На брифинге МИДа 14 июня журналистам показали видео разговоров польского консула Анджея Рачковского с активистками Союза поляков Иреной Бернацкой, Анной Панишевой и Марией Тишковской. Председатель Следственного комитета Дмитрий Гора там же признал, что Анджея Рачковского с фигурантами «дела поляков» записывали без ведома дипломата.

Это вообще законно? Не нарушено ли международное законодательство о дипломатической неприкосновенности? С этими вопросами «Еврорадио» обратилось к адвокату Сергею Зикрацкому.

 — Венская конвенция о дипломатических отношениях предоставляет определённую степень защиты для диппредставительств, для служебных автомобилей посольств и так далее, — рассказывает Зикрацкий. — Если бы подобного рода запись производилась в диппредставительстве, то тогда бы я сказал, что была нарушена Венская конвенция. Но посол в данном случае никакой защиты не имел. А должен быть защищён в такой ситуации, например, адвокат: в Уголовно-процессуальном кодексе прописано, что он имеет право конфиденциально общаться со своим подзащитным.

Правда, то, что написано в УПК, не мешает следственным органам Беларуси записывать разговоры адвокатов с подзащитными. Да не просто записывать — а публиковать их! Свежий пример — показанный на госТВ разговор Сергея Тихановского с его адвокатом Натальей Мацкевич.

На брифинге председатель СК заявил, что следователи получили санкцию прокурора на следственно-оперативные действия относительно задержанных польских активисток, в том числе — негласные. Тем не менее, по словам Зикрацкого, даже в этом случае силовики не смогли не «налажать».

 — Вне зависимости от статуса — посол или не посол, вне зависимости от того, имели ли они право записывать разговор или нет, они не имели право публичить это на брифинге. Почему? Во-первых, у нас есть закон об оперативно-розыскной деятельности, который предполагает, что материалы используются в определённых целях, и опубличивание этим законом не предусмотрено. Во-вторых, мы всё-таки говорим о частной беседе двух лиц. Очевидно, что можно говорить о вмешательстве в личную жизнь — это была конфиденциальная беседа. Как и любая конфиденциальная беседа, эта беседа охраняется законодательством Республики Беларусь. Её разглашение является незаконным.

Способов защиты, по мнению Сергея Зикрацкого, немного: «Я бы сказал, что, наверное, есть только один способ защиты: подача в гражданский суд искового заявления и требование моральной компенсации».

Будет ли Анджей Рачковски судиться со Следственным комитетом, неизвестно. Временный поверенный в делах Польши в Беларуси Мартин Войцеховский ситуацию не комментирует.