Представители власти и государственные СМИ рассказывают направо и налево, как многие годы в Белгазпромбанке проворачивали незаконные дела, а теперь еще и собрались обокрасть Беларусь и вывезти из страны бесценную коллекцию. А имеют ли они право давать такие комментарии до того, как состоится суд? Разобрались, могут ли должностные лица такого уровня высказывать подобные обвинительные заявления в СМИ до суда, а главные государственные телеканалы страны обвинять людей без приговора.

Что случилось?

В четверг 11 июня в Белгазпромбанк, который двадцать лет возглавлял потенциальный кандидат в президенты Виктор Бабарико, нагрянул Департамент финансовых расследований Госконтроля; также госконтрольщики приехали к штабу другого возможного кандидата — Виктора Цепкало. По результатам проверок в банке завели несколько уголовных дел. Вчера поздно вечером стало известно, что к уголовному делу Белгазпромбанка приобщено 150 картин общей стоимостью около 20 миллионов долларов.

Что говорят официальные источники и государственные СМИ?

Александр Лукашенко, 12 июня, Полоцк:

 — Слушайте, они все были не только у него заместителями. Это одна шайка-лейка. Мы это видим с 2016 года. Мы это видели. Зачем же ты на них валишь сегодня. Ты был руководителем, они у тебя заместителями. И все, что там творилось, могло без руководителя происходить? Нет.

Буквально через несколько часов по телеканалу ОНТ выступил глава Комитета государственного контроля Республики Беларусь Иван Тертель. Комментируя дело Белгазпромбанка он заявил, что КГК возбудил два уголовных дела по статье 235 Уголовного кодекса (Легализация средств, добытых преступным путем в особо крупном размере) и статье 243 Уголовного кодекса (Уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере).

 — Не могу себе даже представить, что такая деятельность могла осуществляться без ведома руководителя. И уже могу сказать, что доказательства его участия в этой противоправной деятельности у нас имеются.

Наталья Эйсмонт, пресс-секретарь президента, 14 июня:

 — Изъяты огромные суммы денег, ценные бумаги, золото, картины. 15 человек задержаны. И человек, у которого вы брали интервью, может быть, не знает, — все они дают признательные показания. В том числе и против него.

В тот же день по телеканалу телеканал Беларусь-1 опубликовали видеосюжет. В сюжете прозвучал ряд резких утверждающих высказываний по поводу виновности Виктора Бабарико и задержанных по делу Белгазпромбанка: «резонансное дело вокруг противоправной деятельности Белгазпромбанка», «удалось собрать убедительные доказательства того, что вышеуказанные лица причастны к масштабной противоправной деятельности», «в результате было изъято, внимание, около 4 млн. долларов, полученных, как считает следствие, незаконным путем», «полторы сотни картин общей стоимостью около 20 млн. долларов также приобщены к делу. Есть информация, что их готовили к срочному вывозу из страны», «подтвердила факт дачи признательных показаний следствию РБК и пресс секретарь президента Беларуси Наталья Эйсмонт, в том числе и по фактам противоправной деятельности экс-руководителя Белгазпромбанка».

А что с Виктором Бабарико?

Бывший глава Белгазпромбанка Виктор Бабарико находится на свободе, его не вызывали на допросы, с ним не проводится никаких иных следственных действий. Сам он считает, что обыски и задержания в Белгазпромбанке являются рейдерским захватом со стороны беларуского государства и все эти действия направлены против него.

А такие заявления вообще законны?

Могут ли должностные лица такого уровня высказывать подобные обвинительные заявления в СМИ до суда, а главные государственные телеканалы страны обвинять людей без приговора суда, прокомментировала руководительница «Правовой инициативы» Виктория Федорова:

 — Принцип презумпции невиновности, закрепленный в статье 26 Конституции и в статье 16 Уголовно-процессуального кодекса, гласит, что никто не может быть признан виновным в преступлении, если его вина не будет доказана и установлена приговором суда. То есть, до вступления в законную силу приговора суда человек считается невиновным.

Презумпция невиновности имеет основополагающее значение для защиты прав человека: возлагает обязанность доказывания на обвинение и обеспечивает, чтобы сомнения толковались в пользу обвиняемого.

Кроме того, все государственные органы власти обязаны воздерживаться от предрешения исхода судебного разбирательства, в том числе воздерживаться от публичных заявлений, в которых утверждается о виновности. Что касается СМИ, то по международным стандартам им также следует воздерживаться от подачи новостей таким образом.

Как неоднократно отмечал Европейский суд по правам человека, необходимо фундаментальным образом различать заявление о том, что человек подозревается в совершении преступления, и ясное заявление, сделанное в отсутствие приговора, о том, что человек совершил преступление. Последняя ситуация нарушает презумпцию невиновности. Безусловно, принцип презумпции невиновности не запрещает правоохранительным органам и должностным лицам информировать общественность об уголовных делах, но он требует от них при этом максимальной осмотрительности и тщательного выбора формулировок.

Как мы видим в этом деле, и глава КГК, и пресс-секретарь президента, в том числе президент, неоднократно делали заявления, в которых утверждается о причастности к преступлениям Виктора Бабарико и виновности задержанных по делу Белгазпромбанка. Такие заявления недопустимы и грубо нарушают права человека.


Текст: Правовая инициатива

Обложка: Виктор Бабарико


Обсудите этот текст на Facebook