Студента 4 курса БГУИР Яна Солоновича задержали 1 ноября на воскресном Марше в Куропаты. С тех пор его уже судили 5 раз и наказали 71 сутками административного ареста. Якобы парень сознался правоохранителям, что за август-октябрь поучаствовал в 15 митингах. «Наша Нива» узнала, что 1 сентября Ян устроился работать в КГБ, и уволили его оттуда уже после задержания.

«Он прошлым летом проходил там практику как инженер. И в этом году ему предложили работу. Сын согласился. И его взяли на половину ставки в Научно-технический центр Комитета государственной безопасности. Как ни странно, конфликта интересов у него не было. Когда он выходил на митинг, я спрашивала: Ты понимаешь где ты работаешь и куда ты идешь? Ян говорил: да», — рассказала его мама Ольга.

По словам Ольги, сына задержали 1 ноября и отвезли в РУВД.

«Потом оттуда отвезли в КГБ, где он подписал бумагу об увольнении и подписал протокол, что участвовал в 15 митингах. […] Но сын передавал через адвоката, что обращаются с ним без насилия. Единственное, что за месяц ни разу не водили ни на прогулку, ни в душ. Иногда других выводят, а его оставляют одного в камере. Насколько я знаю, в карцере сын не был. Я почти уверена в этом, так как до меня доходили весточки от сына через его бывших сокамерников. Да и адвокат говорит: за что его сажать в карцер, если он во всем признается и говорит то, что они хотят?», — рассказала Ольга. Она предполагает, что, возможно, и это не окончательный срок — ее сына могут судить еще за 3 митинга и прибавить еще 45 суток.

Скорее всего, о Яне написал в своем тексте корреспондент «МБХ медиа» Роман Попков — его задержали в Минске 7 ноября и дали 15 суток, которые он провел на Окрестина. История одного из сокамерников, которого он упоминает, похожа на историю Яна, не совпадает только количество суток:

«Был у нас и рекордсмен с семью протоколами и семью решениями судов. Ему предстояло сидеть 105 суток. История простейшая и в высшей степени поучительная. Паренек-компьютерщик устроился накануне начала протестов на полставки работать каким-то там мелким сисадмином в КГБ. Началась протестная волна — начал ходить по велению сердца на разные акции. Однажды попался. В отдел милиции приехали КГБшники, сказали, что хотят помочь, но попросили перечислить все акции, в которых этот бедолага принимал участие. Он так и сделал. КГБшники отдали список милиции. Так получились семь протоколов и 105 суток ареста».