Татьяна Французова живет в Жлобине, она 12 лет проработала в должности идеолога на госпредприятии, в нескольких выборных кампаниях была наблюдателем, организовывала участников для государственных мероприятий — съездов, концертов, походов в музеи, получила благодарственное письмо с подписью Лукашенко. Недавно ее 28-летнего сына Александра Французова приговорили к 4 годам лишения свободы по ст. 364 УК «Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел». Хотя Татьяна говорит, что ее сын всегда говорил: «Мне не до политики, у меня работа и ребенок», а на месте, где его задержали 11 августа, оказался случайно — просто проезжал мимо. Историю Татьяны и ее сына рассказала «Салідарнасць».

Татьяна рассказывает, что Александр работал дальнобойщиком. 9 августа его не было в стране, поэтому на выборах он не голосовал и о своих политических предпочтениях никогда не высказывался.

— Ко всем событиям в стране относился нейтрально, всегда говорил: «Мне не до политики, у меня работа и ребенок». Из рейса он вернулся накануне, а в тот день собирался снова уезжать. Прямо в рабочих шортах и майке согласился подвезти в центр знакомых. Но до места они так и не доехали, — вспоминает женщина.

Татьяна считает, что ее сын стал жертвой правового дефолта правящего режима.

Александра здержали 11 августа в Жлобине — вытащили из собственной машины, как и других автобмобилистов.

— В приговоре указано, что задержания людей 11 августа в Жлобине производились с целью устранения массовых беспорядков. Но никаких беспорядков на улице не было. Сотрудники милиции остановили колонну машин и просто задерживали тех, кто в них находился. Людей вытаскивали, бросали на землю и избивали. Сашина машина была в этом ряду.

Сын, чтобы избежать необоснованного задержания и избиения себя и своих пассажиров, попытался уехать задним ходом.

Но к машине подбежал сотрудник милиции, это был заместитель начальника Жлобинского РОВД. Саша заблокировал дверь, тот дернул за ручку, дверь не открылась, тогда он рацией разбил стекло и продолжал бежать за машиной, которая была уже на ходу. В какое-то мгновенье он отпустил руку и упал, — в очередной раз пересматривает Татьяна кадры происходящего.

На видео, которое впоследствии предоставит в суд сторона потерпевшего, видно, как сотрудник подбегает к машине Александра Французова. При этом из машины действительно ничего в сторону милиции не бросают, наоборот, все окна плотно закрыты.

Милиционер разбивает рацией боковое стекло водителя и хватается за что-то внутри салона. Звук ударов по стеклу слышен, никаких предупреждений или криков о нарушениях не слышно. Машина уезжает, сотрудник падает, к нему подбегают и помогают встать. На этом видео, которое приобщили к делу по ходатайству обвинения, обрывается.

В сети есть еще одно видео, которое суд отказался приобщить к делу, хоть на этом настаивала сторона обвиняемого. На нем видно, как люди в форме обходятся с пассажирами и водителями машин, которые остановили.

— В материалах дела нет протокола о ДТП, потому что Саша, как оказалось, не нарушил правила движения, — продолжает мать арестанта. — Он отъезжал до тех пор, пока не увидел, что за ним выехала машина ГАИ с включенными маячками. Тогда сын остановился и вышел сам, не оказывая никакого сопротивления. В суде это было доказано: неповиновения сотруднику оказано не было, потому что сотрудник никаких требований не предъявлял.

Тем не менее, Жлобинский районный суд признал Александра Французова виновным по ст. 364 УК «Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел» и приговорил к 4 годам лишения свободы, а также назначил к выплате 1500 рублей в качестве компенсации морального вреда в пользу потерпевшего.

Согласно экспертизе, сотрудник милиции получил легкие телесные повреждения, не повлекшие длительного расстройства здоровья.

— После задержания Сашу отвезли на медосвидетельствование, где не зафиксировали побоев. Однако сына потом жестоко избили в РОВД. Ни врача, ни эксперта по постановлению следователя к нему не пускали больше недели. И только 17 августа была проведена судмедэкпертиза, которая зафиксировала телесные повреждения и также отнесла их к категории нетяжких.

Но нам по факту избиения в возбуждении уголовного дела было отказано ввиду отсутствия состава преступления в действиях сотрудников Жлобинского РОВД, — недоумевает Татьяна.

В настоящее время она собирает материалы не только для того, чтобы в дальнейшем дойти до Верховного суда Беларуси, но и до европейского.