Экс-сотрудница МВД и СК Светлана Хилько, которая 10 лет проработала в правоохранительных органах Беларуси, а сейчас в составе Народного антикризисного управления отвечает за реформирование беларуского МВД, рассказала «Настоящему времени», какие у нее есть инсайды о подготовке беларуских силовиков к весенним протестам и о том, как нужно понимать действия властей по усилению репрессий.

— Сейчас вы держите связь с силовиками в Беларуси? Готовится ли 25-28 марта какая-то мобилизация силовиков?

— Да, конечно. В принципе, все готовится по таким же сценариям, по которым оно готовилось и раньше. Я еще помню, когда я училась в 2006 году в академии во время выборов, [звучали] все те же самые сказки про взрывы, про какой-то тротил, про каких-то нанятых людей, про то, что все угрожает безопасности в Беларуси, какие-то непонятные кукловоды из-за границы пытаются дестабилизировать обстановку в стране.

Понятно, что за месяц или два невозможно накачать мышцы и прийти в какую-то физическую форму, но вполне можно накачать людей пропагандой, и для этого делается все. Сотрудники закрываются в казармах, у них отбираются пропуска, им не дают ходить на больничный, у них постоянно происходят эти вбросы.

И то, что мы видим по телевидению, когда выступают чиновники Министерства внутренних дел, Комитета государственной безопасности, рассказывают эти небылицы про подготовку протестов из-за границы, и то же самое мы видим внутри системы.

Но сейчас ситуация радикально отличается тем, что у всех людей есть доступ в интернет, у сотрудников тоже есть доступ в интернет, и они уже сами смеются. Сотрудники говорят: «Я вчера говорил, что скоро тротил найдут», «Я позавчера говорил, что скоро автобус какой-то с оружием [обнаружат]». У нас летом были вагнеровцы, у нас прорывались какие-то джипы через границу, но до сих пор почему-то так мы и не видим уголовных дел по этим фактам, до сих пор нет никаких подтверждений — сотрудники это сами прекрасно понимают.

— Тертель говорит о том, что силовики будут с особой жестокостью разгонять протестующих. Вам что-либо известно о новых средствах, которые могут применять силовики на предстоящих акциях?

— Нет, у них нет никаких новых средств, средства все те же, все те же силы, которые у них имелись и летом. Они очень боятся. Сейчас пропаганда настроена на то, чтобы максимально сделать так, чтобы люди не вышли. Людей пугают те же самые заявления, которые он делает по телевидению, плюс к этому — жуткие репрессии, показательные суды. Все это транслируется в СМИ, как будто уже арестовали всю страну и вся страна находится за решеткой.

Внутри системы МВД идет какая-то жесткая зачистка — ищут несогласных, точно так же работает внутренняя разведка — на искоренение любого инакомыслия, которое может хоть как-то обнаружиться. В принципе, все эти методы давно известны, и ничего нового они нам предоставить не могут. Они максимально будут давить сейчас информационно, чтобы не дать людям выйти, чтобы создать для сотрудников внутри системы так называемый легитимный повод, чтобы они могли применять силу.

Заметьте, он говорит в конце фразы всегда: «Это будут стычки с милицией, это будет еще что-то». Мы прекрасно знаем, что в Беларуси протест мирный, ни одного нет человека в Беларуси, который выходил бы и собирался какой-то вред нанести стране. Выходят бабушки с цветами, выходят женщины. И нам говорят, что это будут стычки с милицией. Эти стычки могут быть, только если они спровоцированы со стороны МВД, только если они спровоцированы какими-то специально подготовленными с их стороны сотрудниками.

Обложка: REUTERS/Stringer