В суде Московского района Минска вынесли приговор Виталию Коваленко, которого обвиняли в насилии в отношении сотрудника милиции, пишет «Вясна».

Дело рассматривала судья Ольга Малашенко, сторону гособвинения поддерживал Роман Бизюк.

Согласно обвинению, 23 апреля 2021 года в промежуток времени с 7.30 до 8.00 часов Виталий Коваленко применил насилие в отношении сотрудника милиции отряда быстрого реагирования Владислава Суворова при оказании им содействия в проведении обыска в квартире обвиняемого по постановлению следственного комитета по г. Минску, а именно наносил удары входной дверью по фалангам пальцев милиционера правой руки, что повлекло телесные повреждения в виде переломов и царапин средних фаланг третьего и четвертого пальцев. Своими умышленными действиями обвиняемый совершил преступление по статье 364 Уголовного кодекса.

Виталий Коваленко второй слева

Виталий Коваленко сказал, что не применял насилия в отношении сотрудника милиции. В суде объяснил, что в то утро находился дома с семьей, жена вышла провести 8-летнего сына к лифту, а сам он был в туалете, когда услышал истерический крик жены: «Виталий, помоги!»

Обвиняемый выбежал, увидел, что сын находится в коридоре перед дверью, плачет и кричит: «Папа!», а жена была в тамбуре и кричала, что нужно закрыть входную дверь. Виталий увидел не менее четверых мужчин в спортивных костюмах, масках, был в шоковом состоянии от происходящего: думал, что в его квартиру ломятся бандиты или алкоголики, — никаких опознавательных знаков у милиционеров не было.

Кто-то держал дверь за ручку, некоторое время их перетягивали между собой Виталий и неизвестные, пока обвиняемый не услышал крик: «Рука! Пальцы!» Тогда Коваленко приоткрыл дверь, после чего дверь уже легко закрылась. До этого выкрика обвиняемый слышал из-за двери только ругань от тех, кто ломился в его квартиру, никто ему не говорил, что они из милиции, и не представлялся. Виталий не видел рук и пальцев милиционера, не имел намерения причинить ему вреда, не чувствовал, что мог сломать пальцы дверью кому-то.

Как только Виталий закрыл дверь, по ним начали бить тяжелым предметом, похожим на кувалду.

«После второго удара крикнули: „милиция“, и я сразу же открыл дверь. В квартиру зашел молодой человек и сказал лечь на пол лицом вниз, я лег и мне надели наручники», — рассказал Коваленко.

Затем мужчину задержали и доставили в РУВД Московского района. Коваленко отметил, что если бы знал сразу, что это милиционеры, то такая ситуация вообще бы не случилась. У него никогда не было проблем с милицией, не было причин бояться сотрудников.

В суде допросили потерпевшего Владислава Суворова, который рассказал, что утром 23 апреля принимал участие в проведении обыска у Коваленко, все сотрудники были в штатском, в масках или балаклавах, имели при себе оружие. Сотрудники милиции позвонили в дверь, женщина открыла дверь, ей сказали, что из «милиции», после чего женщина закричала.

«Я вставил ногу в проем, взял женщину за талию и передал ее сотрудникам. После чего увидел приоткрытую дверь другой квартиры, там был мальчик, он заплакал, я присаживался, чтобы успокоить, говорил, что мы из милиции, все хорошо»

После этого появился обвиняемый, схватился за дверь, пытался их закрыть, а Суворов — не давал это сделать, так как якобы боялся, что ребенок мог пострадать, так как мальчик находился в проеме двери. Суворов был в перчатках, тянул правой рукой за край двери, а левой рукой — за ручку, пытался что-то кричать. В какой-то момент отлетела ручка, и пальцы милиционера оказались зажатыми между дверью и проемом. После этого коллеги пострадавшего вставили в проем отжим — специальный инструмент для взлома двери, нанесли два удара кувалдой, после чего дверь открылась. Кто именно открыл дверь, Суворов не знал.

Потерпевший утверждал, что неоднократно кричал, что он из милиции, находился в 2-3 метрах от обвиняемого, и тот должен был услышать. Он говорил, что Коваленко мог видеть его пальцы, так как они торчали с края двери, но продолжал закрывать дверь. Суворов кричал: «Мои пальцы! Милиция! Отпусти дверь», однако дверь никто не приоткрывал, свою руку он вытащил из проема.

Впоследствии ему диагностировали перелом двух пальцев, потребовалось два месяца лечения. Милиционер отметил, что залечил руку, но «не мог оказывать помощь своим родным во время летней посевной». Он запросил компенсацию нанесенного ущерба в размере 5.000 рублей, которую объяснил сильным дискомфортом от перелома, приемом обезболивающих, также милиционер отстал от распланированной программе по спорту. Виталий Коваленко иск признал частично — «по совести, наполовину».

В суде были допрошены в качестве свидетелей сотрудники милиции Сазонов, Бойко и Сидоров (фамилия изменена, выступал в балаклаве), которые принимали участие в силовой поддержке проведения обыска у Виталия Коваленко. Они описывали ситуацию таким же образом, как и пострадавший милиционер. Говорили, что всего было около восьми сотрудников милиции, что сначала женщина открыла дверь, а после начала кричать, что могло свидетельствовать о том, что «в квартире находится что-то в рамках уголовного дела». Уверяли, что в первую очередь говорили, что из милиции, обвиняемый слышал это, а также не мог не видеть пальцы пострадавшего на дверях.

В суде не пояснялось, на каком основании проводился обыск у Виталия Коваленко. Мужчина ранее не привлекался ни к административной, ни к уголовной ответственности. Его характеризовали как хорошего соседа и выдающегося отца, к делу приобщили ходатайство с 15 подписями соседей.

В результате судья Ольга Малашенко признала Виталия Коваленко виновным и наказала его тремя годами «химии», а также постановила взыскать с обвиняемого в пользу потерпевшего 3.000 рублей компенсации. Обвиняемого освободили из-под стражи в зале суда до вступления приговора в силу.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду.

Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч