После Окрестина беларус должен заплатить за еду, которой его там (возможно) кормили, а как насчет СИЗО, за чей счет там «банкет»? The Villlage Беларусь узнал, почему рыбная котлета дорожает в 3 раза, пока дойдет до миски арестанта и как так получается, что некоторые заключенные возвращаются из колонии и с «химии» с долгами.

Почему котлета дорожает в три раза, пока доходит до камеры?

За свой вынужденный «отдых» на Окрестина арестованные потом должны заплатить, точнее только за свое питание — 0,5 базовой величины или 14,5 рублей за сутки, а в специализированных изоляторах при РУВД — 72,5 рубля. Расходы на «содержание», куда, видимо, входит коммуналка и средства гигиены, которые по закону положены тем, кто сидит на «сутках», — что-то вроде «комплимента» от заведения и оплачиваются из республиканского бюджета. Тем не менее, ценник за еду выглядит так, как будто арестант завтракал не холодной кашей-размазней на нарах, а хотя бы пирожком с кофе в Макдональдсе. При этом государство тратит на закупку этой еды примерно втрое меньше, как следует из тендера госзакупок — не больше 5,2 рублей на человека в сутки.

Напрашивается справедливый вопрос: почему так дорого?

В законах, которые регулируют все нюансы питания административно арестованных (счетчик, кстати, включается после 12 часов с момента задержания), не прописано, что входит в сумму, которую оплачивают бывшие арестованные. Но, возможно, тут действует тот же принцип, что и в случае с питанием беларусов, которые попадают в колонии. «В стоимость включается все — от закупки, заготовки до готовки, транспорта, персонала», — объяснил нам юрист правозащитного центра «Весна» Павел Сапелко. Правда, ситуация с изоляторами временного содержания и ЦИП несколько другая — еду не готовят на месте, а покупают уже готовую в столовой завода электроники и бытовой техники «Горизонт» по специальному меню.

В СИЗО — «все включено»

Выглядит так, что в финансовом плане беларусы в СИЗО находятся в наиболее выгодном положении — там действует система «все включено». «Лица, содержащиеся под стражей, обеспечиваются бесплатным питанием», — говорится в законе, который регулирует этот вопрос. То же самое касается средств личной гигиены, эту категорию заключенных даже одеждой (по закону) должны обеспечить за счет «заведения», если есть такая необходимость.

С «химии» и из колонии можно вернуться с долгом

Как только заключенный переезжает в исправительную колонию или ИУОТ («химия» с направлением) ситуация меняется — он должен работать на государство, а также платить ему за еду, коммунальные услуги и одежду. Выходит, что зарплата тюремных поваров и «официантов» тоже в какой-то мере формируется за счет зарплаты заключенных, потому что все эти пунктики определяют счет, которые выставляют осужденному. Система такая: заключенный работает, ему за это начисляют зарплату, потом из нее вычитают все перечисленные расходы на его содержание. Но есть нюанс.

В исправительной колонии «если не хватает зарплаты, то питание и коммунальные услуги погашаются и не переходят на будущие периоды», — объяснил Павел Сапелко. Но есть еще один нюанс. Этот «бонус» не распространяется на одежду, которую осужденным выдают условно бесплатно. Условно - потому что, если срок «отсидки» закончился, а установленный срок ношения одежды еще нет — за нее придется заплатить. В таком случае человек из колонии может выйти с долгом.

С долгом можно оказаться и после «химии». «В ИУОТ (на химии) осужденные сами платят за себя — за коммунальные услуги и за питание. Если нет средств на питание, им могут оказать помощь, но потом взыскать. То есть может остаться долг», — объяснил юрист «Весны».

В отличие от ИВС и ЦИП, стоимость «жизни» в колонии и на «химии» строго не прописана в законах — узнать конкретные суммы можно только из расчетных листков. Удержания из начисленной зарплаты осужденного могут варьироваться на усмотрение администрации исправительного учреждения. И даже в одной и той же колонии у разных людей могут вычесть разную сумму.

«У осужденного, которому начислена зарплата в размере 1,5 рубля, на питание будет удержано 0,16 рублей. А с зарплаты, к примеру, в 10 рублей на питание будет удержано 7 рублей, но реально на руки осужденный получит все те же 1-5 рублей, которые для отечественной пенитенциарной системы являются нормой. Как результат, зарплаты осужденных в Беларуси колеблются от 0,5 рублей до 5 рублей в месяц», — рассказывал в 2017 году заслуженный юрист Беларуси Михаил Пастухов. С тех пор, похоже, мало что изменилось. Например, Виктор Бабарико за время работы в должности истопника в пекарне при колонии заработал 6 рублей 41 копейку (а после всех удержаний получил в итоге 1 рубль 60 копеек).

Судя по расчетным листам прошлых лет, «коммуналка» в колониях тоже космическая. «Согласно справке, полученной из бухгалтерии ИК-15, суммы удержания за коммунальные услуги из пенсии моего мужа в местах лишения свободы за полтора года составили 639,84 рубля», — рассказывала жена одного из осужденных в 2018 году, который отбывал срок в исправительной колонии №15 Могилева. Жена заключенного разделила эту сумму на количество месяцев и оказалось, что за место в камере ее муж платит такую же коммуналку, как она за трехкомнатную квартиру в Минске.

Мы не нашли информации о том, сколько денег у осужденных высчитывают за одежду, если они не успели ее износить, но в «онлайн-магазинах» такие расценки: летний костюм заключенного — 85 рублей, зимняя куртка — 110 рублей, шапка — 35 рублей, женский костюм — 30 рублей 90 копеек.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду.

Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

Обсудите этот текст на Facebook

Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!

Обложка: Derek Lee