Светлана Тихановская сегодня выступила в Европарламенте. Она призвала европейских политиков к более решительным действиям для разрешения политического кризиса в Беларуси, передает Motolko.help.

 — Господин президент, уважаемые члены Европейского парламента,

Сегодня в Беларуси политических заключенных больше, чем собравшихся здесь членов палаты. 882 из моих соотечественников были признаны лишенными свободы за осуществление базовых политических прав, которые жители других стран Европы принимают как должное. Если бы мы пригласили всех беларусов, которые были необоснованно лишены свободы за одежду или носки не тех цветов, им не хватило бы места даже в четырех таких залах.

Я обращаюсь сегодня к вам от их имени и от имени других беларусов, которые верят в свободы, отстаиваемые ЕС. Среди них — мой муж, Сергей Тихановский, и моя подруга, Мария Колесникова. Среди них и Алесь Беляцкий. Всего год назад он был с нами на заседании Европейского парламента, когда получал премию «За свободу мысли» имени Сахарова. Через полгода после возвращения домой Алесь был арестован за деятельность в рамках Правозащитного центра «Вясна». Дело Алеся подтверждает, что беларуский кризис гораздо ближе ко всем нам, чем может показаться. Совсем недавно Алесь был здесь и принимал поздравления. Сейчас он за решеткой. Беларусы больше не могут чувствовать себя в безопасности ни в своей стране, ни за рубежом. Но в безопасности себя не могут чувствовать и другие жители Европы.

Как мы уже убедились, беларуский режим продемонстрировал, что готов захватывать людей на международных авиарейсах, злоупотреблять своими правами как члена международных агентств и международных соглашений, чтобы наказывать несогласных. Использовать как оружие мигрантов, преднамеренно подрывая стабильность и безопасность Европы.

Столкнувшись с таким вызовом, можно остановиться, будучи парализованным от страха, а можно взять судьбу в свои руки и переломить ход европейской истории в свою пользу.

Когда в декабре прошлого года я обращалась к Европейскому парламенту, я рассказывала о событиях 2020 года. Тогда я говорила: «В этом году мир увидел пробуждение Беларуси». В 2021 году мир увидел, как активно Беларусь сопротивляется режиму, который стал еще более агрессивным. Но увидел ли мир Европу, которая стоит плечом к плечу с нами, отстаивая наши общие ценности, нашу общую свободу и достоинство?

Мы убедились, что Европа может не только говорить, но и действовать. Беларусы увидели отважных европейских дипломатов, как Дирк Шубель, которые были готовы рисковать ради своих ценностей и принципов. Беларусов приятно удивили беспрецедентные меры, принятые Европейской комиссией, которая объявила о Всеобъемлющем плане ЕС для Беларуси. Беларусы были благодарны Европейскому парламенту за премию имени Сахарова и голоса в поддержку политических заключенных. Однако в 2021 году беларусы пережили и многое другое. И я бы хотела кратко рассказать, каким был этот год для моих соотечественников.

О том, как прошел год

В январе беларуская милиция начала арестовывать людей, врываясь прямо к ним домой.

В феврале две молодые журналистки, Дарья Чульцова и Катерина Андреева, были приговорены к двум годам лишения свободы за репортаж о митинге протеста, который состоялся после гибели Романа Бондаренко, избитого до смерти сотрудниками силовых служб. В то же время от Европы мы слышали, с большего, вежливые призывы соблюдать свободу слова в Беларуси, а аналитики высказывали предположение о том, что политический кризис завершен.

В марте сотни людей были задержаны только за то, что в День независимости Беларуси вышли из дома — настолько боится режим новой активности на улицах. Тем временем в Европе многие утверждали, что ситуация, похоже, «стабилизировалась», так как не видели новых картинок массового протеста. И это при том, что 800 000 беларусов проголосовали за переговоры на онлайн-платформе «Голос».

В апреле представляющий режим министр иностранных дел пообещал «уничтожить гражданское общество». Людей в тюрьмах травили хлоркой. Тем временем интерес европейских СМИ к Беларуси стремительно падал.

Май стал критической точкой. Был уничтожен крупнейший независимый новостной сайт TUT.BY, а его сотрудники — заключены под стражу. Активист демократического движения Витольд Ашурок умер в тюрьме по невыясненным причинам. 17-летний Дмитрий Стаховский, не вынеся бесконечных допросов сотрудниками милиции, покончил с собой.

Наконец, ради похищения блогера Романа Протасевича государство организовало незаконный захват самолет Ryanair. И только после этого Европа приняла первые серьезные меры против режима. Через девять месяцев после того, как в Беларуси возникла катастрофическая ситуация с правами человека.

Я благодарна ЕС за твердый ответ на вопиющую выходку режима, посадившего европейский самолет. В тот момент Евросоюзом можно было по праву гордиться. И все же, был бы ответ таким же жестким, если бы на борту Ryanair не было граждан ЕС? Только ли граждане ЕС могут надеяться на защиту демократии и прав человека?

В июне политический заключенный Степан Латыпов совершил попытку самоубийства во время суда, так как режим угрожал пытками его отцу, если Степан не признает себя виновным. Тем временем политики Европы беспокоились о том, что от санкций могут пострадать простые беларусы — как будто беларусы уже не страдали от режима. Как будто беларусы винили ЕС. По результатам социологических опросов, большинство беларусов винят в действующих санкциях именно режим.

В июле претендент на участие в президентских выборах Виктор Бабарико был приговорен к 14 годам тюремного заключения. В том же месяце режим выполнил свое обещание «уничтожить гражданское общество». Были закрыты десятки независимых СМИ и 270 НГО, арестованы многие их сотрудники и волонтеры. Тем временем в Европе выражали глубокую озабоченность.

В августе спортсменка Кристина Тимановская была практически похищена во время проведения Олимпийских игр в Токио только за то, что высказала критику в адрес беларуских спортивных чиновников. Тем временем МВФ выделил Беларуси более 1 миллиарда долларов для борьбы с COVID — стране, где сознательно заражают вирусов политзаключенных в тюрьмах. СМИ Европы тем временем освещали совершенно другие вопросы международной повестки.

В сентябре Марию Колесникову приговорили к 11 годам тюремного заключения. ИТ-специалист Андрей Зельцер был застрелен ворвавшимися в его квартиру сотрудниками КГБ. Его жену как единственного свидетеля спрятали в психиатрической лечебнице. И почти 200 беларусов были арестованы за «негативные комментарии» в сети по поводу случившегося. Тем временем по всей Европе лоббисты за солидное вознаграждение изо всех сил пытались блокировать новые санкции против режима.

В октябре миграционный кризис развернулся во всю мощь. Тем временем в тюрьме продолжает сидеть 64-летний политик Рыгор Костусёв, у которого подозревают онкологию, но он не получает никакой медицинской помощи. А в Европе режим продолжает использовать Интерпол для преследования выехавших за границу беларусов.

В ноябре напряжение на беларуско-польской границе достигло точки кипения. Тысячи иностранных граждан, которых режим сделал своими заложниками, стали главным фокусом внимания ЕС. Режим добивался телефонных звонков в обмен на облегчение положения мигрантов. Но в то же самое время заложниками режима оставались девять миллионов беларусов.

Неужели мы забыли трагические уроки европейской истории? О том, что попытки потворствовать тирану не успокаивают, а только подстегивают его.

Вы действительно думаете, что он сейчас остановится? Мы уже увидели, какую опасность может представлять собой подобный режим для соседей. Литва и Польша столкнулись с серьезной угрозой для безопасности их границ. К слову, Польша и Литва, держитесь! Мы знаем, какую большую цену вы платите за то, чтобы оставаться верными и принципиальными друзьями для народа Беларуси.

Предположим, тем или иным образом удастся остановить шантаж мигрантами, но вы действительно думаете, что международные нарушения и угрозы со стороны режима прекратятся? Рост наркотрафика и потока другой контрабанды? Военные провокации? Авария на атомной электростанции, которая находится непосредственно на границе с ЕС? Всё это не плод моего воображения. Это то, чем уже угрожает сам режим. Всё, что угодно, чтобы получить то, что ему нужно.

Про время для беларусов

Пока Европа продолжает сомневаться, идет время — и это время незаконно осужденных, убитых или изгнанных из страны. И для беларусов время идет по-другому. Оно измеряется утраченными моментами счастья, на которые имеет право каждый из нас. Эти моменты — та самая причина, по которой мы все хотим жить свободно и достойно.

В моей жизни сейчас нет моментов, когда дочь Агния видит любящее лицо Сергея, который проводит ее в школу в первый день учебы. Моментов, когда мой сын Корней чувствует поддержку отца, когда он помогает ему чинить велосипед.

Для других матерей — Дарьи Лосик, Ольги Золотарь, Елены Бондаренко — время измеряется количеством пролитых слез. Дарья не знает, жив ли еще ее муж. Ольга находится за решеткой и не получает новостей о своих пятерых детях. Елена теперь видит сына только на фотографии в рамке с черной лентой, потому что его избили до смерти, когда он попросил не срезать бело-красно-белые ленты в своем дворе.

Для рабочих МТЗ, Белкалия, Гродно Азота время измеряется в количестве пота, пока режим вынуждает их работать в невыносимых и опасных условиях — условиях абсолютно бесправных и близких к рабству.

Для тысяч активистов по всей стране время измеряется в силе стресса и тревоги. Ведь даже если они выбирают «относительно безопасные» методы сопротивления — распространение самиздата, расклеивание наклеек, участие в независимом рабочем движении — они все равно рискуют быть арестованными.

А для врачей из Беларуси — от Вороново до Хотимска, от Верхнедвинска до Брагина — время измеряется в часах работы сверх нормы и минутах отдыха, когда все-таки удается заснуть. Из-за безответственного отношения режима к пандемии их рабочая нагрузка стала в три раза выше.

Дамы и господа, как вы считаете, понимают ли нас все эти беларусы, когда им говорят о долгих бюрократических процессах в ЕС и нюансах мировой политики и дипломатии? Дают ли беларусам надежду и уверенность заявления о глубокой озабоченности? Что на самом деле может сказать Европейский Союз беларусам — забытому всеми европейскому народу, который хочет ровно того же, что имеют другие страны Европы? Возможно, у нас нет права требовать вашей помощи или поддержки. Возможно, вы откажете нам, потому что это может противоречить вашим национальным интересам. Или, возможно, это негативно повлияет на ваши интересы.

И все же я здесь, чтобы просить вашей поддержки. Мы сражаемся не только за нашу, но и за вашу свободу. Ведь демократические страны смогут выстоять, только действуя решительно и сообща.

Про необходимость решительных действий

Уважаемые представители Европы, простите мою прямолинейность, но я должна сказать: уже становится поздно. С августа 2020 года было достаточно символических шагов и заявлений о солидарности. Беларусам выражали благодарность за возрождение веры в демократию и человеческое достоинство. Но не пора ли Европе продемонстрировать свою приверженность этим ценностям в реальных действиях? Осмелится ли единая Европа предпринять решительные действия сейчас? Или стоит подождать еще один год?

Уважаемые дамы и господа, у нас нет еще одного года. Ни у Беларуси, ни у Европы.

Мы можем сделать больше, чем просто ждать и реагировать. Режим в Минске действует реактивно. Сейчас им движет страх перед беларуским народом — отсюда эскалация насилия. Между тем, беларусы не сдаются. Три независимых социологических исследования показывают, что более половины беларусов хотят новых президентских выборов. Несмотря на страшное давление, беларусы все еще находят способы выразить свой протест, пусть это и не всегда заметно для европейских СМИ. Тысячи беларусов присоединяются к мобилизационным инициативам «Перамога» и «Рабочы Рух», которые занимаются координацией и подготовкой к новым протестам и забастовкам. Независимые СМИ и структуры гражданского общества релоцировались за границу и продолжают работать на благо Беларуси. Я горжусь каждым отважным беларусом и беларуской в стране и за рубежом. Именно они изменят нашу страну к лучшему. Но новая Беларусь — это не только про будущее. Она зарождается и развивается уже сегодня. И беларусам нужна ваша помощь.

Нам нужно, чтобы в противостоянии авторитаризму Европа была проактивна. Клише о Беларуси как о «последней диктатуре Европы» в каком-то смысле вводит в заблуждение. У диктатуры нет географических границ. Она распространяется, если ее не остановить. Диктатуру можно сравнить с вирусом, поражающим организм. Все мы знаем, что чем дольше игнорируем болезнь, тем труднее лечить ее в будущем. Теперь весь мир знает, что выжидание и наблюдение — неправильная стратегия борьбы с вирусом. Решающее значение имеют действия.

Про трехэтапную стратегию

Чтобы успешно победить вирус, нужна трехэтапная стратегия. Во-первых, его нужно изолировать, чтобы предотвратить дальнейшее распространение. Во-вторых, нужно заниматься лечением, чтобы устранить его негативные последствия. И наконец, что не менее важно, нужно выработать иммунитет, который будет поддерживать организм в форме. Такую же стратегию может принять Европа для борьбы с вирусом диктатуры в Беларуси.

Первый этап нашей стратегии — изоляция и непризнание режима. Многих беларусов оскорбляет то, что даже сегодня влиятельные европейские СМИ — от Deutsche Welle до BBC — называют Александра Лукашенко «президентом». Он не президент. Таким образом формируется неправильное восприятие среди миллионов зрителей. Он гражданин Беларуси, незаконно узурпировавший президентскую власть путем насилия.

Европа, давайте держаться ваших же решений! Вы не признали итоги выборов, поэтому не называйте Лукашенко тем, кем он не является. Не признавайте никаких сделок, заключенных без согласия беларусов. Говорите четко и прямо: контракты, подписанные режимом после 9 августа 2020 года, не имеют и не будут иметь юридической силы. Лукашенко играет суверенитетом Беларуси. Мы должны оставаться приверженными политике непризнания и понимать, что независимостью и суверенитетом нельзя торговать и подрывать его.

(Дальше Светлана Тихановская подробно перечислила, в чем конкретно должна выражаться политика непризнания режима — The Village Беларусь)

Вместо этого дайте голос беларускому народу. Приглашайте беларуские демократические силы на все международные форумы, чтобы дать голос беларусам на самом высоком уровне. В частности, это касается саммита Восточного партнерства.

Второй этап нашей стратегии — лечение.

(Под вторым этапом Светлана Тихановская подразумевает санкционное давление, а также привлечение режима к ответственности и подробно перечисляет, в чем оно может выражаться — The Village Беларусь).

Третий этап стратегии — формирование иммунитета. Сделайте все возможное, чтобы помочь укрепить естественный иммунитет беларуского народа. Я призываю Европу расширить программу помощи гражданскому обществу. Чтобы поддержать людей на местах — правозащитников, СМИ, журналистов, журналистов-расследователей, местные сообщества, активистов, волонтеров, инициативы, продвигающие беларуский язык и культуру — потребуются гибкость и новые подходы. Необходимы программы реабилитации для семей репрессированных и психологической помощи: люди должны видеть, что их не бросили.

О солидарности

Будьте солидарны! Не забывайте о беларуских политзаключенных и их семьях. Не позволяйте режиму манипулировать миграционным кризисом, чтобы скрыть ужасающую ситуацию с правами человека в стране. И беларусы, и мигранты теперь заложники режима. И эти две проблемы нельзя решить по отдельности. Помните: чтобы вылечить вирус, нам нужно разобраться с корнем проблемы, а не с симптомами.

Будьте верны вашим же принципам. Помогите тем, кто был вынужден покинуть страну. Многие беларусы бежали в спешке, имея лишь краткосрочные шенгенские визы. Многие беларусы считают себя не иммигрантами, а релокантами; они мечтают поскорее вернуться домой, но сейчас им нужна базовая помощь в мелочах — как право на законное пребывание и разрешение на работу. Хотя мы обычно говорим о демократии в высоких терминах, демократия тоже состоит из мелочей.

Помогите беларусам, чтобы они смогли помочь Беларуси и Европе, чтобы мы могли продолжать борьбу за нашу и вашу свободу. Я знаю, что со мной здесь союзники и партнеры, и среди них председатель Сассоли и вице-председатель Метсола.

Я хочу обратиться к членам группы «Друзья демократической Беларуси», которые взяли шефство над десятками беларуских политзаключенных, отправляли им письма и открытки. Сегодня я принесла вам ответ от них — «Вольныя Паштоўкі» с рисунками политзаключенных из их писем. Политзаключенные чувствуют вашу поддержку, дорогие друзья. Как и миллионы беларусов, благодарных вам и всем депутатам Европарламента за вашу твердую позицию, за ваши заявления и резолюции, — они тоже хотят, чтобы слова материализовались в действия. Люди в Беларуси ждут от вас действий по одной простой причине: они хотят видеть в Европе пример для подражания.

Поэтому, наконец, будьте верны Европе. Мечта о единой Европе — это не мечта о бюрократической системе или экономическом союзе. Это мечта о солидарности и дружбе, о единстве народов и людей, об их мирном сотрудничестве при уважении свободы и достоинства каждого. Это мечта об общих ценностях уважения прав человека, представительного конституционного правительства и верховенства закона. Быть едиными — значит идти общим путем. Во время нашей встречи в прошлом году я, говоря о Беларуси, сказала следующее: «У каждой страны свой путь к демократии, и наш начался сейчас». Сегодня, год спустя, беларусы намного ближе к своей цели. Но и дорога стала намного сложнее. И на нашем пути постоянно появляются препятствия.

Сегодня демократия не только в Беларуси, но и в Европе зависит от того, будем ли мы проходить этот путь и эти препятствия вместе. Сейчас самое время продемонстрировать, что европейские ценности были и будут главным источником нашей силы и единственной прочной основой мира и процветания.

Я призываю вас пройти этот путь вместе с нами.

Спасибо! Жыве Беларусь! Жыве Еўропа! Long live Belarus and long live Europe!


Стенограмма выступления: редакция motolko.help