Сегодня вынесли приговор Марии Колесниковой и Максиму Знаку.

Максим Знак приговорен к 10 годам колонии усиленного режима, Колесникова к 11 годам колонии общего режима.

Приговор не окончательный и может быть обжалован.

Минский областной суд рассматривал дело в суде Минского района. Разбирательство проходило в закрытом режиме якобы «в интересах обеспечения государственных секретов и другой охраняемой законом тайны». Процесс вел судья облсуда Сергей Епихов.

Возле суда выстроилась длинная очередь людей, желавших попасть на оглашение приговора. К полудню у здания суда стояло около сотни человек. Иностранных дипломатов не пустили на оглашение приговора Колесниковой и Знаку. Сотрудники полиции объявили, что требуется разрешение МИД. Вдоль очереди ходили люди в гражданском и снимали очереь на видеокамеру, передает «Еврорадио».

На руках Максима и Марии — наручники. Причем у Максима Знака руки сцеплены за спиной, а у Марии Колесниковой — спереди. Она изображает ладонями сердечко и выстукивает наручниками мелодию.

Максим Знак говорил присутствующим:

 — Уважаемые зрители, рады вас видеть. Хорошо, что вы пришли на полчаса раньше. Надеюсь, хватит нашим родным и знакомым места после вас.

Мария Колесникова:

 — Почему вы так далеко? Подходите поближе, тут вообще-то есть пространство, подходите сюда.

В зал допустили отца Марии Колесниковой. 

Знака и Колесникову обвиняли по части 3 статьи 361 (призывы к действиям против национальной безопасности), части 1 статьи 357 (заговор с целью захвата государственной власти неконституционным путем), части 1 статьи 361−1 (создание экстремистского формирования и руководство им). Максимальное наказание по ним — 12 лет лишения свободы.

Уголовное дело поступило в суд в начале июля. В деле был 41 том, в каждом примерно 250-280 страниц. Суд начался в первых числах августа. От общественности скрыты имена следователей, детали обвинения, собранные следствием доказательства вины Максима и Марии. Адвокаты фактически не могут рассказать, на чем строится линия защиты. Беларусы не смогли услышать последнее слово Маши и Максима. Если дело против Виктора Бабарико государственные СМИ активно освещали еще до начала суда, то про Марию Колесникову и Максима Знака молчат. Ни деталей, ни фильмов, которые бы вскрывали «тайный сговор». Есть только один пресс-релиз Генпрокуратуры.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду.

Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч