Политзаключенный Виктор Царикевич получил год колонии за развешанные чучела в виде милиционеров. Около недели назад он отбыл срок и вышел на свободу. Виктор рассказал «Радио Свобода», чем колония отличается от СИЗО и что там сейчас происходит с беларусами, которые отбывают сроки по политическим статьям.

В СИЗО Виктор сидел в uродненской тюрьме, а наказание отбывал в витебской колонии «Витьба» — там отбывают наказание многие бывшие государственные служащие. После пересчета срока согласно новому законодательству (1 день СИЗО = 1,5 дня колонии общего режима) ему сократили наказание на 81 день.

По словам Виктора, он везде пересекался с политзаключеными. В каждой камере СИЗО с ним сидели по 2-3 человека по политическим делам, а на «Витьбе» сейчас около 70 политзаключенных. В колонии те, кто состоит на учете как «экстремист», должны носить желтые бирки.

«Там 80% сидит от тех 3% — полушутя говорит Виктор о контингенте. — Основная их цель — обмануть ближнего, съесть сначала чужое, а своего не трогать».

Человечного, по его мнению, на зоне ничего нет. Раньше осужденные выполняли обещания, а теперь слово не держат. Если кто-то что-то одолжил другому, то вряд ли ему это отдадут. Человечности со стороны сотрудников Виктор тоже не встречал. Если кто-то и выглядел добрым человеком, то боялся это проявить, чтобы его не «сдали» начальству коллеги.

«„Политические“ стали отходить от „зечья“. Они там курят, чаи гоняют, а мы зарядку делаем, читаем, другую работу делаем», — говорит об отличии бывший заключенный.

В колонии Виктор работал подсобным рабочим на деревообработке. За 4 месяца заработал 4 рубля.

«На промзоне приветствуется все тупое, бессмысленное. Если хорошую подсказку дашь, это не приветствуется. А когда придумаешь, как усложнить жизнь всем, это одобряют, чтобы доску, например, принести не напрямик, а вокруг», — рассказывает о порядках Виктор.

Об условиях заключенный коротко говорит: было трудно. Каждый день — как испытание. Не знаешь, где будешь через минуту. В колонии тяжелее, чем в СИЗО, так как совсем нет личного времени и пространства.

Когда следствие по делу Царикевича завершалось, его посадили на 21 день в одиночную камеру. Оттуда регулярно вызывали на собеседования. От него ждали признательных показаний или свидетельств против других. Он ничего не сказал.

«Когда я просидел неделю в одиночке, у меня в камере появилась одна мошка, маленькая мошка. Я так радовался, что я там не один», — говорит бывший заключенный.

«На Новый год было скучно, а потом все равно весело. Кто — то запустил салют за воротами гродненской тюрьмы», — вспомнил Виктор веселый момент из СИЗО.

Виктор говорит, что улыбаться в заключении не принято. Если сотрудник увидит улыбку, может прийти со «шмоном», так как улыбка свидетельствует, что человек не сломался, поэтому ему устраивают дополнительные трудности.

«Витьба» считается показательной колонией, так как там сидят бывшие прокуроры, следователи, судьи, бизнесмены. По наблюдениям Виктора, среди заключенных ощущается разделение по бывшим должностям. «Простые люди» боятся подходить к «госслужащим», хотя и хотели бы спросить совета по своим делам. Он сам так не делил людей, а общался с ними по человеческим качествам.

Царикевичу в июле пришло письмо от Воскресенского с предложением написать прошение о помиловании. Он на него не ответил. По его словам, 30 мая в колонию приезжали представители Генпрокуратуры, вызывали по одному всех, кто состоит на учете по «экстремизму» и уговаривали писать такую же просьбу. Согласились 6-7 человек. Однако позже их родственникам в Генпрокуратуре сказали, что никаких бумаг у них нет. Позже их обнаружили у Воскресенского, говорит Царикевич. Теперь заключенные уже не доверяют таким предложениям.

Виктор полагает, что внутри колонии никого не будут осуждать, если они напишут прошения о помиловании, так как это личное дело каждого.

Что касается общего настроения заключенных, то собеседник убежден: большинство продолжает надеяться на скорые перемены.

«До сих пор люди там сидят с такими мыслями, что вот-вот что-то переменится. Непрочное все, что строится на насилии… Надежда там никогда не умрет. Каждый вечер по СТВ новости. Это как закон — прийти и послушать хотя бы анонс — может что-то поменялось», — говорит Виктор.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду.

Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

Фото: «Радио Свобода»

Обложка:  Gatis Murnieks