Руководитель Пресс-клуба Юлия Слуцкая прислала своей дочери Александре письмо из СИЗО на Володарке, в котором рассказала про свой обычный день. Александра опубликовала письмо на своей странице в Facebook.

 — Опишу тебе мои странные дни. В 6.00 громко звучит короткая сирена, и включается верхний свет. Уже в 6.05 через кормушку подаются миски с кашей. Чаще всего я беру пустую миску, и завариваю там каши, которые ты мне передала. Нужно пошевеливаться, так как в 6.50 миски и ложки заберут. Кружка такая же алюминиевая, как миски и ложка, и без ручки. Губы об нее обжигаются даже когда кофе или чай уже остыли.

В 8 утра проверка. До этого времени нужно успеть поесть, помыться, переодеться и привести себя в порядок. Это не просто, потому что тоже самое делают еще 7 человек. Пространство очень тесное, и в нашем распоряжении одна раковина и один туалет. Поэтому тут очень важно, чтобы все действовали слаженно. Мы научились.

Одновременно дежурный — одна из нас — убирает камеру: подметаем и моем пол, моем кружки, раковину и туалет. Девочки умудряются даже успеть накраситься)

Ровно в 8 — проверка.

С 9 до 10 у меня первая тренировка — разминка, приседания, упражнения на косые мышцы, пресс, спина, растяжка. Каждый раз благодарю Галину за то, что научила меня. Правда, многие упражнения пришлось адаптировать под тесное пространство. Некоторые приходится делать прямо на нарах.

Дальше, до 13.00 в будние дни могут водить в кабинеты — к адвокатам или следователям. Иногда водят на прогулку. К сожалению, мы ходим очень редко. Потому что выводят только всей камерой, а девочки считают, что на улице сыро, и они от этого могут заболеть.

Расскажу о прогулке: это совсем не похоже на прогулки в тюрьмах в американских фильмах. Каждую камеру выводят в отдельный маленький бетонный дворик-колодец. Видно только небо сверху, и колючая проволока. Там совсем нет места для того, чтобы подвигаться или побегать. И когда идет дождь — в этих бетонных колодцах действительно сыро. Но я все равно гуляла бы каждый день, будь моя воля. Стараюсь бегать на месте, прыгать, приседать.

В 13.00 — обед. Я ем только суп с хлебцом — тот, что ты передала мне, или тюремный. На десерт — яблоко.

Из занятий у меня: чтение (удалось заказать в библиотеке аж 2 книги). Еще тут в камере есть Карнеги «Как перестать беспокоиться и начать жить». Час в день читаю его. Это, конечно, прописные истины, но помогает настроиться. Еще в камере есть разговорная грамматика английского языка. Стараюсь проходить по 2-3 урока в день. Ну, и письма, конечно. Пишу каждый день, хотя пока у меня ощущения, что письма уходят в космос. Потому что единственное, что я получила — это твою телеграмму.

В 16.00 у меня вторая тренировка.

С утра до вечера здесь включен телевизор. В основном БТ. На своей шкуре почувствовала то, что и так хорошо знала: не имея информации из других источников совершенно невозможно представить себе, что же происходит на самом деле. И даже твердо зная, что что-то происходит — кажется, что это не так. Кажется, что вокруг тишь да благодать, и только нас изолировали, как вредных для этой благодати субъектов.

Еще из развлечений — мои девочки-соседки. Они все время балуются и шалят. То кривляются, то танцуют, то друг друга поддразнивают, то поют караоке вместе с телеком. Сначала мне было тяжело. Но теперь я понимаю, что это скорее отвлекает и развлекает.

В 18.00 ужин, а в 22.00 отбой. Яркий свет и телевизор вырубаются, и можно остаться с собой наедине.

Обложка иллюстративная: unraveledescape.com