Сегодня 42-й день войны России в Украине. Издание BBC проанализировало официальные данные российских источников о погибших в ходе войны и пришло к выводу: каждый пятый погибший — офицер в чине от младшего лейтенанта до генерала. Почему так получилось?

Последний раз минобороны России отчиталось о потерях 25 марта, сообщив о гибели 1351 военнослужащего. Вооруженные силы Украины называют куда большую цифру — 18,3 тысячи человек.

По состоянию на 5 апреля в российских официальных источниках опубликованы имена как минимум 1083 погибшего российского военного. Чаще всего о погибших сообщают главы регионов или районов, а также местные СМИ.

217 из 1083 установленных погибших — это офицеры от младшего лейтенанта до генерала.

Сейчас в списках потерь — 10 полковников (включая одного капитана первого ранга), 20 подполковников, 31 майор и 155 младших офицера (рангом от младшего лейтенанта до капитана).

Украина утверждает, что погибли уже семь российских генералов, но Россия подтвердила только смерть генерал-майора Андрея Суховецкого.

В армиях стран НАТО многие задачи на поле боя уполномочены решать сержанты, капралы и другие младшие чины. В российской армии решения аналогичного уровня разрешено принимать офицерам в звании не ниже лейтенанта.

«Российские офицеры обеспечивают тактическое руководство и подготовку своих взводов, рот или батальонов. Сержанты в российской армии чаще всего лишь управляют техникой или исполняют приказы, то есть они никем не руководят. Это значит, что офицеры вынуждены брать на себя больше функций по руководству боем на передовой. Следовательно, российский офицер имеет больше шансов погибнуть в бою, чем офицеры многих других армий», — говорит Самуэль Кренни-Эванс из британского Королевского института исследований в области обороны и безопасности.

Столь высокое число офицеров в списках установленных потерь не означает, что каждый пятый погибший на поле боя россиянин был офицером. По традиции тела погибших командиров в российской армии стараются отправить домой в приоритетном порядке, и об их смерти чаще объявляют публично, отмечает Самуэль Кренни-Эванс.

При изучении списка подтвержденных в России потерь заметна еще одна тенденция: около 15% всех установленных погибших служили в воздушно-десантных войсках.

Опрошенные Би-би-си эксперты отмечают, что российские десантники широко используются для решения тех задач, на которые по идее можно было бы послать обычную пехоту. Но российские военачальники предпочитают использовать ВДВ, поскольку эти подразделения, как правило, гораздо лучше подготовлены как физически, так и морально.

Кренни-Эванс объясняет, что Россия относительно медленно проводила общевойсковые операции, и подразделения ВДВ на передовой оставались без поддержки регулярных войск и авиации.

Поступают сведения о погибших и в других элитных подразделениях России. В списке потерь, которые нам удалось подтвердить, — 15 представителей спецназа ГРУ (включая пятерых офицеров) и 10 представителей спецназа Росгвардии.

Среди погибших — по меньшей мере три обладателя «краповых беретов» (Руслан Галямов и Олег Кириллов из Татарстана, Вячеслав Актяшев из Пермского края) — это элита спецназа России. Экзамен на право ношения крапового берета считается одним из сложнейших военных тестов в мире.

В списке подтвержденных нами потерь есть и люди неожиданных специальностей. Так, 28 марта брянские журналисты сообщили о гибели в Украине старшего сержанта военного оркестра Александра Карпеева. Уточняется, что Карпеев играл на трубе. О том, какие задачи он выполнял в Украине, в публикациях не сказано.

Чаще всего о погибших в Украине сообщали в Дагестане — там известно о 93 похороненных военных. В честь них называют школы и даже переименовывают улицы.

О наибольшем числе погибших также сообщили в Бурятии (52 человека), в Волгоградской области (48), в Оренбургской (41) и в Северной Осетии (39).

Это не означает, для участия в боевых действия в Украине специально отправляли представителей определенных регионов, как предполагали некоторые эксперты и журналисты.

«Основная часть контрактников в российской армии — это люди с периферии, это не юг, не Северный Кавказ, а именно вся периферия — средние и малые города, поселки и деревни», — пояснила Би-би-си специалист в области социально-экономического развития регионов, профессор Наталья Зубаревич.

Она отмечает, что в армию также часто идут люди из депрессивных или полудепрессивных регионов. Одним из них считается Бурятия.

В восьми регионах не было ни одного сообщения о гибели военных от официальных лиц. Но в трех из них — Томской области, республике Адыгее и Чукотском автономном округе — Би-би-си удалось подтвердить сообщения о похоронах российских военных, погибших в Украине.

Как считали потери

В России каждый день публикуются все новые имена погибших и фотографии с похорон. Чаще всего фамилии называют главы российских регионов или представители районных администраций, местные СМИ и учебные заведения, где ранее обучались погибшие.

Би-би-си основывала свой анализ только на сообщениях, содержащих конкретную информацию о погибшем, включая полное имя и звание и, по возможности, место захоронения.

Не учитывались сообщения СМИ со ссылкой на источники о десятках, а иногда и сотнях погибших, если в них не было конкретной информации об именах и фамилиях. Мы также не учитывали сообщения о гибели людей, не являющихся кадровыми военными России (то есть тех, кто служит в подразделениях самопровозглашенных ДНР и ЛНР, а также наемников так называемой «ЧВК Вагнера»).

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду. Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч