Монументальное искусство мозаики в Минске пережило свой бурный рост в шестидесятых-восьмидесятых, но потом окончательно сошло на нет. The Village Беларусь отыскал на столичных улицах известные и малозаметные мозаики и выяснил у искусствоведа Татьяны Бембель, для чего мозаичисты выкладывали маленькими камушками огромные фигуры.

Текст:

Александр Лычавко

Фото:

Евгений Ерчак

Мозаика: «Ленин»

Авторы: неизвестны

Адрес: Улица Старовиленская, 131, фабрика «Алеся»

Возможно, самая старая мозаика, которая сохранилась в Минске, — это изображение Ленина на проходной фабрики «Алеся». Артель «Светлый путь», сменив название на «Прогресс», переехала на площадку в районе Старовиленской в конце пятидесятых. А основные корпуса, дожившие до наших дней, построили в начале шестидесятых. Быть может, мозаичный портрет вождя выложили тогда же, при постройке корпусов. Но могли сделать и позже — к юбилею самого Ленина, Революции, БССР или СССР в конце шестидесятых или даже начале-конце семидесятых.

Мозаика: Малыш с голым задом на стене детсада

Авторы: неизвестны

Адрес: Улица Нововиленская, 21/3, ясли-сад № 129

Неясна дата создания и мозаики с голозадым малышом, который спешит навстречу солнцу. Сейчас в здании размещается ясли-сад № 129, который ведет свою родословную с 1962 года, от яслей № 27. Но тот садик размещался на Захарова, а когда построили этот, типичный для семидесятых, выяснить не удалось. Мозаика на зданиях детских садов, в целом, не редкость. Но здесь мы видим сложное произведение, в котором плиточки выложены под разным углом. А на детсадах №№ 315, 335, 345 в Серебрянке можно увидеть примитивные мозаики, похожие на картины в стиле пиксель-арт.

Мозаика: «Счастливое детство»

Авторы: Евгений Зайцев, Иван Тихонов

Адрес: Улица Энгельса, 20, кинотеатр «Пионер»

1965

В феврале 1966 года на улице Энгельса открылся кинотеатр «Пионер», возведенный по проекту Георгия Заборского и Леонида Левина. В фойе кинотеатра по всю длину стены под потолком художники Евгений Зайцев и Иван Тихонов выложили мозаику «Счастливое детство». Дети разных народов в окружении птиц и зверей радуются мирной жизни.

Мозаика: Аисты

Авторы: Владимир Стельмашонок, Гавриил Ващенко

Адрес: Улица Маяковского, 129, ДК Камвольного комбината

1965

В то же время строился дворец культуры Камвольного комбината, и в танцевальном зале Владимир Стельмашенок и Гавриил Ващенко выложили мозаику с аистами. В 2012 году ДК закрыли на реконструкцию. В ходе ремонтных работ первоклассные беларуские строители, утратившие навыки работы с монументальным искусством, сбили с фасада огромное художественное сграффито, обшили стены шубой и заштукатурили. Мозаика с аистами тоже осталась только на фотографиях.

На здании школы № 131 по улице Уборевича, 74 раньше тоже была мозаика (1974). Но под воздействием плохой погоды и плохих школьников, а также при полном попустительстве городских властей от мозаики ничего не осталось — на торцевой стене спортзала угадываются лишь отдельные очертания людей и непонятных полос.

Мозаика: «Партизаны»

Авторы: Май Данциг, Борис Непомнящий

Адрес: Улица Толбухина, 18, кинотеатр «Дом кино»

1967

В 1967 году на улице Толбухина достроили кинотеатр «Партизан» (ныне «Дом кино») по индивидуальному проекту архитектора Юрия Шпита. Он был построен в комплексе с первыми в стране 9–этажными панельками. На втором этаже кинотеатра, у входов в зрительный зал, художники Май Данциг и Борис Непомнящий выкладывают мозаику «Партизаны», — как и в кинотеатре «Пионер», она тянется во всю стену.

Мозаика: Спортсмены

Авторы: неизвестны

Адрес: Улица Максима Богдановича, 76, школа № 28

1968

Среднюю школу № 28 по улице Максима Богдановича открыли в 1968 году. На глухих торцах разместили мозаику, изображающую парней и девушек со спортивным инвентарем. Нижняя часть мозаики изрядно пострадала, но о планах реставрации ничего не говорят.

Мозаика: Космос

Авторы: неизвестны

Адрес: Улица Славинского, 15

1968

В том же году в микрорайоне Восток заселяют дома в квартале пятиэтажек вдоль улицы Славинского. Три из них украсили небольшие мозаики на тему героического освоения космоса: автоматическая межпланетная станция «Луна–13», космонавт и звезды.

Мозаика: Космонавты

Авторы: неизвестны

Адрес: Улица Максима Богдановича, 84, гимназия № 15

1973

Пять лет спустя на улице Максима Горького открыли школу, которая сейчас известна как гимназия № 15. На ее торце — мозаика с людьми, которые, по-видимому, обозначают космонавтов, устремленных в светлое будущее. А во дворе соседней гимназии — памятник-самолет летчику Борису Окрестину.

Мозаика: Водный мир

Авторы: неизвестны

Адрес: Улица Лизы Чайкиной, 12, Детско-юношеская спортивная школа по плаванию  «Янтарь».

1973

В 1973 году при Минском автозаводе открылся открылся бассейн «Янтарь» (по другим данным — «Янтарный»). Одну из его стен украсили мозаикой на тему водного и подводного мира: крабы, черепахи, кальмары. Мозаика сохранилась до наших дней.

Снимок из фотоальбома «Минск», 1987 год

Мозаика: «Беларусь Партизанская»

Автор: Александр Кищенко

Адрес: Партизанский проспект, 81, ресторан гостиницы «Турист»

1973

В том же 1973 году завершили строительство гостиницы «Турист» — самого высокого на тот момент здания в городе. Западный торец ресторана при гостинице украсили мозаикой «Беларусь партизанская» Александра Кищенко. К концу «нулевых» смальта начала осыпаться, и от мозаики осталась хорошо если четверть. Но городские власти взялись за реставрацию, и осенью 2015–го восстановленная мозаика снова показала свои огромные суровые лица партизан.

Мозаика: Мир вокруг нас

Авторы: неизвестны

Адрес: Улица Веры Хоружей, 15

1975

Двумя годами позже на улице Веры Хоружей достроили обычный жилой дом, подъезды которого решили украсить двуцветными мозаиками. Птицы, растения, морские обитатели, достижения культуры, науки и техники, — на шести подъездах получилась почти картинная галерея.

Мозаика: «Октябрь»

Автор: Александр Кищенко

Адрес: Улица Сухая, 2

1975

В том же 1975–м на фасаде здания проектного института пищевой промышленности Александр Кищенко завершает свое мозаичное панно «Октябрь». Автор изобразил революционные события как будто сверху. Красные оттенки и суровые лица — Кищенко узнается сразу. Но не стоит обманываться: в похожем стиле выложена мозаика «Земля» на корпусах Брестского электромеханического завода, но там поработали Владимир Кривоблоцкий и Юрий Богушевич.

Мозаика: «Город культуры», «Город-строитель», «Город науки», «Город-воин»

Автор: Александр Кищенко

Адрес: Проспект Независимости, 131/1, 143/1, 155/1; улица Калиновского, 82/2

1977–1978

В следующие два года Александр Кищенко завершает работу над четырьмя огромными мозаичными панно в микрорайоне Восток. Он создает четыре работы, каждая из которых заняла глухую стену высотой в 16 этажей: «Город культуры», «Город-строитель», «Город науки», «Город-воин». В начале двухтысячных мозаики немного реставрировали, но в прошлом году от одного из панно начали отваливаться куски смальты.

Мозаика на кинотеатре «Салют»

Автор: Юрий Богушевич

Адрес: Проспект Рокоссовского, 150а, кинотеатр «Салют»

1978

В 1978 году в Серебрянке открывают кинотеатр «Салют». Его фасад украшает абстрактная мозаика, автором которой стал уже упомянутый выше Юрий Богушевич. В 2009 году рядом с кинотеатром построили высотный жилой дом, который умудрились сдать в эксплуатацию со множеством недоделок. Единственный плюс: фасад раскрашен в тон мозаике Богушевича.

Еще одна абстрактная мозаика, но гораздо более скромная, появилась в 1979 году над входом в техникум легкой промышленности по улице Матусевича, 26. А над входом на станцию метро «Октябрьская» (проспект Независимости, 23) в 1977–1984 годах московские специалисты выложили мозаику во флорентийской технике на тему революционных событий октября 1917–го. В 1995 году открыли станцию метро «Молодежная» — и на торцевой стене внутри вестибюл, над платформой, тоже выложили мозаику.

Мозаика: Бегуны

Авторы: неизвестны

Адрес: Улица Филимонова, 55/1, Республиканское государственное училище олимпийского резерва, мозаика со спортсменами

1987

Пожалуй, последняя монументальная мозаика, которая появилась в Минске, — это панно с бегунами, выложенное на фасаде Республиканского государственного училища олимпийского резерва. Эти участники эстафеты в модных кроссовках — самые молодые в столицы мозаичные персонажи, но и они местами успели осыпаться.

Уже тридцать лет монументальные мозаики в Минске не создают. Каким целям служит мозаика и почему все вдруг резко отвернулись от такого вида искусства, The Village Беларусь рассказала Татьяна Бембель, искусствовед, председатель Белорусского комитета Международного совета музеев ICOM.

«Уничтожение мозаики — это варварство»


Татьяна Бембель

искусствовед, председатель Белорусского комитета Международного совета музеев ICOM.

— Безусловно, воздействие мозаики на человека колоссальное. Когда еще в древние времена первые монументальные формы только появились, они поражали людей. Сейчас воздействие масштаба уже не такое острое, потому что реклама сделала его привычным. Но в Советском Союзе почти не было рекламы «на всю стену» и гигантских биллбордов. Был только агитпроп, и монументальное искусство было его рупором, оказывая очень сильное воздействие на сознание и подсознание через масштаб. Девушка с шестиметровым лицом и двухметровой улыбкой может и присниться потом, — это простейшая технология для зомбирования. Этот принцип очень старый — древнеегипетские боги, скульптуры фараонов на фасадах гробниц говорили зрителю: мы и есть самое главное, потому что мы самые большие. А потом богов заменили Ленин, Маркс, Сталин, — они, как Большой Брат у Оруэлла, смотрели на нас со всех стен, воздействуя по тому же принципу.

А когда к нам пришел капитализм, пришли новые «боги»: Ленина и Маркса заменили торговые бренды, — те, кто сейчас занимают место в нашем сознании, чтобы мы, масса, шли правильным путем. Раньше монументальное искусство говорило нам идти трудиться во имя светлого будущего, мечтать о космосе, восхищаться сверхчеловеком-строителем коммунизма, а сейчас гигантские изображения говорят нам: «Идите и покупайте».

Мозаики советского времени — памятники той поры, когда государство декларировало построение самого гуманного общества как свою цель, привлекая лучших художников. И, помимо социозомбирующей функции, у большинства мозаик есть отличное художественное качество. Тот же Александр Кищенко и другие беларуские монументалисты были воспитаны на лучших образцах: если говорить о мозаике, то это византийская традиция. И у мозаик на домах у метро «Восток» есть легко читаемые параллели с религиозным искусством. И, хотя сама тема там не религиозная, но образы матери с ребенком, образы новой жизни, даже образ космонавта — под ними есть хорошая сакральная подкладка, и если кто захочет, тот ее «прочитает».

Или вот взять «терминаторов» на Фрунзенской — панно «Октябрь». При всем при том, что они несколько устрашающие, — они выступают в роли супергероев, они словно летят над землей – как Бэтмен, Человек-паук и прочие герои комиксов. Это воспевание сверхчеловека, и можно спорить с Ницше, но никуда не денешься: это универсальный привлекательный образ, он на все времена.

Ленин на фабрике «Алеся» — это уже не смальта, это битая плитка. Таких мозаик по Советскому Союзу очень много; в окрестностях Минска, в чебуречной Смиловичей, есть прекрасный образец. Но сейчас такого Ленина никто не положит. Это технологически очень сложно: надо замазать стену штукатуркой и, пока она не засохла, быстро положить кусочки мозаики. Целая бригада должна очень быстро работать, и сейчас у нас таких бригад нет.

Теперь этим никто не парится: смальту дробить, миллион оттенков подбирать, — это же все очень дорого, это ручная работа на лесах. Мозаичистов готовили десять лет, но сейчас это все ушло, на наших глазах остановилось это мегаремесло. Ради этого, из уважения к этому гигантскому человеческому труду надо мозаики сохранять.


Все искусство мозаики у нас прекратилось потому, что госзаказа нет. В идеологических целях, может, и можно было бы использовать мозаику, но непонятно, чьи образы сейчас использовать. С Лениным все ясно, а сейчас-то кого изображать?

Наше общество все еще живет по инерции: кто-то сверху должен указать. Давайте мы сейчас, например, будем педалировать тему космоса, или спорта, или аграриев. Но команды такой нет, потому что нет единой системы. Советская идеология, конечно, была чудовищной машиной, но она была идеально построена, в том числе финансово. Говорили: сейчас у нас экономика нацелена на освоение космоса — значит, вам надо за три года создать по всему Союзу столько-то пропагандистских точек, включая мозаики. А сейчас такой генеральной линии, того самого плана монументальной пропаганды, нет.

Безусловно, остаточные явления еще есть. Еще не все мастера умерли, что приятно. Не умерли студенты-ученики Кищенко, которые помогали ему делать мозаики. Школа-то не сразу останавливает свою работу. Остались люди. Отчасти они ушли в частный сектор. Но чаще для пышности, для богатства заказывают витражи. Это дорогая, эффектная вещь, как и мозаика.

Ресурс по специалистам у нас еще очень сильный, они вам забомбят, что захотите. Но технологической и материальной базы нет. Где смальту взять? Ее же надо варить, или ввозить, — а это очень дорого. Или цветную плитку. Вся эта база с распадом Союза разрушилась. Тогда можно было на большие произведения заказывать оптом смальту в Ленинграде, получалось недорого. А сейчас для небольшой мозаички сделать заказ на смальту — выйдет дико дорого. И в этом тоже причина упадка нашей культуры производства мозаики.

Уничтожение мозаики — это варварство. И все эти оправдания, что она осыпается, что плохо сделана, — это касается любых объектов советской культуры. Но в Барановичах, например, в Покровском соборе сохранилась даже дореволюционная мозаика по эскизам Васнецова. Надо беречь, надо сохранять, выделять деньги на реставрацию, причем сохранять все в контексте. Если рядом с мозаикой — фонарь или скамейка старые, их тоже надо отреставрировать. Должен быть комплексный подход.