Виктор Бабарико, экс-глава Белгазпромбанка и претендент в кандидаты в президенты планировал провести прямой эфир сегодня в 19:00, чтобы подвести итоги недели. Но вышел в онлайн на 20 минут раньше, как он объяснил, из опасений, что его могут задержать. Виктор сообщил, что его инициативная группа уже собрала 330 тысяч подписей и прокомментировал вчерашние задержания его коллег из Белгазпромбанка.

— Эта неделя была достаточно нервной. Потому что действия, которые были предприняты властями, особенно вчера, в первую очередь, у меня и у многих людей вызвали не просто недоумение, а какие-то страсти. Есть неким образом положительные моменты. Вроде бы несмотря на происходящие события, было сказано, что меня все-таки хотят видеть в качестве кандидата в президенты. Значит, есть большая надежда, что нашу группу и меня зарегистрируют, и мы расскажем всю правду беларускому народу о том, кто такой Виктор Бабарико. Побеседуем уже в формате разговора со всей страной. Но в то же время раздаются другие или обвинения, или утверждения, что есть доказательства того, что я причастен к преступлениям и почти уже виновен в чем-то, хотя еще не было никаких ни действий, ни тем более суда. Наш более ранний эфир в том числе связан с тем, что есть беспокойство, что может быть задержания продолжатся. И субъектом буду я, и нужно вам что-то быстро сказать.

Все деньги, которые у меня есть, и все имущество — с них уплачены подоходные налоги. Вчера задержали или опрашивали троих моих друзей. Сегодня мы узнали, что они переведены в статус подозреваемых. И я могу точно сказать, если деньги, о которых упоминал Александр Григорьевич Лукашенко, найдены у моих друзей, то я официально заявляю, это мои деньги. У моего друга, которого зовут Дмитрий, у него есть депозит 100 тысяч евро, который я его попросил положить, потому что я банкир и не привык все хранить в одной корзинке. У моего второго друга Владимира обнаружили деньги в размере 100 тысяч долларов, которые находились у него в ячейке, — и это тоже мои деньги. Я его попросил их хранить. Если у него же были обнаружены ценные бумаги, облигации на предъявителя в сумме, по-моему, 250 тысяч евро и 100 тысяч долларов — это мои облигации. И если основанием для предъявления обвинения являются именно эти суммы и именно эти деньги, я еще раз хочу сказать — снимайте эти обвинения. Это мои деньги, которые я собирался и собираюсь отражать в своей декларации. И очень надеюсь, что они будут не только в моей декларации, но и будут мне возвращены по истечению срока депозита или погашения ценных бумаг. Все эти ценные бумаги приобретены из легальных источников. Все остальное — слитки золота и картины — это точно не касается моих друзей, насколько я их знаю. Они абсолютно честные, порядочные люди.

Мне кажется, что расчет, из которого делаются заявления, что беларусы ненавидят богатых людей, абсолютно не верен. Когда я слышу такие обвинения или заявления, всегда вспоминаю старый анекдот. К бабушке в октябре 1917 года прибегает внучка и говорит:

— Бабушка, случилось то, о чем мечтал твой отец-декабрист! Революция.

— Здорово, а за что люди борются?

— Они борются, чтобы не было богатых!

— Ой, зря это внучка. Мой отец боролся за то, чтобы не было бедных.

Так вот я могу честно сказать, что шел в эти выборы с таким посылом. Я достаточно богатый человек и никогда этого не скрывал. Все мои доходы декларированы, с них оплачен налог, и я хочу, чтобы в Беларуси не было бедных, а не чтобы была страна, которая ненавидит богатых, — сказал Виктор и в завершение комментария ситуации выразил надежду на торжество закона.