два десятилетия. И Беларусь экспортирует в Россию половину своих товаров.

Но за эти годы Лукашенко, авторитарный правитель Беларуси, выстроил лояльную и эффективную бюрократическую машину, которая преследует свои собственные внешнеполитические интересы, а не следует линии Кремля. Например, в 2008 году Беларусь не поддерживала российскую агрессию в Грузии; а недавно Беларусь оставалась последовательно нейтральной в конфликте России с Украиной.

Даже участие Беларуси в региональных интеграционных проектах России — Союзное государство Беларуси и России, ЕврАзЭС и ОДКБ — скорее риторическое, нежели практическое. Эти проекты мало чего достигают; а их государства-участники стремятся свести к минимуму свои обязательства, используя эти организации, в основном, для публичных выступлений и для того, чтобы оставаться в добрых отношениях с Россией.

2. В течение всех лет правления Путина между Беларусью и Россией все время возникали споры.

В итоге Россия стала недовольна Лукашенко, чувствуя, что тот не лоялен и не хочет поддерживать внешнюю политику России. Это видно и в экономических спорах между Москвой и Минском. Поскольку Россия меняет правила нефтяной торговли («налоговый маневр»), Беларусь могут вынудить покупать российскую нефть по мировой цене. Это стало бы катастрофой для беларуского бюджета: в ближайшие пять лет на это ушло бы примерно 10 миллиардов долларов.

А ведь в последние несколько лет Беларусь и Россия вели «торговые войны» из-за сахара, нефти, молока, калийных удобрений, авиалиний, границ и многих других вопросов. Обычно стороны спорят о цене энергоносителей или о доступе беларуских товаров к российскому рынку. Россия в 2000-х годах даже дважды прекращала поставки газа в Беларусь, поскольку беларуские власти отказывались платить более высокие цены.

Но все же двум странам до сих пор всегда удавалось найти компромисс. Публичный конфликт —один из способов ведения переговоров между Беларусью и Россией; но за два десятилетия Беларусь ни разу не дала понять, что может покинуть сферу влияния Кремля.

3. Беларусь по-прежнему важна для России, но у Кремля все меньше ресурсов для финансирования Лукашенко.

Когда Лукашенко пришел к власти в 1994 году, постоянный поток российских энергоносителей позволил беларуской экономике быстро расти. В некоторые годы энергетические субсидии составляли почти 20 % ВВП Беларуси. Но эта доля снижается: в 2018 году — лишь 8 %.

Отчасти это объясняется тем, что Россия теряет интерес к Беларуси. Например, в Беларуси размещены две российских военных базы, которые потеряли свое критическое значение для России. Военные технологии стали лучше, и Россия запустила в Калининграде новую радиолокационную станцию, которая дублирует функции радара, расположенного в Беларуси. А еще Россия меньше нуждается в Беларуси как транзитном государстве: например, газопровод «Северный поток», запущенный в 2011 году, соединяет Россию напрямую с Германией, обходя Беларусь.

Кремль все менее желает финансировать Беларусь, поскольку и Россия сталкивается со стагнацией, когда цены на энергоносители падают по всему миру. Проводя болезненные внутренние реформы вроде повышения пенсионного возраста, Россия не хочет финансировать своего союзника, подрывая имидж Лукашенко как успешного президента.

4. Обсуждение оккупации Россией Беларуси — это, прежде всего, политический трюк.

Пока нет никаких доказательств того, что Россия может напасть на Беларусь. Так почему же это обсуждается в средствах массовой информации и среди политической элиты?

Потому что эта угроза выгодна для многих игроков, которые используют ее в качестве предлога для достижения своих целей. Беларуские официальные лица используют угрозу российской оккупации в качестве тактики ведения переговоров, чтобы отложить выполнение требований по правам человека, выдвинутых Евросоюзом и США. Прозападные силы используют эту риторику, чтобы подтолкнуть Беларусь к более тесным отношениям с западными странами и избежать оккупации. Политические активисты используют эту угрозу, чтобы побудить правительство снизить влияние России в СМИ. Наконец, российские власти сами используют угрозу для давления на беларуские власти в ходе переговоров по таким вопросам, как поставки нефти.

Если Россия все же когда-либо решит напасть на Беларусь, то не факт, что она обязательно победит. Большинство населения Беларуси поддерживает независимость страны, и цена такого нападения, несомненно, будет высокой. И трудно представить, что Путин мог бы стать президентом Союзного государства с какой-либо реальной властью. Ведь последние 25 лет президентства Лукашенко показали, что он не из тех политиков, которые согласны делиться властью.

С каждым годом Беларусь действует все более независимо. Российские власти могут почувствовать, что им нужно восстановить контроль над Беларусью или потерять еще одного союзника.


Пока у нас отключены комментарии, обсудите текст на FB