Сегодня в суде Заводского района Минска рассматривали административное дело в отношении Егора Мартиновича — главного редактора «Нашай Нівы», который до этого был задержан на трое суток в рамках уголовного дела. Ему вменяется правонарушение по статье 23.34 КоАП — «Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий», пишет TUT.BY.

Процесс вела судья Елена Некрасова. Согласно протоколу об административном правонарушении, 11 августа с 2.45 до 3.05 Мартинович находился на проспекте Пушкина, 30, где принял участие в несанкционированном массовом мероприятии — шествии без соответствующего разрешения Мингорисполкома «с целью публичного выражения протеста о порядке проведения выборов, требовал смены власти, хлопал в ладоши».

Судья зачитала протокол задержания:

«11 августа глубокой ночью Мартинович якобы участвовал в незаконном шествии, выкрикивал «Жыве Беларусь», требовал смены власти и аплодировал».

Егор Мартинович не согласился и отметил, что в тот день и время его вообще там не было. Он объяснил судье, что вечером 10 августа перемещался на автомобиле, а не пешком. Большую часть вечера Егор вообще провел в больнице, куда госпитализировали журналистку «Нашей Нивы» Наталию Лубневскую. После 23 часов он подъехал к универсаму Рига, забрал там коллегу Змитра Панковца, затем высадил его на Кальварийской и поехал на Пушкинскую, чтобы встретить там свою жену журналистку Адарью Гуштын и журналистку «НН» Настасью Ровдо.

«Возле станции метро Пушкинская стояло много силовиков с оружием, один из них показал, чтобы я свернул в дворовой проезд. Там был импровизированный блокпост, уже другие силовики досмотрели багажник и фото на мобильнике, сказали, чтобы ехал дальше, — рассказал Мартинович. — В дворовом проезде на Пушкина автоматчик подошел, потребовал выйти из машины. Я показал журналистское удостоверение, ответ был: «Тогда тебя тем более надо задержать».

Одним из свидетелей выступил участковый инспектор милиции Заводского РУВД Константин Савеня. Он рассказал суду, в тот день находился в составе мобильной группы «вместе с сотрудниками ГУВД».

— Там проходил несанкционированный митинг (позже он уточнил, что это было шествие) без разрешения Мингорисполкома. Люди кричали «Жыве Беларусь!», хлопали в ладоши, все, массово.

Сколько людей было в тот вечер, свидетель не помнит. «Большое количество», — пояснил Константин суду.

По словам Савени, ему «была поставлена задача контролировать, наблюдать в гражданской форме одежды. Маска на лице была».

Обстановку того вечера он описывает так:

— После предупреждения, что данное шествие несанкционированно, многие ушли, после чего самых активных граждан, которые не разошлись, задержали. Я непосредственно не задерживал данных граждан.

— Знаком ли вам Мартинович Егор Александрович? — спросила судья.

— Прошло слишком много времени. Лицо знакомо.

По словам свидетеля, задержание Мартиновича проходило на проспекте Пушкина 26 — 30 в промежутке между 2.45 и 3.05 ночи, как и указано в протоколе об административном правонарушении.

В каких именно условиях это было, он не помнит, поскольку «не принимал участие в задержании граждан».

— У вас што я быў апрануты? — поинтересовался Мартинович.

— Не помню.

— Асабіста мяне папярэджвалі пра недапушчальнасць гэтых дзеянняў?

— Люди, которые стояли в толпе, массово предупреждались. Для этого есть мегафон.

— Як я рэагаваў на папярэджанні?

— Не помню. Если вы были задержаны, значит, вы не отреагировали на призывы разойтись, — ответил свидетель.

— Вы гаворыце ў сваіх паказаннях, што мяне затрымалі ў 3.05. Як вы можаце патлумачыць, што беларускім СМІ паведамілі пра мае затрыманне ў 2.09?

— Значит, так и было, в 3.05. То, что написано, то и поддерживаю.

— Возле каких зданий меня задерживали?

— Не могу это помнить.

После перерыва судья Татьяна Некрасова вынесла решение: штраф в размере 15 базовых величин, или 405 рублей.



Фото: "Наша нива"