37-летний Руслан Богдановский — водитель той самой Tesla, из окон которой 11 октября под стенами Окрестина несколько минут звучала песня «Разбуры турмы муры». Руслана отправили вкарцер на целый месяц, переводили из помещения в помещение «ласточкой» в наручниках. Неделю назад мужчина покинул Беларусь, теперь он в безопасности. Руслан рассказал «Весне» о мотивах их с пассажиром Максимом поступка, о невыносимых условия содержания и об угрозах лично от начальника изолятора.

Решили поддержать арестантов

Как рассказал бывший арестант Руслан Богдановский, он работал водителем столичного такси и возил людей на Tesla. 11 октября он приехал на заказ к незнакомого ему клиенту Максиму Коновалову. Руслан вспоминает, что в дороге они слушали различные протестные песни, в том числе Сергея Михалка, группы «Кино», а также известную протестную песню «Муры». По словам мужчины, от этой музыки у них начала «закипать кровь от всего того беспредела, что происходит в стране». Поэтому Руслан предложил новому знакомому поехать под стены Окрестина и включить «Муры», чтобы поддержать арестантов. Максим согласился.

Мужчины были строены решительно: около Окрестина они открыли в машине все окна, люк, и, включив на всю громкость «Муры», проехали вдоль стен ЦИП и ИВС на Окрестина. Потом они развернулись, проехали обратно и остановились недалеко от ворот в изолятор. Там они простояли около трех минут до того момента, пока к ним не выбежал начальник ИВС Игорь Кенюх в штатском, держа телефон в руках. Он начал снимать мужчин на видео. Максим, который стоял в этот момент возле машины, быстро запрыгнул в нее. Начальник продолжал бежать к машине и все ближе снимать лица Руслана и Максима, а потом даже пытался открыть дверь машины. Но Руслан мгновенно среагировал:

 — В этот момент ручки прячутся внутрь двери, ведь я включаю режим «Drive», и мы быстро уезжаем оттуда.

Когда машина начала движение, Руслан заметил, как Кенюх ударил в заднее левое стекло кулаком.

Пикетировал песней в машине

Водитель Tesla после этого происшествия чувствовал, что вскоре их могут задержать, поэтому после того, как отвез домой Максима, сам уже не поехал дальше работать. Руслан заехал в «Виталюр», чтобы поесть, так как понимал, что если его задержат, то еды он может не увидеть долгое время. Когда мужчина уже вышел из магазина, то успел только достать из кармана пачку сигарет. Но так и не зажег — быстро к нему подъехали два служебных автомобиля ГАИ, откуда выбежали сразу шесть милиционеров. Они не представлялись, а только сообщили, что Богдановскому нужно проехать вместе с ними. Мужчина попросил показать милиционеров постановление на задержание, но получил ответ:

 — Давай не будем тут представление устраивать, садись в машину.

Руслан не собирался оказывать им неповиновение, поэтому добровольно сел в машину. Но перед этим милиционеры забрали у него ключи и документы от машины. В Московском РУВД участковые составили на Руслана сразу два протокола: по линии ГАИ за прекращение машины под знаком «Остановка запрещена», а также по статье 24.23 КоАП (несанкционированное пикетирование). Согласно рапорту заместителя начальника ИВС Глеба Дриля, «около 14:30 11 октября двигался со скоростью два километра в час автомобиль Tesla с громко включенной музыкой „Стены рухнут“, причем у автомобиля были открыты окна и было понятно, что граждане в автомобиле делают это намеренно».

В это же время в РУВД привезли и Максима Коновалова, на которого также составили протокол за «несанкционированное пикетирование». После РУВД их перевезли в ИВС на Окрестина.

Начальник изолятора Игорь Кенюх угрожал изнасиловать дубинкой

В изоляторе Руслана раздели до трусов и посадили в «стакан», где удерживали около четырех часов. Богдановский отмечает, что в «стакане» было очень холодно. При этом Максима милиционеры также забросили в соседний «стакан», но Руслан не знает, был ли он тоже раздет.

Сразу после «стакана» Богдановского посадили в карцер.

 — Карцер из себя представлял помещение не более шести квадратных метров с бетонным колючей полом, «парашей», умывальником, столом, вмонтированным в бетонный пол, и «шконкой», закрепленной на стене, которая открывается снаружи охранниками, — вспоминает бывший арестант.

На следующий день Руслана в наручниках «ласточкой» повели на второй этаж ИВС и посадили в «клетку». Там его на несколько минут оставили ждать Игоря Кенюха — начальника ИВС на Окрестина. По словам мужчины, Кенюх сразу начал кричать на мужчину матом и угрожать, что изнасилует его дубинкой. Потом Кенюх крикнул охранникам:

 — Раком его! И к «петухам» в камеру его! Сейчас тебя вы*бут два немытых зэка!

Богдановского сразу заломали и куда-то повели. Он отмечает, что ему так низко наклонили голову, что он совсем ничего не видел. В результате, его вернули в карцер. На следующий день судья Московского района Сергей Кацер приговорил Руслана к 15 суткам административного ареста.

Во время суда, который над задержанными последние полтора года проходит через скайп, около задержанных обычно сидят кто-то из сотрудников РУВД или ИВС или ЦИПа и контролируют процесс. В тот день вместе с Русланом во временном изоляторе сидел лично Игорь Кенюх. Все время он стоял около задержанного и говорил:

 — Тебе п*здец! Я тебя сгною в тюрьме.

На второй день после ареста домой к Руслану пришли сотрудники милиции для проведения осмотра. В квартире ничего не трогали руками, только смотрели. Сестра Руслана, которая при этом присутствовала, сказала, что ей предложили подписать пустую бумагу, куда можно было бы написать под росписью, что угодно. Она отказалась подписывать бумагу.

Очередные 15 суток, час в «стакане» и 435 рублей за «питание» с наличных денег

26 октября Руслана и Максима должны были освободить по истечении 15-суточного срока. Но выпускать их не спешили. Через час после того, как мужчина уже должен был быть на свободе, он спросил у охранника, почему его продолжают содержать в карцере. Охранник куда-то ушел, а через полчаса Богдановскому надели наручники и «ласточкой» повели к человеку, который ждал на выходе. Милиционер накинул куртку на наручники, чтобы их скрыть, Руслана посадил в машину и увез в Московский РУВД. Там на него составили протокол по ст. 19.1 КоАП (мелкое хулиганство) за то, что якобы «мужчина во время „профилактической беседы“ начал вести себя агрессивно, кричать и вскакивать со стула».

В РУВД водитель Tesla и увидел своего клиента, который также получил протокол по ст. 19.1 КоАП. После РУВД по возвращении в ИВС Руслана снова на час посадили в стакан. Потом мужчина вернулся в тот же карцер.

На следующий день над Богдановским и Коноваловым состоялись очередные суды. Дела рассматривала судья Татьяна Мотыль. На суде Максим признал свою вину, и судья наказала его 14-суточным арестом. Руслан же свою вину отрицал, но Мотыль все равно признала его виновным в «мелком хулиганстве» и арестовала на сутки больше — на 15. После каждого из судов во время «оформления» в изолятор у Руслана дважды конфисковали по 217 рублей 50 копеек в счет оплаты за питание.

Все 30 суток Руслан просидел в карцере, где в разные дни было от четырех до восьми человек. Спать приходилось близко друг к другу, чтобы не замерзнуть. Ни матрасов, ни душа, ни прогулки — только свет 24/7 и бетонный пол. Теплые вещи у арестантов тоже забирали.

 — Ежедневно нас выгоняли, согнутых, с руками за спиной, в коридор на растяжку для обыска. Ночью нас поднимали для проверки три раза: в 00:00, 2:00 и 4:00. Питание было такое, что все мысли были постоянно только о еде, и мы жили от приема пищи до следующего приема, как быдло.

На третьи сутки в карцере Богдановский заболел: была высокая температура, болело горло и начался кашель. Но дежурные изолятора не позволяли арестантам сидеть днем. Руслану даже с температурой приходилось вставать, когда поступал «приказ» от дежурных. При этом необходима медицинская помощь арестованным не оказывалась. Из таблеток, которые врач выдавала, был только цитрамон. За все время за решеткой в Богдановского ухудшилось зрение.

«Мою фамилию занесут в какой-то список, и я буду у них на контроле»

 — Когда заканчивались вторые 15 суток, за пару часов до освобождения мне надели наручники и отвели на четвертый этаж в какой-то кабинет, где за столом сидел мужчина лет 55, очень важного вида, и рядом на стуле сидел начальник изолятора. Они сказали мне, что мою фамилию занесут в какой-то список, и я буду у них на контроле, и если моя фамилия где-то всплывет, то пребывание в карцере мне покажется раем, — рассказывает Руслан.

Также бывший арестант вспомнил:

 — Игорь Конюх придумал, что, уезжая на машине, я, оказывается, ударил его автомобилем по локтю, а то, что я говорю, что он ударил кулаком в стекло — так это мне показалось.

Кроме этого, Руслан отмечает, что «Теслу» до сих пор не вернули владельцу, так как якобы она находится на экспертизе, хотя суд и не накладывал на ее арест. При этом, машина числится за фирмой, на которой он официально работал. Хотя все 30 суток ареста электромобиль находился возле Московского РУВД.

«Находясь там, я ни разу не пожалел о том, что мы сделали»

Все сокамерники, с которыми Богдановскому пришлось сидеть, проходили по «политическим» уголовным делам. У Руслана с ними связаны только хорошие воспоминания:

 — Пока находился в камере, к нам пару раз забрасывали ребят, которые, услышав мою историю, говорили, что слышали песню «Муры», и это им очень поднимало дух. Все люди, с которыми мне довелось находиться в карцере за время ареста, были настоящими беларусами! Все воспитанные и интересные. Ни разу ни с кем не было никаких конфликтов. Все поддерживали друг друга. У каждого была история задержания, которая меня шокировала. Я имею в виду, что людей просто ни за что сажают. Причем сроки просто дикие фигурируют в документах. Находясь там, я ни разу не пожалел о том, что мы сделали, и не пожалел бы, даже если бы мне еще накинули два раза по 15 суток.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду.

Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч