Главный редактор издания «Наша Нива», который скоро как полгода находится в СИЗО, дал интервью Русской службе ВВС через цепочку посредников.

О задержании: «Со мной не разговаривали, меня били, им было неважно, что я скажу. Спрашивали: „За кого голосовал на выборах?“ И сразу удар. „Кто сейчас президент?“ Даже если отвечаешь, что Лукашенко, получаешь по голове кулаком. Оперативники, которые везли меня, сами кричали „Перемен“, „Верым, можам, пераможам“ — и продолжали бить меня. Они считали это очень смешным».

О работе в Беларуси: «После того, как власти разгромили TUT.by — крупнейшее онлайн-медиа в стране — стало понятно, что придут за всеми. Были ли какие-то сигналы, что будут бить конкретно по нам? Да нет, просто все вокруг взрывалось. Но мы продолжали работать подчеркнуто легально, чего нам бояться в своей стране. <…> Главный редактор не может ночью уехать из страны, а потом написать в редакционном чате: „Я в безопасности, а вы держитесь“. Капитан уходит последним, а не первым. И я не мог отправить из Беларуси всю команду, пока оставались условия для работы внутри страны».

Об обвинении: «Надо мной смеются даже охранники, мне стыдно сокамерникам говорить, в чем меня обвиняют. Якобы „Наша Нива“ платила за электроэнергию не по тому тарифу, по которому была должна [для физических лиц, а не для юридических], и электросетям нанесен ущерб на сумму 3500 рублей. При этом само предприятие никогда не обращалось к нам с претензиями. И даже сейчас, насколько я знаю, утверждает, что нет никакого долга».

«С июля не проводилось вообще никаких следственных действий. Меня просто заперли из мести за мою профессиональную деятельность. Самое сложное — понимать, что тратишь время, которое можно было бы провести с пользой. Причем это знают все участники — и следователи, и прокуроры. Но они живут по принципу „вы сами все понимаете“. И еще тяжело осознавать, что эта ситуация выматывает родных».

Об атмосфере в СИЗО: «18-летний наркодилер, у которого за спиной уже несколько судимостей, прощался со мной словами „Жыве Беларусь“. 22-летний турок, которому дали больше 10 лет, отвечал мне „Дзякуй“ и „Смачна есці“. В одну камеру попали физрук и его бывший ученик. Я познакомился с несколькими десятками человек, почти никто, кроме политических, не говорил, что вообще невиновен. Все осознают свою вину, но есть вопрос, как квалифицировали их преступление, и насколько суровое наказание дали».

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду.

Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

Обложка: Facebook-страница Егора Мартиновича