Несколько дней назад стало известно, что в Минске собираются переформатировать в новодел один из знаковых памятников советского модернизма — кинотеатр «Москва». Новость об этом взволновала архитекторов и урбанистов — они категорически не согласны с новым архитектурным решением и считают, что, если кинотеатр переделать, проспект Победителей потеряет свое лицо. Более того, так считает и сам Виктор Крамаренко — архитектор, который 40 лет назад проектировал «Москву», а сейчас создал проект его реконструкции. Мы поговорили с ним и другими архитекторами о том, зачем город собрался переделывать культовое здание, почему его нужно сохранить и как это сделать.

Фото: Tim Brown

Кинотеатр «Москва» открыли на Парковой магистрали (старое название проспекта Победителей) в 1980 году, он был первым широкоформатным кинотеатром в стране. Проектированием здания занимался «Белгоспроект», а точнее три архитектора — Виктор Крамаренко, Владимир Щербина и Михаил Виноградов. Изначально кинотеатр строили как фестивальный — отсюда самый большой зал в стране, красная дорожка и парадная лестница. Эта функцию он выполняет и сейчас: в «Москве» проходят многие кинопоказы во время фестиваля «Лiстапад».

В 2014 году кинотеатр уже реконструировали: снесли старые советские кресла и поставили современные, расширили проходы между рядами, сделали подсветку ступенек, а также навели лоск в кассовой зоне. Сейчас его решили реконструировать глобально — увеличить количество залов и изменить внешний вид.

Фото: кинотеатр «Москва» в советское время
Проект реконструкции

Против реконструкции выступают не только архитекторы, но и обычные минчане. На сайте «Удобный город» появилась соответствующая петиция, которая за три дня собрала почти тысячу подписей. Ее автор Федор так объясняет свою позицию:

— Мне кажется, что Минск с архитектурной точки зрения в первую очередь представляет собой ценность как город, в котором видны останки СССР. Конечно, я не призываю сохранять все однотипные панельки. Но индивидуальные проекты, вроде кинотеатра «Москва», — это чуть ли не самое ценное, что есть у нас в городе, ведь современных стеклянных кубов и без Минска достаточно. При этом, я вовсе и не против стеклянных зданий, просто не хотелось бы, чтобы ради них разрушали имеющиеся архитектурные памятники.

Как мы уже сказали, сам Виктор Крамаренко, соавтор проекта реконструкции, тоже хотел бы кинотеатр сохранить — он объяснил, почему это фактически невозможно.

«Архитектурный стиль нужно сохранить. Это моя личная история, это история Минска»

Виктор Крамаренко

Заслуженный архитектор Беларуси, один из авторов проектов кинотеатра «Москва», железнодорожного вокзала, Национальной библиотеки, Государственного музея истории Великой Отечественной войны, а также соавтор проекта реконструкции кинотеатра «Москва».

— За почти 40 лет эксплуатации с кинотеатром «Москва» произошли некоторые конструктивные изменения. Поэтому УКС Центрального района сделал заказ на его реконструкцию. Два института (НИПТИС и «Стройреконструкция») в апреле 2012 года и в апреле 2013 года обследовали здание и вынесли решение, что под большой зрительный зал необходимо установить опоры, чтобы усилить его конструкцию. Когда проводился анализ возможной архитектуры кинотеатра с учетом этих новых конструкций, выяснилось, что его внешний вид придется кардинально изменить. И мы придумали создать фасад, который вы видите на изображениях последнего варианта проекта, чтобы не уродовать внешний вид здания подпорками. Стекло-металлическая рубашка — это и есть опорная часть под большой зал кинотеатра, она его будет держать.

В то же время я могу понять всех тех, кому жалко, что внешний вид кинотеатра меняется. Мне, как одному из его создателей, жалко вдвойне. Я переживаю о том, что его приходится менять. Я считаю, что архитектурный стиль нужно было бы сохранить. Это наша история, это моя личная история, это история Минска. Да и само здание довольно интересное. Уникальная конструкция, уникальная архитектура. Таких кинотеатров нигде в мире больше нет.

Но безопасность важнее и, если сохранить кинотеатр нельзя, то нужно искать тот вариант, который каким-то образом сохранит его вид и вместе с тем обеспечит стопроцентную надежность конструкции.

Задание, которое ставит заказчик, также требует изменения функциональной особенности кинотеатра — там прибавилось еще четыре маленьких зала — это уже веяние современной технологии работы кинотеатров. Для меня это не главное, потому что если бы стояла задача только расширить функциональность, то можно было бы найти и другие [архитектурные — The Village Беларусь] решения. Но обеспечение безопасности для меня, как и для Белгоспроекта и Валерия Куцко (второй архитектор проекта реконструкции кинотеатра — The Village Беларусь), на первом месте.

Если бы соответствующие организации, подведомственные Министерству культуры, придали кинотеатру статус историко-культурной ценности, то это было бы очень здорово, и его внешний вид удалось бы сохранить. Тогда, на мой взгляд, надо было бы полностью переделать конструкции «Москвы». Сделать по-новому, как говорится (смеется). Так во всяком случае говорят специалисты, что тогда надо было бы разобрать балки и стены (они несущие). По сути, демонтировать кинотеатр и построить его по-новому, сохранив архитектурный стиль. И это реально, если, еще раз повторюсь, «Москве» придадут статус историко-культурной ценности. Сейчас это решение еще не поздно принять.

«Такие объекты нельзя менять, потому что Минск запоминается именно по ним»

Владимир Щербина

Один из авторов проекта кинотеатра «Москва»

— Мы с Виноградовым (третий архитектор проекта кинотеатра «Москва» — The Village Беларусь) категорически против сноса, потому что мы являемся родоначальниками всего этого ансамбля. Кинотеатру 40 лет, он получил всенародное признание. Его нужно сохранять не только как крупнейший кинотеатр в Беларуси, но и как памятник архитектуры советского периода. Свое отношение мы с Виноградовым выразили в письме — одно отправили в «Белгоспроект», а второе — в Министерство строительства и архитектуры. Там мы указываем на все порочные решения, которые сейчас предлагает «Белгоспроект» — некоторые специалисты предлагают его реконструировать вплоть до сноса — этого нельзя делать. Мы высказали свои рекомендации, как можно сделать ремонт — слегка изменить внутреннюю планировку, но сохранить архитектуру здания. Никакие опоры там делать не нужно. Мы говорили с главным конструктором и знаем. Любое здание можно усилить без изменения его архитектурного образа.

Кинотеатр «Москва» — важный элемент градостроительного ансамбля, который был заложен еще в 70-е годы. Он, вместе с курдонером и площадью, был первым элементом с организацией глубинных пространств. К сожалению, сейчас этот ансамблю испорчен вот этим страшным зданием [Galleria Minsk — The Village Беларусь]. Это большая градостроительная ошибка. Очень плохое здание — даже не псевдо- а анти-архитектура. Надо оставлять то, что есть.

Уникальность кинотеатра в том, что в нем реализован принцип перетекания пространств. Нависающий объем с организацией площади и с раскрытием интерьера внутреннего пространства на Парковую магистраль, как тогда назывался проспект Победителей. Это уникальная архитектура. Самое большое фойе. Самый красивый зал. Единственная [среди беларуских кинотеатров — The Village Беларусь] парадная лестница и красная дорожка. Я уже не говорю о художественных достоинствах этого проекта. В нем реализован синтез архитектуры и искусства. Заслуженный художник Ващенко создал для кинотеатра монументально-геральдические щиты, символизирующие единение пятнадцати республик. С подсветкой, которая сейчас не работает, это смотрелось особенно красиво. Потом это через подвесной потолок уходит в интерьер и завершается стеклянным витражом. С одной стороны, история Беларуси, с другой стороны, символ Москвы. В советское время этот синтез архитектуры и искусства высоко оценил союз архитекторов СССР, в Москве на конкурсе построенных в 1982 году зрелищных объектов мы завоевали диплом первой степени, были рекомендованы на государственную премию.

Сделать «Москве» стеклянный фасад — это тоже самое, что накрыть стеклянным фасадом Дворец спорта. Такие объекты нельзя менять, потому что Минск запоминается именно по ним — Дворцу спорта, Парковой магистрали, цирку, Дому офицеров, Круглой площади. Они формируют впечатление человека, который к нам приезжает.

Когда-то «Москва» проектировалась как фестивальный двухзальный кинотеатр, хотя, по сути, он тогда был и вовсе трехзальный — в боковых крыльях размещался зал предварительного кинопоказа. Потом их снесли. Но в боковых крыльях и сейчас можно разместить два маленьких зала, чтобы создать мультиплекс. А театр-студию из этого здания перенести. Это предложение мы и изложили в своем письме.

«Кинотеатр „Москва“ я всегда показываю иностранцам. Но сохранить его важно и для нас самих»

Дмитрий Задорин

Архитектор, автор книги Architectural Guide Minsk


— Кинотеатр «Москва» я всегда показываю иностранцам. Там очень красивое фойе. Анодированный потолок, соединяющий внутреннее пространство с проспектом. Витраж «Москва», особенно с подсветкой, — просто потрясающий. Хоть и оформлено сейчас все это очень по-нашему — с отвратительно пошлой мебелью и сладкой ватой — тем не менее иностранцы в восторге.

Я убежден, что мы не должны делать перед Западом вид, будто у нас есть старый город, пытаться восстановить объекты 17-19 века. Нам нужно понять то, в чем мы уникальны. А из уникального у нас — наследие советского модернизма, которое нам, едва ли единственным в мире, удалось сохранить в силу медленного вовлечения в капиталистический мир. Именно эту архитектуру я показываю иностранцам, и именно это им нравится. Я думаю, что это вопрос времени, когда интерес к архитектуре модернизма из элитарного увлечения станет массовым. Если мы это, конечно, сможем сохранить и показать, что мы тоже едва ли не лишились этих зданий, посчитав их ненужными, но оказались достаточно умны, чтобы этому процессу противостать.

«Москва» — один из самых важных объектов позднего модернизма. А поздний модернизм в СССР — это уникальное в общемировом масштабе явление. Если в 60-е годы в Минске старались строить здания, похожие на западные, тоже модернистские, то с начала 70-х годов у нас начали строить здания, непохожие ни на что в мире. Дело в том, что в то время Запад переключился на постмодерн, а у нас этот стиль не мог быть разрешен по идеологическим причинам, и поэтому советские архитекторы продолжали экспериментировать в рамках того же модернизма, уходя все дальше в формализм, изучение пластики форм. Здание кинотеатра «Москва» как раз и появилось в эту эпоху.

Но сохранить «Москву» важно не только для иностранцев, но и для нас самих. Та Беларусь, которую мы знаем, в которой мы живем, она и была сформирована в ту эпоху. Она отражает нашу ментальность.

С другой стороны, я понимаю почему «Москву» хотят реконструировать. Крупный однозальный кинотеатр не отвечает требованиям современности — небольшие залы на 150-200 человек более рентабельны. Но реконструкция реконструкции рознь. И этот новодел, который хотят построить, плох, прежде всего, потому, что нынешний кинотеатр «Москва» — один из важных (и немногих сохранившихся) элементов паркового ансамбля на проспекте Победителей. Разрушив его, мы окончательно уничтожим лицо этого проспекта.

На мой взгляд, есть несколько объяснений тому, что проект реконструкции кинотеатра выглядит так, как он выглядит.

Первое — геронтократия в беларуской архитектуре. Не только в Беларуси, но и во всем мире, архитекторы начинают много строить уже в достаточно зрелом возрасте, когда их идеи устарели, а сами они начали выживать из ума. Поэтому в мире очень много плохой архитектуры (смеется).

Еще одна причина, связанная с первой — отсутствие талантливых молодых людей в проектных институтах. После университета в большие проектные институты попадает всякий шлак, талантливые ребята идут работать в частные архитектурные бюро, лучшие пытаются уехать — потому что в институтах низкая зарплата и нет живой конкуренции.

В-третьих, зрелые архитекторы, которые сидят в проектных институтах, просто не способны создавать современные решения. В советские времена они работали в рамках определенного стиля, потому что так было нужно. И в начале 90-х годов, после распада Советского Союза они не знали, в каком стиле им нужно проектировать теперь. И до сих пор не знают. Отношение к форме у них осталось то же самое, что и во времена СССР, они пытаются подстроиться под новые тенденции, но выглядит это все очень кондово. По проекту реконструкции кинотеатра видно, что смотрели «как у них», изучали, но понятно, что так сделать не смогут даже наши сильные архитекторы. Тут ничего не поделаешь — это такое поколение, так они видят форму. Виновата система, которая не может постановить, чтобы эти люди ничего больше не делали, или делали, но что-то маленькое. С каждым годом беларуская архитектура вроде внешне и становится больше похожа на западную, но не по духу. В бестактном отношении к наследию модернизма испачкались даже очень сильные наши архитекторы. Я сейчас говорю, скорее, о Воробьеве и здании ВДНХ. У Крамаренко все же больше прав — он сам автор проекта, который сейчас меняет.

Фото: Bauzeitgeist

«Если мы его потерям — Минск потеряет лицо в глазах международной архитектурной общественности и туристический потенциал»

Георгий Заборский

Архитектор, урбанист

— Сильная сторона Минска — это сочетание трех исторических слоев: островков дореволюционного города, от барокко до кирпичной застройки начала прошлого века; «сталинского» ампира или ар-деко 1950-х; международного модернизма 1960-1980-х. Третий слой — самый интересный, ценный и недооцененный одновременно. Именно он сегодня находится под угрозой уничтожения. Если мы его потерям — Минск потеряет лицо в глазах международной архитектурной общественности и туристический потенциал.

Сегодня во всем мире идет поворот к модернизму. Модернистская архитектура, в том числе стран соцлагеря, восстанавливается, реставрируется и модифицируется. Этот поворот не случаен: чем хуже политическая ситуация — тем сильнее разочарование в ценностях капитала и фальшивой исключительности, правивших миром архитектуры с 1980-х по 2010-е, тем сильнее запрос на возвращение к международным ценностям, заложенным в 1960-е. И тут обнаруживается, что Минск — это бесценная, уникально (пока что) сохранившаяся энциклопедия этой эпохи, убедительный рассказ о ее недостатках, преступлениях перед прошлым (возьмите хотя бы Немигу) и о ее потенциале. Уникальная конфигурация истории — две пересекающиеся оси, сталинская (проспект Независимости) и модернистская (проспект Победителей), а в секторах между ними — фрагменты дореволюционного города. На этом следует строить уникальный туристический бренд.

В этом плане кинотеатр «Москва» — один из уникальных объектов, который нельзя потерять. Если его реконструируют по проекту, который мы видели, новое здание разрушит весь модернистский комплекс проспекта Победителей, в этом контексте оно абсолютно неуместно, случайно, вторично. Я понимаю, что авторы проекта вдохновились фасадами гениальной Сиэттлской библиотеки. Но в отличие от минской копии американский оригинал совершенно обоснован и уместен (ромбы стеклянного фасада в Сиэттле — результат специального антисейсмического расчета).

И сейчас обязанность минской общественности — помочь авторам работать с той же точностью, талантом и скромностью, что и во времена модернизма, не уронить, а приподнять уровень собственного творчества. Реконструкция с созданием новых залов вполне может быть произведена без разрушения существующей гармонии всей застройки проспекта.


Текст: Ирина Горбач

Обложка: Евгений Ерчак


Обсудите этот текст на Facebook