20-летняя Евгения работала агрономом по семеноводству в ОАО «Жгунское» (молочно-товарная ферма) в Добрушском районе. После насилия со стороны силовиков в первые послевыборные дни она пропустила несколько рабочих дней в знак протеста, потом вернулась на работу, но 26 октября, в день общенациональной забастовки, не появилась на рабочем месте тоже. 30 октября Евгению уволили по статье. Девушка успела отработать по распределению около шести месяцев, а должна была три года. Поэтому теперь в течение 6 месяцев ей придется выплатить 3 600 рублей, сообщает издание «Сильные новости».

Евгения живет в Добруше, но прописана в Жлобине, 9 августа ездила туда голосовать. После объявления предварительных результатов, вспоминает, люди вышли на улицы райцентра.

— Было как везде: люди, ОМОН. 10 числа нужно было на работу, но из-за того, что интернета не было, казалось, что никто вообще никуда не пойдет — такое случилось, какая работа?! И я не поехала. На следующий день мы смогли зайти в интернет, и, когда увидела, что творилось в Минске, я сказала, что не выйду после всего этого на государственное предприятие.

Агроном на работе не появлялась до 12 августа. После, рассказывает, ее заставили приехать и за пропущенные дни оштрафовали. Не обошлось и без бесед с местным идеологом.

— У меня была в инстаграме фотография с митинга в Гомеле, кто-то с работы ее увидел. И началось: «Лучше мужа ищи, детей рожай, куда ты вообще ходишь? Тебе это не надо, тебя посадят. Ничего не поменяется». Заставляли ехать на митинг за мирную Беларусь — я крик там подняла. Дали подписать какой-то документ (сказали, что из райисполкома пришел, но я очень сомневаюсь), там было указано, что я отсутствовала по политическим мотивам, выкладываю фотографии, участвую в акциях. Я написала, что ознакомлена, но не согласна.

Девушка продолжала работать, но 26 октября Евгения на месте снова не появилась — поддержала общенациональную забастовку. О последствиях Евгения знала, но думала, что из-за отработки не уволят.

— Мне позвонили [с работы], я сказала так: пока над головами моих друзей в Минске не перестанут летать гранаты, на работу я не выйду. В пятницу мне еще раз позвонили, чтобы приезжала за трудовой, — рассказывает девушка. — Я понимала, что работаю где-то в маленькой деревне, далеко, агрономом — не на заводе. Я не вышла на работу, когда увидела кадры с митингов 25 октября. И возможно, какие-нибудь заводчане, от которых действительно что-то зависит, увидят, что маленькая девочка с отработкой не побоялась. Может, это кому-то поможет.