Вчера депутат польского Сейма Франтишек Стерчевски пытался прорвать кордон пограничников, чтобы доставить вещи для мигрантов, которые более двух недель живут лагерем на польско-беларуской границе. Радио «Свобода» пообщалось с политиком.

33-летний Франтишек Стерчевски — член клуба «Гражданская платформа». Это либеральная фракция польского парламента, главный политический оппонент правящей консервативной партии «Право и справедливость».

На польско-беларускую границу уже несколько дней прибывают оппозиционные польские политики. Они пытаются помочь беженцам и критикуют правительство своей страны за бездействие, которое, по их мнению, может закончиться трагедией.

— Вы все еще на польско-беларуском пограничье?

— Да, я на месте, ночую в лагере. Теперь я на пару минут отъехал, чтобы иметь телефонную связь и возможность с вами поговорить. Я живу в небольшом палаточном лагере фонда «Спасение». Там я вместе с переводчицей, медиком, юристом. Мы пытаемся разговаривать с пограничниками, чтобы решить этот гуманитарный кризис.

— Видео, на котором вы убегаете от солдат, стало вирусным. Почему вы пошли на такой неординарный шаг, когда рядом с беженцами есть солдаты Польской армии и другие службы, которые следят за тем, чтобы с ними ничего не случилось?

— Я не очень понимаю, что вы имеете в виду под «ничего не случилось». Эти люди зовут нас, говорят, что им нечего есть и пить. Они уже более двух недель закрыты в плотном беларуско-польском кордоне. Мы разговариваем с ними через мегафон. Но разговор усложняют польские военные, которые намеренно включают в машинах двигатели, чтобы мы ничего не услышали. Мы знаем, что эти люди в плохом состоянии. Они пьют воду из ручья. 12 человек больны, у них простуда, так как идет дождь и им холодно. 52-летняя женщина находится в критическом состоянии. Если мы немедленно не допустим к ним медиков, то может произойти трагедия.

— Откуда у вас информация о состоянии этих людей, если туда никого не пускают?

— Туда пустили уполномоченного по правам человека, он видел все собственными глазами. По его словам, то, что там происходит, имеет признаки пыток и угрожает здоровью и жизни этих людей. Согласно постановлению Европейского суда по правам человека, то, что там происходит, — незаконно и является нарушением Женевской конвенции. Польша обязана помочь этим людям и направить их в пограничный пункт, чтобы они могли обратиться за убежищем.

— Известно ли вам, как выглядит ситуация с беларуской стороны? Передает ли кто-то этим людям вещи первой необходимости?

— Когда эти люди там появились, то польские пограничники ходили по окрестным деревням и просили жителей, чтобы те сделали яичницу и дали этим людям поесть. Это был первый рефлекс от сердца. Но потом пришел приказ из министерства, и началась блокада. С того момента эти люди полностью отрезаны от мира. Сначала блокада была возле их лагеря, тогда депутату Матею Конечному удалось с ними поговорить и перебросить некоторые вещи. А сейчас в 300 метрах от этого лагеря находится новый кордон полиции, и только за ним стоит наш лагерь фонда «Спасение». Именно с этого расстояния мы разговариваем с беженцами через переводчика и видим, что там происходит. Сегодня там был ксендз Войцех Леманьски (популярный католический священник, 7 лет работал в Беларуси), чтобы по-христиански накормить и напоить голодных людей. Но его также не допустили к беженцам.

— А какая у вас цель? Вы требуете, чтобы их пустили в Польшу, и они смогли подать заявление на убежище?

— Я здесь, потому что мы все еще стараемся разговаривать с пограничной службой и убедить их, что их действия незаконны. Через обращения я стараюсь получить ответы от Министерства внутренних дел, администрации и польского правительства, почему они игнорируют эту ситуацию. Мы просим их соблюдать международное право и нашу Конституцию. Мы здесь также для того, чтобы информировать общественное мнение о том, что здесь происходит. Сначала этих людей надо накормить, дать лекарства. А потом их должны допустить в пограничный пункт, чтобы они смогли обратиться к Польше за убежищем. Я не хочу, чтобы кто-то умер в этих кустах. И польские военные должны как можно скорее вернуться домой. Это абсурд, что сотни силовиков участвуют в блокаде неизвестно чего, якобы там опасные преступники. А там просто беззащитные люди, которые трясутся от голода и холода.

— Ваши политические оппоненты утверждают, что если польское правительство впустит этих людей и предоставит им убежище, то это начнет целую волну миграции в Польшу, которую трудно будет остановить. И что таким образом Польша проигрывает Лукашенко, который использует беженцев в своих целях. Что вы им ответите?

— Эта волна появилась бы в любом случае. Лукашенко цинично использует эту ситуацию. Но кто в данный момент хуже: режим Лукашенко, который цинично использует этих людей, или наше правительство, которое отказывает этим людям в первой помощи и человечности? Если у нас есть пограничная служба, то она должна работать профессионально. Они должны проверить каждого человека и разобраться, есть ли там преступность или контрабанда. А если кто-то убегает из своей страны от войны, то наша Конституция обязывает помочь такому человеку. Польша и Евросоюз показывают Лукашенко свою слабость. Единственное, что может его напугать, — это жесткие экономические санкции, и только так можно на него нажимать. А группка из 30 мигрантов — это капля в море всей этой ситуации.

— Может, потому, что если сегодня впустить 30, то завтра будет 300, а через неделю 3.000?

— Лукашенко не создает этих людей. Они убегают из Афганистана и пробуют разные пути. Лукашенко использует этих людей, но причина побега этих людей — приход к власти в Афганистане талибов. Эти люди были нашими союзниками, переводчиками, проводниками. Благодаря им польская и американская армии, и союзники по НАТО, могли выполнить свою миссию. И если они оказались под угрозой, мы обязаны быть с ними солидарными и поддерживать их.

— Как тогда заставить Лукашенко не использовать этих людей в своих целях? Вы вспоминали санкции, но они были введены еще в июне.

— Потому что эти санкции против Лукашенко очень деликатные. Речь о серьезных санкциях, Лукашенко остановит экономическая блокада. Он сейчас смеется не с того, что Польша не пускает 30 беженцев, а с того, что нет санкций, которые бы его напугали. Эти люди так или иначе будут приходить в Европу. И речь не только о Беларуси. Будут идти через Украину и другие страны. Их заставляет убегать не Лукашенко, а война и талибы. Мы не можем воспринимать невиновных людей как преступников.

— Опять сошлюсь на ваших оппонентов. Они говорят, что если эти люди убегают от талибов, то в Беларуси талибов нет, поэтому они могут просить убежища в Беларуси.

— Это так не работает. Беларусь не уважает прав этих людей. Если они появляются на беларуской территории, то беларуские силовики тут же везут их на границу. Беларусь нарушает права человека относительно этих людей, и это не случайно. Давайте представим, что было бы, если бы в таком лагере были наши близкие, не имея ни воды, ни еды, стояли бы там и в дождь, и в холод. Каждый заслуживает международной помощи, и чтобы к нему допустили того, кто хочет помочь. Мы не ожидаем, чтобы премьер Моравецкий приехал и готовил для них еду. Мы сами хотим им помочь, чтобы там никто не умер. А уж потом давайте послушаем, кто они и какие у них аргументы. К людям нельзя относиться по-варварски.

— Сколько времени вы намерены оставаться в лагере?

— Трудно сказать. Я приехал в понедельник на один день, чтобы привлечь внимание к этой ситуации. А сегодня я здесь четвертый день. Надеюсь, что ситуация скоро разрешится и что мы избежим трагедии. Этот кризис не должен продолжаться две недели, максимум — два часа.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду.

Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч