В Минске уже несколько дней действуют группы коммунальщиков — они под охраной сотрудников милиции уничтожают всю протестную символику. Мы уже показывали, что из этого получается, хотя помощник Лукашенко по Минску Александр Барсуков утверждает, что они «делают красиво, достойно». Жители протестных дворов говорят, что коммунальщики часто запрещают их снимать на фото и видео в очень категоричной форме, и складывается впечатление, что они имеют на это право. The Village Беларусь разобрался, можно ли по закону снимать коммунальщиков и «неравнодушных граждан», которые пришли к вам во двор, срезают ленточки и закрашивают муралы.

«Если вы считаете, что вас нельзя фотографировать — найдите хотя бы один закон, где это запрещено»

Сергей Зикрацкий

адвокат

 — Мы исходим из того, что это публичное место. В публичном месте у нас можно снимать. Есть 34-я статья Конституции, которая дает право на получение и распространение информации. Соответственно, ограничение этого права может быть предусмотрено только законом. Закона, который бы запрещал снимать в публичных местах, у нас нет. У нас есть ограничения по распространению определенной информации — это, главным образом, тайна. Например, тайна личной жизни: если кто-то полезет к кому-то в окна и станет снимать — вот это будет запрещено. А все, что происходит на улице, без проблем снимайте, это законно.

То, что у нас сотрудники ЖЭСа вдруг стали должностными лицами, находящимися при исполнении, ‑ это ноу-хау. Никакие они не должностные лица, ни при каком они не исполнении. Они просто работают. Точно так же, как строители работают, или как дворники подметают улицы, или как водители автобусов возят пассажиров. Это обыкновенные работники, они не должностные лица.

Сказки про должностных лиц при исполнении были и раньше, со стороны сотрудников милиции. Если вы считаете, что вас нельзя фотографировать — найдите хотя бы один закон, где это запрещено. До тех пор, пока нет закона, запрещающего снимать конкретных лиц в конкретном месте, их можно фотографировать, поскольку Конституция нам это разрешает.

Это же касается и территории, например, товарищества собственников. Это не частная территория. Можно говорить, что это закрытая территория, куда есть определенный доступ у жильцов — допустим, через ворота. Но вне зависимости от этого никаких ограничений по фотографированию на этой закрытой территории нет, потому что все равно это публичное место, место, где может свободно находиться большое число граждан — как члены товарищества собственников, так и те, кто к ним пришли. Дворовые территории — не частная собственность, независимо от того, ЖЭС там или товарищество собственников. Это не частная территория жилого дома, принадлежащего конкретной семье, которая поставила двухметровые заборы и хочет, чтобы соблюдалась их приватность. В этом случае мы бы говорили, что это частная собственность, частная жизнь.

Нет и никакого разграничения по типу съемки: можно делать и фото, и видео, и аудизоаписи. Это публичное место, я выхожу в него и отдаю себе отчет, что здесь меня может видеть любой и каждый, и любой и каждый может меня фотографировать, снимать на видео, записывать аудио.


Какие именно законы разрешают снимать и коммунальщиков, и «неравнодушных граждан»

Ситуация:

Во двор пришли коммунальщики и милиционеры. Коммунальщики закрашивают мурал, а милиционеры их охраняют. Кого из них можно снимать?

Как объяснил адвокат Сергей Зикрацкий, коммунальщики не считаются должностными лицами. Также они не являются госслужащими при исполнении служебных обязанностей, несмотря на то, что работают на государственной работе. Они — обычные работники госорганизации, а милиционеры — сотрудники органов внутренних дел. Закон не запрещает снимать ни тех, ни других, и даже наоборот: подчеркивает, что деятельность правоохранителей и госорганов — открытая и гласная для граждан и СМИ, если только речь не идет о госсекретах.

Во-первых, право снимать рейды коммунальщиков беларусам гарантирует Конституция (статья 34):

Гражданам Республики Беларусь гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов, общественных объединений, о политической, экономической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды.

Государственные органы, общественные объединения, должностные лица обязаны предоставить гражданину Республики Беларусь возможность ознакомиться с материалами, затрагивающими его права и законные интересы.

Пользование информацией может быть ограничено законодательством в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав.

Коммунальные предприятия не относятся к государственным органом, но администрации районов, которые назначены ответственными за зачистку дворов, — да. Но даже это ситуацию не меняет и не лишат вас права снимать этих людей. Если вдруг человек, срывающий плакат, вам скажет, что он — предствитель госоргана и поэтому снимать его нельзя, вы продолжайте уверенно делать свое дело, можно при этом приговаривать слова из статьи 16 Закона Об информации, информатизации и защите информации:

Не могут быть ограничены доступ к информации, распространение и (или) предоставление информации о деятельности государственных органов.

Сотрудников милиции с прогрессирующей боязнью видеокамер тоже можно снимать. Это разрешает Закон «Об органах внутренних дел»:

Деятельность органов внутренних дел является гласной, открытой для граждан и средств массовой информации в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства Республики Беларусь о защите государственных секретов и иной охраняемой законом тайны.

Органы внутренних дел в порядке и пределах, определяемых законодательством Республики Беларусь, информируют государственные органы, общественные объединения, средства массовой информации, граждан о состоянии общественного порядка и мерах по его обеспечению.

Но в случае с милиционерами все не так однозначно и просто. Как «Закон о массовых мероприятиях» фактически отменяет конституционное право беларусов на мирные собрания, так и ПИкоАП РБ ограничивает возможности беларусов с камерой, направленной на милиционеров. В статье 10.4 говорится:

По решению должностного лица органа, ведущего административный процесс, а также по ходатайству участников административного процесса могут применяться звуко- и видеозапись, кино- и фотосъемка. О применении технических средств делается отметка в протоколе процессуального действия либо в протоколе об административном правонарушении.

Это значит, что если в отношении вас уже начат административный процесс, нужно устно или письменно выразить желание на съемку или на аудиозапись разговора. Закон оставляет за силовиками право вам отказать.

Вывод:

Коммунальщики не имеют права запрещать вам их снимать. Беларусы, обычные граждане и журналисты, могут вести фото- и видеосъемку без разрешения. Милиционеров, которые охраняют коммунальщиков, тоже можно снимать без разрешения, правда, до тех пор, пока ваши с ними отношения не зашли слишком далеко — до административного процесса.


Ситуация:

Во двор пришли «неравнодушные граждане» — люди в обычной одежде, в масках и копюшонах. В некоторых из них угадывается взгляд Натальи Эйсмонт и кроссовки Баскова. Возможно, от них пахнет «Массандрой». Они начинают срезать ленточки и закрашивать надпись «3%» на «Табакерке». Их можно снимать?

«Неравнодушные граждане» могут вам сказать, что вы не имеете права их снимать, потому что они — частное лицо и это их частная жизнь. Но это не так. Статья 18 Закона «Об информации, информатизации и защите информации» действительно запрещает собирать информацию о частной жизни граждан: «сбор, обработка, хранение информации о частной жизни физического лица и персональных данных, а также пользование ими осуществляется с согласия данного физического лица, если иное не установлено законодательными актами». В беларуском законодательстве нет четкого определения, что такое частная жизнь, и в юридической практике иногда ее трактуют очень широко, вроде: «частная жизнь — это все, что гражданин считается своей частной жизнью». Но юрист Зикрацкий обращает внимание, что двор — это не частная территория, а публичная. А значит и «хобби», которыми «неравнодушные граждане» занимаются на этой территории не считаются частной жизнью.

В Законе о СМИ есть также статья 40, которая вроде как обязывает не публиковать фото и видео физического лица без его согласия, если только не приняты меры «против возможной идентификации данного лица посторонними лицами». Но о выполнении этого требования «неравнодушные граждане» заботятся самостоятельно — прячут лицо за объемной маской, а голову — под капюшоном. Правда, в некоторых случаях это их не спасает.

Скрин видео с рейда «неравнодушных граждан» в ЖК «Мегаполис» 18 октября. Беларусы предполагают, что за этой маской и капюшоном прячется пресс-секретарь Лукашенко Наталья Эйсмонт.

Текст: Александр Лычавко, Ирина Горбач

Обложка:  Евгений Отцецкий / «Новая газета»


Обсудите этот текст на Facebook