«Я понял (-а), что не вывожу», — такой мрачный инсайт за последние месяцы накрывал большинсто беларусов. Массовых маршей больше нет, хороших новостей тоже, остатки ощущения безопасности давно покинули чат. На этом фоне сохранять оптимизм, даже на уровне реального рейтинга Лукашенко, становится все сложнее. Многие беларусы сейчас чувствует себя бессильными и неспособными на что-то повлиять. Мы, конечно, не Максим Кац, но тоже решили побыть в роли национального психотерапевта и подготовили реально действенный гайд для приунывших беларусов. А еще собрали личные истории людей, которым удалось себя вытащить из уныния.

Психологи настаивают: чтобы улучшить свое самочувствие в моменты потрясений и неприятных ситуаций, на которые прямым образом невозможно повлиять, нужно сфокусировать свое внимание и усилия на том, что дейстительно в ваших силах. И переключиться с мыслей и переживаний на активные действия.

«Пережив насилие и бессилие, важно осознать, что каждый человек важен и дело каждого важно. Кто-то клеит листовки, кто-то ходит на дворовые марши, кто-то волонтерит, помогая пожилым людям или бездомным животным — эти дела кажутся маленькими, но ведут вперед», — считает психолог, которая работает с беларусами, пережившими насилие силовиков.

Вот несколько идей, чем беларусы могут заняться прямо сейчас, чтобы помочь себе и приблизить перемены.

Что сейчас можно сделать для перемен

Пишите письма.

Если вы думаете о письмах политзаключенным как о своем моральном долге, то, вероятно, до сих пор не начали их писать. Каждый день кто-то в телеграм-каналах и соцсетях твердит: ну же, пиши письма, они сидят за нашу свободу, а ты нет, так сделай же хоть что-нибудь! И ты вроде и чувствуешь себя засранцем (-кой), но решаешь начать с понедельника, который еще пока не наступил.

Штука в том, что у писем политзекам есть какая-то невероятная магия. Сразу после первого письма вдруг понимаешь, что никакой это не моральный долг, а психотерапевтическое занятие, которое обогащает в первую очередь тебя самого. Мы уже рассказывали про Настю, которая написала несколько сотен (если уже не тысяч) писем. Вот что она говорит:

«После того как я начала писать письма, у меня появилось больше энергии и оптимизма. Теперь я меньше расстраиваюсь. Когда что-то делаешь, а не просто плачешь и грустишь из-за происходящего, появляется ощущение, что ты вносишь свой вклад в перемены и это приободряет. Даже если из пяти твоих писем до адресата дойдет только одно».

И это не мотивационный спич или пропагандистское клише «аля-Азаренок», а факт, установленный опытным путем тысячами беларусов, которые уже пишут. Как говорится, it works.

Есть три сайта, которые делают процесс переписки с политзеками проще и интереснее.

politzek.me — сайт, на котором у каждого политзека есть красивая аватарка и счетчик с количеством отсиженных дней и друзей. С любым из них можно не только вступить в эпистолярные отношения, но и «чифирнуть» в его честь, рассказать о политзеке историю, которую увидят все, или надеть в его поддержку черную майку.

«Письма в клеточку» — палочка-выручалочка для тех, кто хочет отправить письмо не из Беларуси или сделать это анонимно. Вы пишите письмо онлайн, а создатели проекта его распечатывают, отправляют по нужному адресу, а когда придет ответ — сканируют и отправляют автору на email.

dissidentby — сайт комплексной помощи политическим, на который с недавних пор можно попасть только с VPN. У него есть несколько фишек. Первая — фильтры. Например, всех политзеков можно отсортировать по количеству писем, которые им отправили и увидеть тех, у кого меньше всего. С помощью другого фильтра можно увидеть людей, которые на сайте появились относительно недавно, а значит о них почти никто не знал и у них дефицит поддержки.

Помимо всего прочего, переписка с политзаключенными — своего рода нетворкинг. Возможно, в обычной жизни вы бы никогда не стали писать в Facebook без дела Виктору Бабарико, Маше Колесниковой или даже Павлу Северинцу, а теперь у вас есть возможность с ними о чем угодно поболтать с перспективой перевести эту дружбу в оффлайн.

Расширить социальные связи еще можно и благодаря общению с теми, кто тоже пишет. Это можно сделать в Facebook-группе «Письма солидарности» или с помощью тэга #лiстынадзеi в Instagram.

А можно это делать анонимно?

Если по каким-то причина вы хотите вести анонимную или частично анонимную переписку, то можно воспользоваться сайтом «Письма в клеточку», как мы писали выше или завести на почте абонентский ящик. В последнем случае у сотрудников почты будут паспортные данные, в том числе адрес прописки, но на конверте не придется указывать адрес проживания. Стоит такая услуга около 1,5 рубля в месяц.

отпраляйте посылки.

Пока человек находится под следствием, он имеет право получать посылки и от родных, и от незнакомых людей. Размер ограничивается только вашими возможностями, но волонтеры продвигают принцип лучше меньше, но большему числу людей. Если вы не знаете, что именно сейчас нужно конкретному человеку, упакуйте универсальный набор: орехи и сухофрукты (кроме изюма и чернослива), твердый сыр и сыровяленая колбаса, шоколад, листовой чай и молотый кофе, конверты, тетрадь, прозрачные ручки и цветные карандаши. Все должно быть упаковано в прозрачные пакеты. Письма и открытки в посылку лучше не класть, а отправить отдельно. Книги отправлять в посылках нельзя.

Оправить посылку можно в любом отделении Белпочты, там же можно купить саму коробку или пакет, только не забудьте паспорт. На посылке указывается адрес в стандартном формате, например: ФИО получателя, СИЗО-1, ул. Володарского 2, Минск, 220030. По опыту, посылки из Минска в СИЗО Минска идут около 3 дней, в областные города — около 5. Отслеживать отправление можно по штрихкоду на сайте Белпочты.

Пополняйте счет политзеков.

Заключенным в тюрьму можно отправлять не только письма и посылки, но и делать денежные переводы на тюремный шопинг. Деньги поступают на специальный счет заключенного, на них он может отовариться в местном магазине — купить продукты, письменные принадлежности, конверты — и заказать книги. Цены там выше, чем на свободе. По рассказам мамы одного из осужденных по антинаркотической статье, ветчина, которая в магазине стоила 8-15 рублей, в колонии продавалась за 30 рублей. Чтобы помочь политзаключенному купить книги, отправьте ему распечатку со списком книг из «Белкниги» или OZ.by и данными ближайшего магазина.

Сделать денежный перевод можно двумя способами: на почте и через интернет-банкинг. Почтовые переводы узникам можно сделать в любом почтовом отделении, но там берут комиссию 3% от суммы (не менее 1 руб. с каждого перевода). Денежные переводы узникам через интернет-банкинг можно присылать во все колонии и СИЗО, кроме СИЗО-1 на Володарского. В СИЗО-1 переводы присылаются только с почты.

Здесь «Радио Свобода» собрало реквизиты СИЗО, тюрем и колоний.

помогайте семьям политических.

Даже если вы страшно устали от плохих новостей, не отписывайтесь от них полностью, а попробуйте их читать через фильтр «чем я могу помочь». В Беларуси каждый день кого-то задерживают или увольняют за позицию. Не у всех есть финансовая подушка на случай таких перемен. Вы можете помогать семьям задержанных финансово или продуктами, помочь найти новую работу уволенным, если у вас сильный социальный капитал.

На сайте проекта dissidentby есть вкладка «Помощь семьям политзаключенных», там вместе с краткой историей политзаключенного указаны данные карты для денежного перевода его семье — создатели проекта проверяют достоверность данных, прежде чем их публиковать.

 ходите на суды.

Политзаключенные скорее надеются, че точно знают, что о них не забыли и что  здесь ничего не закончилось. Сходить на суд - один из способов им это показать. Причем совершенно неважно знает вас этот человек визуально или нет. Поддержка от незнакомцев иногда бывает даже более приятная, потому что менее ожидаемая. Но на всякий случай, чтобы человек, к которому вы пришли случайно не заподозрил, что вы корреспондент СТВ, лучше покажите ему какой-то узнаваемый дружественный знак или просто улыбнитесь, совершив несанкционированное снятие маски.

Расписание судов постоянно публикуется на сайте dissidentby.com.

Кроме помощи политзаключенным, можно приближать перемены и другими действенными и совершенно законными способами:

  • донатить независимым медиа,
  • помогать работникам ЖКХ быть занятыми действительно нужными делами — не упускайте возможность отправить заявку в 115.бел,
  • помогать госслужащим стать эффективнее (или хотя бы более занятыми) с помощью обращений и жалоб — в этом вам поможет skarga.help
  • подвозить освободившихся после «суток» с Окрестина, из Жодина и других малоприятных мест (связь — через волонтеров @spiski_okrestina),
  • покупать услуги, вещи и продукты у своих.

«Я так долго могу, и вы тоже сможете. Просто станьте спящим агентом»

— У меня есть предложение для тех, кто сейчас дико изнывает и изводит себя от бессилия что-то быстро и кардинально изменить.

Внутри процесса далеко не всегда виден его прогресс, есть плато и все такое.

Я знаю, как пепел Клааса стучит в наши сердца.

Так вот, к делу.

У спецслужб всего мира что такой формат работы — «спящие агенты».

Это люди по всему миру, в точках, потенциально интересных для проведения операций и акций. Люди, не имеющие специальной подготовки, не владеющие ничем особым, живущие обычной жизнью и никак не выделяющиеся.

Но каждый из них знает и готов, что однажды ему назовут пароль и попросят сделать элементарное действие, не задавая вопросов. Отвезти пакет из одного места в другое. Впустить переночевать или хотя бы просто понаблюдать человека, которого они никогда не видели и больше не увидят. Накормить. Отдать посылку, которая лежала у них годами.

А может, это никогда не произойдет.

Так вот, станьте такими агентами.

Готовьтесь. Придумайте сами, спланируйте и законсервируйте активность.

Кровать для пострадавшего.

Продуктовый набор, позволяющий прожить семье из 3 чел неделю. Простой, но готовый и собранный. У меня такой всегда стоит в коридоре.

Аптечка для экстренных случаев.

Запас денег, который вы сможете просто передать в руки человеку, которому они нужны. Любую сумму.

Список того, чему вы можете обучить в своей профессии неофита на волонтёрских началах, чтобы он смог зарабатывать хоть что-то.

Список подсобных работ, дома или на даче, за которые вы готовы заплатить человеку, которому нужно перекантоваться.

Запасной заряженный телефон. Простой, но рабочий.

Заряженный пауэрбанк.

Господи, я так долго могу, и вы тоже сможете.

Просто станьте спящим агентом.

Вы нужны, вы важны, и это обязательно понадобится.

Сосредоточьтесь на накоплении и создании ресурса.

И вы будете чувствовать, что вложили свою энергию в общее движение.

Люблю вас, земляки, вместе победим.


«Я поняла, что не вывожу»

Вероника Гришкова, экс-журналист СТВ

— «Гришкова, как ты держишься?»

Я сейчас коротко и тезисно. Август. Сложные отношения с родителями — моими и мужа. Я замагарка, сектантка, говно нации, сумасшедшая, куда лезу, тебя посадят, ещё не посадили? Каждый день кто-либо спрашивал, не боюсь ли я и не собираюсь ли уехать. Каждый день мне писали, что уже пора. Бывшие коллеги по секрету говорили, что меня нельзя лайкать и комментить, бывшие знакомые по секрету рассказывали, что я в списках, бывшие родственники, что в списках на вывоз из страны. Фото со мной и моими данными гуляют по всем чатам «за беларусь» с подписью «провокатор». Мне звонят с угрозами, пишут с угрозами… Бывшие друзья пишут, что никогда не простят мне предательства и переобувания… В семье хаос, ибо есть и «сопы» и другие способы давления. Странные машины тусят у нас во дворе, выходя, смотришь с балкона, из окон, «в глазок». Муж вроде поддерживает, но просит остановиться или хотя бы подумать о семье и детях. Были и худшие предложения в моей жизни.

С другой стороны люди. Море избитых, покалеченных, раненных не только физически, но и душевно. Сборы, помощь, волонтёрство, информация, много информации. Она нужна не только в РБ, но и как можно дальше. Тут тоже нужна помощь. И об этом нельзя молчать, нельзя допустить, чтобы нас закрыли в котле и сварили, о нас должны знать, помнить, говорить. Мы обязаны. И этот голос плачущей матери у Окрестина в голове, и стоны из-за стен, и взгляд Тарайковского на расползающееся по груди пятно. В какой-то момент стало настолько тяжело выносить, что я просто сломалась. Я поняла, что не вывожу. Что я не смогу помочь, если не буду иметь сил на это самое помочь.

Тогда и родился план.

Я помогаю конкретно. Точечно. Выбираю свою полянку и окучиваю, как могу, насколько могу, сколько могу. День за днём. Шаг за шагом. Я марафонец, я игрок больших и длительных проектов. Мне нужно время и возможность развернуться. В три моих фильма и возможность их реализации верила только я. Спала на работе, но вставала и делала. Это то, что я люблю.

Если нет сил, значит их нет. Нужен отдых и восстановиться. Семья, природа, тишина. Любой способ.

Психолог. Он нужен всем беларусам. Даже тем, кто думает, что ему не нужен. Мы все травмированы. Хотя бы информационно. Из этого выгребать и выгребать.

Спорт. Однажды я поняла, что не убегу. Точнее, я бы и не хотела убегать. Но не всегда ноги согласны с головой. В один из таких дней противоречий я решила, что спорт будет. Стало больше энергии, сил, выносливости, осмысленности и дисциплины. Рекомендую. Ну и гонять никто не отменял. Видоизменил.

Новости. Их стало значительно меньше. Шум я исключила вовсе. Отфильтровала каналы, чтобы инфа не дублировалась и я узнавала только один раз важное и актуальное.

Брать и делать. Нет других рук, кроме наших, нет других людей, кроме нас. Каждый делает, что может. Нет никого, кто придет и доделает за нас. Можно прокрастинировать еще пару лет. Но вы знаете не хуже моего, что однажды придется встать и делать. Работаем, не останавливаемся.

Любовь. Много любви. Чем больше, тем лучше. Часто слышу, что сейчас нереально создавать семьи и любить. А мне кажется, что сейчас так очевидно, что надо ловить каждую секунду с любимыми, потому что завтра может не быть.

Живу одним днем. Планы строю с расчетом, что все может быть переиграно. Гибкость и лояльность — то, за что сейчас держится психика. Так тоже можно — любимая фраза. Перестраиваемся дружно. Стабильность до добра не довела.

Строим планы. Звучит алогично, но меня очень вдохновляет мысль о том, что в стране может быть свободно, весело и душевно. Так и держусь.


Текст: Ирина Горбач

Обложка: Andrew Keymaster


Обсудите этот текст на Facebook