Беларусы, возвращающиеся из-за границы, столкнулись с проблемой: некоторых из них при пересечении беларуской границы особенно тщательно досматривают, задают много вопросов и изымают ноутбуки «для проверки». TUT.BY выяснил, как это происходит.

Павел Бобров работает в IT и живет в Гомеле. 15 ноября они с девушкой возвращались из Египта в Беларусь. Маршрут был таким: сначала приземлились в украинском аэропорту в Борисполе, а дальше на трансфере домой. Ехали через пункт пропуска «Новая Гута».

—  Когда пограничник просканировал мой паспорт, началось что-то непонятное. Сначала он что-то писал, потом попросил меня подождать, сказал: «Повисла система». Минут через десять в помещение вошло несколько сотрудников. Они попросили взять вещи из автобуса и пройти на досмотр. Якобы есть какая-то программа, которая оценивает личность и риски, и она выбрала меня для более тщательной проверки. Отмечу, что все сотрудники вели себя очень корректно, — рассказал Павел.

По его словам, проверку вещей проводили уже таможенники. Он оказался единственным пассажиром маршрутки, кого так тщательно досматривали. С собой у него была одежда, ноутбук, сувениры, табак для кальяна и алкоголь из Duty free.

—  Статуэтки и магнитики провозить запретили, пояснили, что они не являются вещами личного пользования. Алкоголя у меня было три литра алкоголя, поэтому одну бутылку пришлось выбросить. А еще, оказалось, что табака я везу чуть больше нормы. На меня составили два постановления. Одно — за незаконное перемещение, второе, что не указал информацию про табак в декларации. 1 декабря у меня был суд — назначили штраф в одну базовую и конфискацию «перевеса». Еще один штраф в пять базовых я оплатил на месте, — рассказал Павел.

Кроме того, говорит Павел, его попросили сдать ноутбук на экспертизу.

—  Еще в самом начале, когда сотрудники только увидели мои вещи, предупредили: с вероятностью 95 процентов ноутбук у меня изымут. Якобы для проверки на наличие экстремистских материалов,  — говорит Павел. — Почему они решили это сделать, я не уточнял. Мне показалось, это из-за того, что 9 августа я был задержан по ст. 23.34 КоАП. Мне дали семь суток… От одного сотрудника таможни прозвучало: «Вы же все понимаете», а второй интересовался: ходил ли я летом «гулять».

Срок экспертизы, предупредили Павла, займет до 20 дней. По словам молодого человека, «в его ноутбуке нет ничего незаконного», но на всякий случай на время проверки он решил пожить за пределами страны.

— 6 декабря экспертиза должна была закончиться, но свой ноутбук я до сих пор не получил, — говорит Павел. — Сначала, когда я звонил в Новую Гуту, мне поясняли, что эксперт в отпуске, потом — на больничном. С этого понедельника, сказали, он уже вышел на работу и в ближайшее время должен все проверить.

Еще один читатель TUT.BY пожелал остаться анонимным. Осенью его также задерживали по ст. 23.34 КоАП. Отсидев на сутках, он с семьей поехал отдыхать в Украину. На обратном пути, вспоминает, их машину тщательно проверили и изъяли ноутбук для проверки. Причем, чья это техника, его или жены, говорит собеседник, не уточняли.

Со Стефанией и ее мужем случилась похожая ситуация:

—  Мы с мужем оба привлекались по ст. 23.34 КоАП. Меня не задерживали, а он провел десять дней на сутках. 6 декабря мы на машине возвращались из Одессы через Новую Гуту. В итоге на границе мы провели три часа, и у нас изъяли ноутбуки, — рассказала Стефания.

В решении о назначении таможенной экспертизы, которое Стефания прислала в редакцию, написано: областная экспертная комиссия по оценке информационной продукции должна проверить «на предмет наличия (отсутствия) в ней признаков проявления экстремизма».

В похожей ситуации оказался минчанин Альгерд Костян, но в отличие от других на него раньше не составляли протокол по ст. 23.34 КоАП, хотя тоже задерживали. Он говорит, что в августе отдыхал у бабушки в Столбцах. 11-го его задержали, но так как молодому человеку на тот момент было 17 лет, уже через час его передали бабушке.

— В октябре моим родителям звонили из милиции, просили, чтобы я пришел на беседу, но я не смог. Я учусь в Институте международных отношений Киевского национального университета им. Тараса Шевченко и на тот момент был в Украине, — рассказывает студент и вспоминает события 8 ноября. — В этот день я на автобусе возвращался в Беларусь через пункт пропуска «Новая Гута». Проверив мой паспорт, пограничник сказал: «Ожидайте», затем меня пригласили на таможенный контроль. Здесь посмотрели все мои вещи, конспекты.

Ничего противозаконного, говорит молодой человек, таможенники не обнаружили. Тогда Альгерд уточнил: «Я свободен?», на что его снова попросили подождать, а затем предупредили: специалисты должны изъять ваш ноутбук на экспертизу.

— Я стал возражать, но мне пояснили, что это обычная процедура, не стоит волноваться. Технику изымут на 20 дней и проверят, чтобы в ней не было незаконных файлов, — отвечает собеседник. — Меня удивило, что из всех пассажиров автобуса такую тщательную проверку пришлось пройти только мне. Мне пояснили, что людей досматривают выборочно, и я попал в эту выборку.

Спустя 20 дней, продолжает Альгерд, информации о своем ноутбуке он не получил. Тогда молодой человек связался со специалистом, который передает ноутбуки эксперту. Последний раз студент интересовался ситуацией со своей техникой 4 января. Эксперт, говорит, на тот момент был на больничном, а ноутбук не проверен.

В Таможенном комитете отрицают связь между изъятием нооутбуков и статьей 23.34 у их владельцев.

— С учетом сложившейся ситуации на основании использования системы управления рисками ввозимые в страну товары таможенные органы направляют на соответствующую проверку. В случае выявления признаков нарушения законодательства дается соответствующая правовая оценка, в ином случае товары в установленные сроки возвращаются владельцам. Имеет место и направление перемещаемых товаров на экспертизу, в том числе для подтверждения их стоимости и качества, заявленных владельцем. Данные подходы соответствуют нормам международного права и национального законодательства о таможенном регулировании, — сказали в ГТК.