Беларус Сергей Савельев оказался в российской тюрьме, где получил доступ к съемкам видеорегистраторов сотрудников службы исполнения наказаний. На этих записях фиксировались в том числе пытки и издевательства над заключенными. Беларус собирал и прятал эти записи три года, а после освобождения передал правозащитникам. Теперь Савельев находится во Франции, где попросил политическое убежище — после слива его пытались арестовать. Он дал BBC первое интервью. Публикуем самое главное из него.

В интервью Сергей рассказал, что около 9 лет назад поехал в Россию на заработки к знакомым, но, как выяснилось, работа была связана с «запрещенными веществами». По словам Сергея, как только он получил первую «посылку», к нему в квартиру ворвались силовики.

«Избивали весь день в квартире, еще пока шел обыск, выемки. Все эти здоровяки стояли надо мной, там, наступали на голову, возили лицом по полу. То есть развлекались люди так. После этого меня там подержали какое-то время в ИВС местном и уже повезли в следственный изолятор. Это было СИЗО 5 города Краснодара», — говорит Сергей.

Как беларус получил доступ к видео с пытками

После этого Сергей провел в разных СИЗО примерно полтора года, а после приговора — 9 лет заключения — его перевели в колонию, оттуда — в туберкулезную больницу, потому что после перенесенной пневмонии у Сергея пострадали легкие. А там неожиданно предложили работать за компьютером в отделе безопасности. Благодаря этой работе Сергей и получил доступ к видео, которые снимали на видеорегистраторы сотрудники учреждения.

«Съемка на видеорегистратор происходит постоянно, то есть все сотрудники по учреждению передвигаются с регистраторами. Это обязательное требование. И, естественно, их постоянно нужно сбрасывать, эту информацию нужно систематизировать, как-то просматривать.

То есть я почти сразу стал этим заниматься, но я занимался именно этими обычными видеозаписями — как сотрудник делает обход по отделениям, как контролирует в столовой приемы пищи, то есть самые обычные, повседневные вещи.

Я около двух лет этим занимался — то есть с архивами я уже работал, но с обычными, простыми. Все это время ко мне, естественно, присматривались, за мной был контроль, постоянно наблюдали».

Но на видеорегистраторы снимали не только рутину, но и издевательства над заключенными. И эти записи тоже попадали в руки Сергея.

«Какое-то время я просто смотрел, но я не знал, как на это реагировать. <…> понадобилось некоторое время, чтобы как-то это переварить. Естественно, при всем при этом продолжать выполнять свои функции, продолжать работу. Потому, конечно, и после первого, и после второго, и даже третьего, возможно, пятого [видео] — видимо, я не сразу понял, что я хочу делать. Но уже по прошествии некоторого времени я подумал, что я буду это собирать, еще не зная, для чего. То есть еще четкого плана действий не было. Я еще тогда не думал, что я все это сейчас буду копить, а через три года я возьму и сделаю что-то. Нет. Пока буду складывать.

Потому что оно не должно было храниться — на это были конкретные указания. Раз есть видеозапись, мероприятия проведены — все, удаляй. То есть хранить это не нужно было — за редким исключением, когда [говорили]: скопируй на флешку, и начальник отдела с этой флешкой куда-то потом уходит — к вышестоящему руководству или, может, куда-то в управление. <…>

План окончательно оформился году в 2019-м, наверное. Тогда уже некоторые моменты у меня были, но я подумал, что буду собирать. Не всегда получалось успеть скопировать, но то, что удавалось, я все методично складывал, архивировал, прятал», — рассказал Сергей.

Как Сергей прятал информацию

«Главное было — все хорошо прятать. Скажем так, не просто завернуть в пакет, положить в землю, а сверху положить камень, но еще и вырастить сверху дерево — так, чтобы совсем никто не догадался. Примерно настолько все было многослойно упаковано. Поэтому именно за это я не опасался.

Би-би-си: Физически сколько места занимали эти носители информации?

С.С.: Это был относительно большой объем. Практически с ладошку.

Би-би-си: У тебя было четыре досмотра на выходе?

С.С.: Ну да.

Би-би-си: То есть твоя работа все эти годы, в том числе работа с камерами, позволила тебе узнать, каким образом лучше спрятать диск?

С.С.: Все говорят, что это невероятно, невозможно. Нет, это все возможно, когда знаешь, как это работает, когда ты знаешь этих людей, знаешь, чего от них ждать, как они себя примерно хотя бы поведут в той или иной ситуации. То есть я все это продумал, я это все «прокатывал» не один раз, пока все это до автоматизма не докрутил, пока не решил, что да, вот этот вариант точно пойдет. И все получилось.

Как беларусу удалось избежать задержания за слив видеозаписей с пытками

Освободившись, Сергей передал архив видеозаписей правозащитной организации «Гулагу.нет». Вскоре после этого его попытались задержать силовики.

«Я решил слетать в Новосибирск к друзьям. [По дороге] из Минска в Новосибирск у меня была пересадка в Пулково. Прилетел в Пулково и пошел к стойке регистрации на следующий рейс. Узнать, когда начнется регистрация. Девушка уточнила мою фамилию и попросила чуть-чуть подождать. Тут я сразу понял, что что-то здесь не так. Ну а куда деваться?

Через несколько минут подошел один мужчина в штатском, с ним двое полицейских, местных, из аэропорта. Говорит: «Сергей Владимирович? — Да. — Куда летите? Что везете?» Сразу же подошли еще пара человек в штатском. Их каждые пять минут становилось больше и больше, набежало около десятка в общей сложности. Никто не показывал никаких удостоверений, никто не представлялся. Да не было необходимости. Прекрасно представлял уже, кто это такие. <…>

Отвели в отдельное помещение, где начали вести допрос. Они сразу выложили свои карты: «Там твой телефон прослушивали, мессенджер читали, с какой почты ты там все это отправлял, мы в курсе, и по поводу всего твоего сотрудничества с [основателем „Гулагу.нет“ Владимиром] Осечкиным последние полгода мы знаем». <…>

Они меня сразу поставили перед фактом. Тебе, мол, сидеть в любом случае сейчас. За то, что ты делал, ты сядешь. И с учетом того, что ты делал, ты распространил информацию про ФСИН компрометирующую, тебя там убьют. Или со шконки упадешь со второго яруса, или в камере повесишься. Найдут тебя повешенным. Перед этим ты все нам расскажешь, а когда уже будет не надо, то… То есть эта угроза вполне реальна, такое очень часто происходит на самом деле. <…>

И дальше пошел допрос вместе со всеми этими вопросами неудобными. А после этого, уже в конце, говорят: ну вот смотри, сейчас если ты подписываешься на сотрудничество с нами, то мы привлечем тебя по статье «разглашение государственной тайны». Там до четырех лет всего. Если нет, если начнешь скрываться от следствия или что-то еще, то это будет уже шпионаж, потому что ты гражданин другого государства и в иностранную правозащитную организацию передавал сведения о Российской Федерации. Там от 10 до 20 лет и ты, говорит, не скроешься у нас нигде — ни в Белоруссии, ни в Украине, нигде в СНГ. Мы тебя везде найдём. И вот тут мне стало интересно, а выбор-то — он где, какой выбор? То есть вы мне сразу сказали, что посадите, а меня в тюрьме убьют. Сейчас вы мне предлагаете сесть на четыре года, и меня убьют, или сесть на 20 лет — и меня убьют. А что тут выбирать?».

После этого Сергея, как ни странно, отпустили, но все время его дальнейшего путешествия писали в мессенджерах и дали указание брать билет с пересадкой в Домодедово, «мы снова несколько часов побеседуем, и ты летишь к себе в Минск».

Сергей говорит, что понял — там его уже не отпустят. Поэтому в Минск добирался не на самолете, а на маршрутке. В Минске провел около суток, оттуда полетел в Стамбул, потом — в Тунис и, наконец, прилетел во французский аэропорт Шарль-де-Голль. Там с помощью переводчика он объяснил свою ситуацию и спустя несколько часов получил положительное решение — ему разрешили остановиться во Франции.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду.

Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч