Сначала пропагандист Евгений Пустовой веселил публику воздушными шариками, но вчера показал, что вообще-то он способен на большее. Чтобы подчеркнуть «гениальность» скандальных решений Лукашенко, Евгений унизил Путина, упомянув о его «ботоксе» и «бункере». А вслед за ним Азаренок назвал российских журналистов «медиатварями». Беларуские политологи считают эти инциденты важным маркером. Собрали их мнения о том, почему пропагандисты достали такие «козыри» и к чему это может привести. Спойлер: есть предположение, что ответка будет мощной.

«Ответка будет такой, чтобы до каждого дошло, что так нельзя»

Петр Кузнецов

Политолог

— Образ Путина, отсиживающегося в бункере и пользующегося ботоксом, в русскоязычном Интернете устойчив и непоколебим, как Эверест. Эти темы родили тысячи мемов и горы шуток, и у любого пользователя вызовут лишь одну ассоциацию.

Что Байден сидел где-то в бункере и тоже пользовался ботоксом, возможно, помнит еще кто-то из американцев, хотя и то — вряд ли. Это к тому, что неуклюжие оправдания беларуских пропагандистов, что в скандальном сюжете СТВ, где прошлись по российскому президенту, на самом деле ввиду имелся американский, выглядят, ну, неубедительно.

Никто и нигде не воспринимает беларуские пропагандистские каналы как некие самостоятельные медийные проекты — это исключительно государственная собственность и государственный же рупор. Уважаемый Артем Шрайбман трактует случившееся как «косяк» самих пропагандистов, ставя под сомнение, что указание так «пройтись» могло прийти с самого верху. Условно говоря, исполнителей «несет».

Я в этой связи вспомнил один из рассказов своей уже давно покойной бабушки. Родившись в деревне в пределах нынешней Гомельской области в начала 20-го века, она до войны, пока не забрали в армию, там и жила, поэтому жизнь ту помнила очень неплохо. И она очень интересно рассказывала некоторые бытовые сценки. Например, как могли «пасварыцца» две соседки.

Вот поругались две деревенские женщины образца столетней давности, а между ними — забор. И рассказ такой: каждая со своей стороны повернется задом к этому забору (к соседке), наклонится, поднимет юбку, и начинают друг другу через этот забор орать. Никто друг друга не слышит, только орут: «А пацалуй мяне ў …!», «А патрубі майму кату пад хвост!», «А каб табе пранцы!», «А каб табе соль у вочы!» — ну и далее, с все меньшим % цензурных слов.

Это, в принципе, из того же примерно культурного слоя, где «Трандычиха, когда в сердцах, что хочешь натворить может». И когда я слышу «Это не мы — фашисты, это вы — фашисты», или если где-то случайно у меня запустился какой-то ролик с нашего пропагандистского ТВ, я всегда невольно вспоминаю эту вот описанную сцену. Это примерно такой же уровень коммуникаций.

Суть в том, что вся существующая в Беларуси система выстроена с использованием людей, у которых основа ментальности — это вот очень архаичные, патриархальные и иерархичные отношения. То есть, что-то очень близкое к деревне 20-го века, где всегда есть четкая иерархия и преобладают очень упрощенные межличностные и межгрупповые отношения: кто сильнее — тот и прав, кого слабее — надо бить, лучший способ победить в споре — перекричать оппонента через забор.

В этом раскладе абсолютно все равно, действуют ли пропагандисты по своей инициативе или им так говорят, потому что в их иерархии «понести» таким образом может абсолютно любого — они там все такие и «чужаков» не принимают. Силовиков, которые бьют, «несет» по-своему, пропагандистов, которые орут, — по своему, просто потому, что такой образ действий — в их естественной парадигме.

Путину, тем не менее, от этого не легче. Кремлевское руководство многие приравнивают к ОПГ, где президент — главарь. Те, кто не разделяет таких оценок, уж как минимум признают за ним образ сильного лидера. И в том, и в том случае, прощать личные, подчеркнуто оскорбительные выпады — роскошь, которую нельзя себе позволять. Реагировать и отвечать при любом раскладе надо, иначе уважать перестанут свои. Однако конкретно в подобном кейсе просто реагировать — тоже не оптимально, потому что придется признать и про бункер, и про ботокс.

Поэтому если Путин действительно «дитя подворотен», «кгбист», «глава ОПГ» или, на худой конец, просто «сильный лидер», публичной перепалки на словах не будет и останется впечатление, что — «проехали». Однако «ответка» будет и будет такой, чтобы каждый вспомнил в том числе и этот эпизод и до каждого дошло, что так нельзя.

Ну а если не будет… Если не будет, то это подорвет некоторые устои системы уже российской и сильно ударит по Путину и его имперским амбициям. Потому что всем станет ясно, что граница дозволенного и не очень дозволенного относительно него — весьма условна.


«Покуситься на Путина, причем сразу с козырей про ботоксы и бункеры, — это новый уровень»

Артем Шрайбман

Политолог, основатель Sense Analytics

— Почему ведущие СТВ позволяют себе хамство в адрес сначала российских коллег, а теперь и самого Путина? Мол, наш-то не такой, вируса не боится, в бункер не залазит и ботоксом не колется.

Кажется, тут нет никакой команды от Лукашенко или его администрации. Это низовое рвение самих пропагандистов, которые очень чутко улавливают те струнки у босса, на которых надо поиграть. Ведь по сути только для него как для зрителя и работают.

Мочить тех, кто критикует Лукашенко, даже если это еще до недавнего времени свой, идейно близкий главред Комсомолки Сунгоркин, — святое дело. Тут никогда особо на регалии не смотрели. Доставалось и Медведеву, и Кудрину, и Соловьеву с Песковым.

Покуситься на Путина, причем сразу с козырей про ботоксы и бункеры, это конечно новый уровень. Сами быстро почувствовали, что потеряли берега, и начали откручивать, мол, мы про Байдена так шутили, а вы что, на Путина подумали? Ну так это вы значит плохие, а не мы.

Думаю, дело тут в том, что красной нитью через весь беларуский особый путь содействия ковиду и пропаганду вокруг этого проходил тезис о том, что наш Первый — смелый, а ваши, включая российскую власть, паникеры и слабаки.

Мы намордников не носим, парады на 9 мая, в отличие от некоторых, не отменяем, карантины не вводим, границу на въезд держим открытой. Еще полтора года назад Лукашенко подшучивал, что надо Москву забором огородить, чтобы российское правительство не заболело не дай бог.

Почему-то ему важно выделиться именно на фоне российской власти. Может, это работа на российский глубинный электорат убежденных ковид-диссидентов, то есть людей, идейно близких Лукашенко.

А поскольку у него недавно случился новый всплеск борьбы с борьбой с ковидом, верным бойцам с СТВ было важно поддержать его эмоцию. Да, батя, ты настоящий мужик, ты и в инфекционке маску приспустить не боишься. Тебе ни прятаться не надо, ни щеки подкалывать. Оттого иногда и выглядишь уставшим, что о народе думаешь.

Даже если бы эти пассажи вызвали международный скандал и задели бы лично Путина, это не отменило бы того простого факта, что Пустовой отлично сделал ту работу, на которую он нанят. У меня нет ни капли сомнения, что Лукашенко было дико приятно услышать этот спич.


«Фактически в Беларуси сформировалась фундаменталистская религиозная секта»

Павел Усов

Политолог,

глава Центра политического анализа и прогноза

— Слова Пустового о Путине, и о мире вообще — яркий пример религиозного экстаза. Именно религиозного — когда в сознании полностью отсутствуют какие-либо границы и принципы рациональности. Есть просто объект для поклонения, объект для восславления. Вера в этот объект позволяет прославлять его любыми средствами и методами. Если религиозный экстаз будет требовать, то Лукашенко сравнят с Иисусом Христом, а может быть поставят и «выше Бога», как это уже некогда было. Ощущение власти, близость к власти ослепляет и отупляет сознание, тем более, что если эта власть даёт возможность быть Слугою. В том смысле, что служить таким режимам можно только загоняя себя в религиозное исступление. Здравый разум не позволяет даже близко быть в этой системе. Посмотрите на плачущего Марзалюка, экзальтированно хлопающего каждому слову Лукашенко. Фактически в Беларуси сформировалась фундаменталистская религиозная секта.

В словах Пустового, да и других горе-последователей (именно последователей) ярко проявляется желание сделать свой объект поклонения выше, сильнее, святее и божественнее всего остального. А на алтарь своего божества можно принести все что угодно и кого угодно. С учетом того, что Путин является главой другого культа, более мощного, то сравнение и превознесение Лукашенко над Путиным — это проявление мощи собственной веры и собственного культа. Вот Путин и стал очередной жертвой возвеличивающегося культа.

Теперь власти стоят перед серьезной дилеммой. Изгнать Пустового (сжечь как еретика) — это значит поставить границы для исступленной веры, а у «веры» как известно нет границ. Границы — это сфера рационального, а разум порождает сомнения. Режиму нужны фанатики и фундаменталисты, особенно в период кризиса, только на них сейчас можно строить новую систему, и удерживать культ диктатора. Тем более, что Лукашенко очень льстят такие слова и самоотверженность тех, кто ему поклоняется.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду.

Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

Обсудите этот текст на Facebook

Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!

Обложка: ctv.by