Беларуский шоумен Денис Дудинский уже несколько недель работает военным репортером в Украине. Он рассказал DW, как пытался попасть в ряду территориальной обороны в Украине и что увидел в Чернигове и Киевской области, освобожденных от российских войск.

— Сразу вы не планировали быть военным корреспондентом?

— Первая мысль была идти в тероборону. Два раза пытался. В Кишиневе обратился в украинское посольство. Разговор был примерно такой: «Я хочу в тероборону». Мне говорят: «Прекрасно. А вы гражданин чего?» Я: «Гражданин Беларуси». Мне в ответ: «Ничего, все будет нормально. В каких горячих точках вы воевали?» Я говорю: «Нигде не воевал. Боевого опыта нет». «Хорошо. А срочную службу в каких войсках проходили?» А я не проходил, был признан негодным. «Давайте придумаем вам какую-нибудь работу. Например, продовольствие возить». А у меня прав нет. Начинают задавать вопросы: зрение у меня минус три, мне 48 лет. «Молодой человек, пожалуйста, не звоните нам больше, — говорят. — Мы можем вас, конечно, записать, но вы обузой будете, просто балласт».

Жена этот разговор слышала, обрадовалась очень. Но я был крайне настойчив, звонил еще в украинские представительства в Польше. Примерно такой же разговор был, только еще и посмеялись: «А придите просто к нам, мы на вас посмотрим: на 48-летнего, нигде не служившего, нигде не воюющего, близорукого, не управляющего машиной белоруса. Нам просто интересно». И я понял, что могу поехать в Киев в качестве репортера. Говорить я умею и люблю, связался с товарищами, которые на «Белсате» работают: «Все равно поеду в Киев, давайте хоть какую-то пользу буду приносить».

— Денис, вы в последние дни побывали в городах, которые пострадали от действий российских военных. Что вы там увидели?

- Есть страшные вещи, которые не расскажешь: то, что творилось в Буче, в Гостомеле или в Ирпене. Многие, конечно, считают, что это фейки, что это украинские вооруженные силы сами все устроили. Но когда начинаешь разговаривать с местными жителями, то понимаешь, что так глубоко фейк продвинуть просто невозможно. Когда сами жители один за другим рассказывают тебе о том, что здесь расстреляли, там насиловали, в этом подвале держали пленных — на небольшом кусочке 100 человек. Выпускали их только подышать свежим воздухом, потом загоняли обратно в этот подвал, кого-то расстреливали. В Буче российские солдаты расстреляли несколько человек, потом, видно, поняли, что сотворили что-то ужасное, облили тела бензином и подожгли. И таких случаев много. Буча сейчас у нас на слуху. А сколько таких Буч откроется со временем?

Вот стоит в Чернигове дом, этажей 16, в него бомба попала, полностью черный. А людям куда идти? Им не могут прямо сейчас предоставить жилплощадь. Они живут тут же — в подвалах. В Чернигове практически нет электричества, нет газоснабжения, нет водоснабжения, за несколько километров приходится идти за водой. Тут же во дворе печку сделали какую-то и пытаются что-то нехитрое приготовить. Про связь я не говорю вообще. Российским войскам не удалось войти в Чернигов, поэтому они просто взяли его в кольцо, обошли со всех сторон и разбомбили единственный мост, по которому можно было доставлять хоть какое-то пропитание. Когда мы последний раз были в Чернигове, войска из Киевской области, Черниговской области, Черниговского района уже отбросили подальше. Снабжение было восстановлено, стояли огромные очереди людей за продовольствием, в аптеки — за элементарными обезболивающими препаратами.

— Как с началом войны в Украине изменилось отношение к беларусам?

— Было понятно, что войска идут и ракеты летят с территории Беларуси. Это абсолютно доказанный факт, с ним спорить глупо. Конечно, жесткое отношение было к беларусам. Нас спасало то, что вся машина оклеена надписями «Пресса», все эти наши бейджики, бронежилеты, каски «Пресса». Потом все сошло до уровня: «Ну что же так? Ну, беларусы, зачем? Мы же братьями были».

Агрессии нет, есть какое-то разочарование, я бы сказал. СМИ здесь говорят о беларусах. Все информационные и телевизионные каналы сейчас в Украине вещают одно и то же. И где-то неделю рассказывали, показывали кадры августа 2020 года из Беларуси, пытались объяснить, что есть беларусы, а есть Лукашенко — это абсолютно разные понятия. И беларусы против войны, которую затеял Лукашенко. Почему они ничего не делают, чтобы остановить эту войну? Потому что наши основные деятели, активисты сидят или уехали. И даже те люди, которые бы хотели что-то делать, не могут, потому что они прекрасно понимают, что, как только они выйдут куда-то, какой-то комментарий позволят себе, какое-то высказывание, тут же сядут в тюрьму.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду. Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч