The Village Беларусь старается жить экологично. Мы знаем, сколько пластиковых бутылок надо собрать, чтобы сшить новый свитер, на каком виде транспорта экологичнее всего сгонять за границу и даже как спасти всю планету. Недавно мы целую неделю старались ничего не покупать в пластиковой упаковке. А на этот раз решили целый месяц тщательно собирать весь мусор за собой и взвешивать его. Как думаете, сколько отходов образуется у обычного человека?

Текст

Александр Лычавко

Обложка

Dose Juice

 Официально

— Сегодня каждый беларус выбрасывает примерно 350 килограммов бытовых отходов за год. Это в два раза больше, чем 15 лет назад, — говорит директор «Оператора вторичных материальных ресурсов» Наталья Гринцевич. А минчане — и вовсе до 500 килограммов.

Коммунальные службы оперируют не массой, а объемом мусора. В жировках так и пишут: с одного человека — 0,2233 кубометра твердых бытовых отходов в месяц. Чтобы наглядно себе представить, сколько это, вообразите куб размерами 60х60х60 сантиметров.

Как мы считали отходы

Все, что мы отправляем в канализацию или мусорное ведро, — это отходы нашей жизнедеятельности. Канализацию оставим в покое, наша задача — подсчитать то, что попадает в мусорное ведро и потом едет либо на мусороперерабатывающий завод, либо на полигон. На полигон попадет собственно мусор, а на сортировку — то, что можно переработать, — вторсырье. Мы взвесим и то, и другое.

В нашей семье — два человека и кот. Под раковиной — два мусорных ведра: в одно бросаем то, что можно переработать, в другое — то, что сразу поедет на свалку: картофельные очистки и тому подобный мусор. Наполнитель из кошачьего лотка (а он тяжеленький, из цеолитовой глины) тоже отправляется в мусоропровод. Все это мы будем регулярно взвешивать перед выносом — и так в течение 31 дня.

Если мы что-то не отправили в мусорное ведро, а приберегли до нужного случая, то это не считается мусором. Например, если полиэтиленовый пакет отправился в «пакет с пакетами», то это не мусор — мусором он станет лишь после того, как его используют еще раз, доведут до негодности и выбросят. Конечно, так можно почти все складировать на балконе и заявлять, что, мол, мы почти не производим мусора, но наша задача — стараться жить обычной жизнью, лишь собирая и взвешивая весь свой мусор.

Мусор образуется у человека не только дома, но и на работе. Мы проводим на работе около трети своей жизни — логично, что и мусор у нас там появляется. Поэтому упаковку от перекусов, макулатуру и даже банановую кожуру весь месяц мы носили домой. Оказалось, что из-за этого здорово отвыкаешь от мусорного ведра где-либо за пределами своей квартиры. Съел на работе шоколадный батончик — и рука автоматически тянет обертку не к урне, а в карман.

Забегая вперед, скажем: не все отходы мы смогли собрать. С фастфудом навынос проблем не возникало: коробки и бумажные пакеты легко складываются и ждут своей очереди на взвешивание. Но когда ели в кафе, то салфетки и чайные пакетики, стаканчики и коробочки от соусов мы все же выбрасывали в самом заведении. Или вот пришел в гости, съел пару фруктов — тащить домой банановую кожуру или апельсиновые корки уже как-то неудобно. Вообще с «гостевым» мусором сложно: с одной стороны, если банан в гостях съел ты — то и мусор (кожура) образовалась у тебя. С другой стороны, он же образовался в чужом доме — и вроде как не должен идти в наш зачет. По крайней мере, мусор от наших собственных гостей мы учитывали как свой.

На всякий случай в конце эксперимента мы решили сделать поправку на потери — добавить 10 %. Ведь что-то мы машинально выбросили и не заметили, а что-то просто не стали тащить домой.

Что мы насчитали

С обычным мусором (картофельные очистки и их друзья) все просто: такого у нас за месяц образовалось 7 685 граммов.

Кот, как оказалось, создал мусора примерно столько же, сколько каждый из членов семьи: наполнитель из лотка в сумме потянул на 3 737 граммов.

Все это отправилось в мусоропровод. А сейчас подсчитаем, сколько накопилось отходов, которые можно будет пустить в переработку. Давно уже поддерживая раздельный сбор мусора, мы сейчас и взвешивали его по отдельности, чтобы выяснить, какого вида отходов образовалось больше, а какого — меньше. Государственные организации используют громоздкое и неуклюжее сочетание «вторичные материальные ресурсы», хотя есть слова намного короче и понятнее: «вторсырье» или просто «утиль».

Разных пластмассовых отходов набралось на 883 грамма. Напитки, минералку и молоко/кефир в РЕТ-бутылках мы пили 13 раз — получилось 410 граммов бутылок. За время эксперимента опустошились пять полиэтиленовых и полипропиленовых бутылок с шампунями/гелями/средствами для мытья посуды — еще 197 граммов. Остальной пластмассы разных видов набралось на 234 грамма: это и полистироловые стаканчики от йогуртов, и вспененные полистироловые поддоны от мяса, и другая мелкая пластмасса. И остатки — 24 пробки от бутылок и пачек сока на 42 грамма.

Почему пробок 24, а бутылок только 13? Потому, что за тестовый месяц мы опорожнили еще 11 пачек типа «тетрапак» с соками и нектарами — вот еще 335 граммов вторсырья.

Консервных банок набралось 9 штук: оливки/маслины, рыба, кошачьи консервы, — все вместе они затянули на 387 граммов.

А вот стекла в этот раз вышло совсем мало: всего одна пол-литровая банка массой 244 грамма.

Макулатуры получилось 2 013 граммов: это и офисная бумага, и картон, и газеты-журналы, и рекламные листовки из почтового ящика. Было бы меньше, но под конец тестового месяца мы собрали большую компания друзей, заказали пять пицц — и упаковка от них потянула на 640 граммов. Все же такой объем картона за раз образуется не каждый месяц.

Отдельно мы взвесили всякую мелкую картонную упаковку: это коробочки и конверты от лекарств, чая, носков-колготок, пельменей, кошачьего корма и так далее. Обычно такую упаковку тут же выбрасывают в мусорку: ну сколько ты спасешь деревьев маленькой коробочкой? У нас таких маленьких коробочек получилось на 290 граммов, а прошлые опыты показывают, что за год их скапливается примерно на 3–5 килограммов.

Наконец, весь остальной мелкий мусор: полипропиленовая упаковка от чипсов, печенья и мороженого, обертки от конфет и шоколадных батончиков, фольга, магазинные чеки, полиэтиленовые пакетики. Все это добро едва уместилось в два пакета из-под кофе и потянуло на 515 граммов.

Итого весь наш мусор за месяц весит 15 799 граммов — 15,8 кило. В пересчете на человека получается 7,9 килограмма в месяц, или 95 килограммов в год. Даже если мы накинем к своему мусору 10 % вероятных потерь, то по сравнению со среднестатистическими 350 килограммами у обычного беларуса или 500 килограммами у обычного минчанина получается сильный недобор.

Частично такой результат можно объяснить тем, что эксперимент длился лишь месяц, а не год, причем под конец года, в ноябре-декабре. Летом человек ест больше фруктов и овощей — получается больше очисток и огрызков, летом же человек пьет больше жидкостей — получается больше пустых бутылок и пачек от сока. За год у нас бы среди мусора появилось что-то из бытовой техники и ее упаковки, возможно — мебель.

Заодно отметим, что наш результат в килограммах — не окончательный. На свалки и мусоросортировочные заводы поедет чуточку меньше мусора по массе, потому что сработает усушка: из пищевых отходов и кошачьего наполнителя улетучится часть жидкости.

Что станет с этим мусором

Из всего нашего месячного мусора 4 377 граммов — это разные виды пластика, металла, бумаги и стекла. Это значит, что в нашем небольшом домохозяйстве 27,7 % отходов мы собираем раздельно и при этом не занимаемся бессмысленной работой вроде отмывания упаковки от остатков сосисок или обрезания бумажных ярлычков от чайных пакетиков.

В среднем в Беларуси повторно используется 17 % собранных отходов, в Минске — 18,2 %. То есть, мы в своем эксперименте как будто даже обгоняем статистику. Но одно дело — собрать отходы раздельно, а другое — именно переработать, использовать повторно.

Что станет со всем нашим мусором? Почти 8 кило обычного мусора и почти 4 кило наполнителя для кошачьего горшка отправятся прямиком на полигон — его захоронят вместе с другим мусором.

Пластиковые бутылки у нас давно уже умеют перерабатывать — так что они поедут на завод, где из них сделают гранулы или хлопья и потом превратят в ведра, тазики и прочую хозяйственную утварь. Исключение — белая бутылка из-под кефира: белый цвет в ней создает диоксид титана (при этом никаких полезных свойств он не добавляет), и из-за него бутылку не переработают, а отправят на свалку. Пробки от бутылок необязательно собирать раздельно: их отлично умеют перерабатывать на тех же заводах, где занимаются бутылками. Но можно и сдать их отдельно инициативам, которые их продадут и за вырученные деньги помогут больным детям.

Отдельных ящиков для металла у нас не ставят, и консервные банки советуют выбрасывать в контейнер с пластиком: на сортировке их отберут, отправят на переплавку и потом сделают новые скамейки или заборы (или столбики для пешеходной улицы).

С «тетрапаками» сложнее: раньше их перерабатывали прямо в Беларуси, но потом перестали, и сейчас некоторые компании лишь собирают пачки от сока и затем отправляют в Россию. Но так поступают далеко не везде, поэтому ваши «тетрапаки» могут поехать как прямиком на свалку, так и на переработку. Если повезет — сделают из них утеплитель для стен, шариковые ручки, настилы для железнодорожных переездов или животноводческих ферм.

Еще сложнее ситуация со всякой полиэтиленовой и полипропиленовой мелочью (упаковка от чая, печенья, молочные пакеты и так далее) и полистироловыми баночками от сметаны и йогуртов. В Гродно из такой мелочевки научились делать тротуарную плитку, бордюрный камень, крышки канализационных люков, обшивку для фундамента. В Минске предприятие «Экорес» отбирает многослойные пакеты от соков и баночки из-под йогурта, но доля этой компании в общем объеме перерабатываемых отходов не очень велика. В большинстве случаев вся эта шелестящая мелочь со всей страны поедет на свалку. Год назад The Village Беларусь сообщал, что под Минском хотят построить завод по переработке мусора в дизельное топливо и топливные гранулы (пеллеты). Для производства таких пеллет можно как раз использовать упаковку от чипсов, печенья и «молочки». Но пока дело дойдет до завода — много потенциального вторсырья утечет на свалки.

Зато все хорошо в стране с переработкой и бумаги, и стекла. В макулатуру можно выбрасывать почти любую бумагу и картон (кроме обоев и магазинных чеков). Но надо смотреть, чтобы бумага не была жирной, иначе этот жир испортит партию макулатуры. Поэтому мы проверили, чтобы на наших коробках от пиццы не было пятен: чистое — в макулатуру, жирное — в обычную мусорку.