Российский журналист Алексей Венедиктов в ходе длительного интервью с Александром Лукашенко спросил у того про его сына Николая. Стенограмму приводит TUT.BY.

— Да, он другой, но мне повезло, ведь он с двух лет на колене у папы и так далее, по всему миру. Он очень просвещенный. Он очень взрослый.

— Папаша, что самое трудное, а не самое легкое? — перебил Венедиктов.

— Так вот это вот и есть самое трудное — что это взрослый человек в переходном возрасте, со всеми недостатками, когда все отвергается, отрицается, все критикуется. Это главный мой оппозиционер, чтоб ты знал. Любое мое заявление он сейчас… Обычно, когда перед школой мы смотрим новости, он посмотрел и критикует пресс-секретаря сразу: «Да что она показывает про тебя там?» Вот это самое сложное в общении. Но мне с ним проще, что он впитал в себя всю мою работу с двух лет. И как бы он там внешне не боролся против меня, выступал, не критиковал. Он все-таки меня понимает. Потому что он все это видел. И когда вы начинаете говорить: «Коля — президент», это самый человек, который не приемлет этого.

[…]

Для меня важно, как он эту информацию получает, переваривает и приносит. Он новый человек, он совершенно другой человек. И мне важно понимание молодежи этой, хотя несмотря на то, что ему 15 лет, он по-взрослому это переваривает. Потому что опыт у него большой. Он мне переводит, когда мы с другими президентами беседуем. Его знают — в Китае он «Маленький принц». Си Цзиньпинь, а особенно его жена, души в нем не чают. Он друг Владимира Владимировича [Путина]. Он не мой друг… Он мне часто говорит: «Вот видишь, как президент должен поступать? Вот посмотри, как Владимир Владимирович…»

Александр Лукашенко привел в пример встречу в Сочи, когда при игре в хоккей, Николай Лукашенко отказался играть в пятерке белорусского президента, и высказал желание играть в пятерке Путина.


Обложка: Reuters