Сегодня в Минске прошла пресс-конференция «О противодействии киберпреступности. Профилактика преступлений в сфере высоких технологий». Представители МВД и Следственного комитета прокомментировали «Дело БЕЛТА», сообщает TUT.BY. Следователи отрицают, что велась прослушка мобильных телефонов.

На суде стало известно, что главного редактора Марину Золотову прослушивали сотрудники управления «К» МВД 19 марта 2018 года — за два месяца до подачи заявления БЕЛТА в правоохранительные органы. На каком основании? Значит ли это, что всех редакторов и журналистов в стране прослушивают?

— Эти вопросы рассматривались в ходе закрытого судебного заседания, и Золотова должна была ответить на этот вопрос. Мои сотрудники ни в коем случае не прослушивали Золотову в те даты, которые были озвучены вами. И ни в коем случае не прослушивали других сотрудников TUT.BY, — ответил Вадим Устинович, начальник управления по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий МВД.

Вадим Викторович, это неправда. Я была на закрытом заседании, и там не было ответа на этот вопрос. Речь идет о прослушке Золотовой и Калтыгиной (редактора TUT.BY) 19 марта 2018 года, которая позже была опубликована в госСМИ.

— Это всего лишь документ, который находится в материалах, а всю предысторию и все вопросы, ответы на которые вы хотите услышать, вы должны адресовать самой Золотовой, — заявил Устинович.

Стоит отметить, что в материалах уголовного дела содержится санкция генпрокурора на прослушку телефонного разговора главреда TUT.BY именно 19 марта 2018 года. Однако основания для санкции не приводятся.

Сергей Гамко, начальник управления по расследованию преступлений против информационной безопасности и интеллектуальной собственности главного следственного управления центрального аппарата СК (именно это управление занималось «делом БЕЛТА») не стал отрицать, что Марину Золотову действительно прослушивали.

— В поступивших к нам для дачи правовой оценки материалах, в которых содержались поводы и законные основания для принятия решения о возбуждении уголовного дела, имелся разговор, которому была дана оценка как органом преследования, так и судом. Нарушений УПК при проведении соответствующего мероприятия не было, — прокомментировал Гамко.

Во время допроса вы говорили о том, что руководство БЕЛТА, возможно, будет привлечено к уголовной ответственности — вроде речь тогда шла о халатности (как позже стало известно на суде, агентство годами не меняло пароли, не запрещало их передавать третьим лицам и пр.). Почему этого не произошло?

— В ходе расследования многими участниками процесса акцентировалось внимание на какой-то халатности или незаконных действиях со стороны БЕЛТА. Отдельного расследования эти заявления не требовали, потому что в рамках уголовного дела мы изучили внутреннюю документацию БЕЛТА, порядок обеспечения информационной безопасности и установили: БЕЛТА выполнила все требования законодательства о защите своей информации, какого-то повода проводить расследование по служебной халатности не имелось, — ответил Александр Семеник. — В их действиях отсутствует минимальное правонарушение.

Редактор TUT.BY также попросил представителей СК ответить на вопрос: проводилась ли внутренняя проверка после того, как в суде над главредом TUT.By несколько свидетелей заявили о давлении со стороны Александра Семеника. Его руководитель Сергей Гамко пояснил:

— По поводу нарушения прав участников процесса обращений в орган уголовного преследования не поступало. Насколько мне известно, в МВД и Генпрокуратуру тоже на стадии предварительного расследования. В последующем, когда некоторыми лицами были измены показания и была избрана соответствующая тактика поведения, были такие моменты. Однако нарушений законодательства не было, разбирательство не проводилось.