Мария Колесникова из СИЗО обратилась к адвокатам с мировым именем.

— «Мы — факельщики на похоронах», — говорила про себя и своих коллег известный адвокат Софья Каллистратова, которая в советские времена защищала политических заключенных. Не сложно догадаться, что она имела в виду — 50 лет назад в этом регионе выдающаяся защита не могла пробиться через бессмысленность судебной системы. В отдельно взятой стране ничего не изменилось. Незаурядные профессионалы садятся в тюрьмы и лишаются лицензии; общаются с подопечными в комнатах, набитых микрофонами; слушают обвинительные приговоры для своих клиентов, несмотря на блестяще проделанную юридическую работу.

Мой адвокат Илья Салей под домашним арестом.

Мой адвокат Максим Знак в том же СИЗО, что и я.

Моего адвоката Александра Пыльченко лишили лицензии.

Моего адвоката Людмилу Казак хотят лишить лицензии.

Совпадение? Нет. Режим убирает всех, кто должен защищать меня. Он нападает и не дает мне защищаться.

В одном из своих стримов я говорила, что справиться с длительным протестом режим не сможет, и у него останется два пути — либо реформы и допуск новых людей к управлению, либо стать откровенно полицейским государством, меньшинством, противостоящим большинству. На реформы нужна смелость, которой у действующей власти нет, поэтому она сделала очевидный выбор. Но содержание полицейского государства требует денег, которые режим выпрашивает у своего последнего бастиона, меняя их на криво слепленную картинку благополучия.

Те, кто спускают приказы, поручают грязную работенку своим подчиненным. Кто-то же занимается обоснованием для лишения уважаемых адвокатов лицензии. Кто-то же готовит и подписывает бумаги. Как оправдывают себя эти люди, которые забирают работу у Людмилы Казак, матери троих детей?

Режим надеется, что скоро адвокаты в стране закончатся. Что еще немного — и никто не осмелится защищать Марию Колесникову. Я убеждена, что этого не случится. Быстрее закончатся деньги, выделенные на полицейское государство.

Я прошу адвокатов с мировым именем не оставаться в стороне. С вашими коллегами в Беларуси обращаются, как с преступниками. Над ними издеваются, их преследуют, им угрожают и плюют в лицо. Нам нужна ваша помощь. Помогите нам не остаться без неприкосновенного права — права на защиту.