Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location updated star
«Бабка зарядила Балабе сумкой в лицо»: Как бабушки на митинге атаковали главу минского ОМОНа

«Бабка зарядила Балабе сумкой в лицо»: Как бабушки на митинге атаковали главу минского ОМОНа

Со смелостью камикадзе

«Решила, раз не бьют — будут стрелять»: Беларусы, которых избили на Окрестина, снова вышли на акции

«Решила, раз не бьют — будут стрелять»: Беларусы, которых избили на Окрестина, снова вышли на акции

«Беларусы получили опыт преодоления страха»

«Правила жизни Esquire, б**ь»: Беларус смешно рассказал свою страшную историю о беспределе силовиков

«Правила жизни Esquire, б**ь»: Беларус смешно рассказал свою страшную историю о беспределе силовиков

«4 раза оттираю лицо от крови. Выгляжу как Кэрри в финальной сцене Стивена Кинга»

«Ты мужчина или женщина?»: Трансгендерного беларуса схватили на митинге и заставили раздеться

«Ты мужчина или женщина?»: Трансгендерного беларуса схватили на митинге и заставили раздеться

«Как к тебе обращаться?»

«Видели весь этот ужас»: Беларусы, которые ходят на митинги вместе с детьми вопреки угрозам властей

«Видели весь этот ужас»: Беларусы, которые ходят на митинги вместе с детьми вопреки угрозам властей

«Ребенок задавал вопросы, а мы не знали, что ответить»

«Я думала, у меня сердце изо рта выскочит»: Минчанка тайком разносит газеты с правдивыми новостями

«Я думала, у меня сердце изо рта выскочит»: Минчанка тайком разносит газеты с правдивыми новостями

«Я не считаю, что нарушаю закон и делаю зло, поэтому больше не скрываю лицо»

«Быдло, в лицо не смотри»: Рассказ айтишника, который 35 часов стоял на коленях на Окрестина

«Быдло, в лицо не смотри»: Рассказ айтишника, который 35 часов стоял на коленях на Окрестина

«Спецназовец ходил для него искать нашатырь, но не нашёл и тогда предложил воды»

«Они хоть в масках, но можно узнать по глазам и бровям»: Минчанка разговаривает с ОМОНом на митингах

«Они хоть в масках, но можно узнать по глазам и бровям»: Минчанка разговаривает с ОМОНом на митингах

«Вы нас, военных, просто не понимаете»

«Под моим домом тусит тихарь»: Известные беларусы о том, почему они не уедут, хотя здесь небезопасно

«Под моим домом тусит тихарь»: Известные беларусы о том, почему они не уедут, хотя здесь небезопасно

Оставаться сейчас в стране — это тоже протест

«Били как-то вяло»: История парня с завода, который начал бастовать одним из первых

«Били как-то вяло»: История парня с завода, который начал бастовать одним из первых

«Милиционеры шутили вместе с нами»

«Наша учительница забаррикадировалась»: Родители, которые не повели детей в школу в знак протеста

«Наша учительница забаррикадировалась»: Родители, которые не повели детей в школу в знак протеста

Потому что как раньше уже нельзя

«ОМОН кричал «на колени, пи*оры»: Гей рассказал, как на улицах Минска появились радужные флаги

«ОМОН кричал «на колени, пи*оры»: Гей рассказал, как на улицах Минска появились радужные флаги

«Когда борьба закончится для других, она не закончится для нас»

«Порог моей боли был превышен раз в триста»: Новые жуткие истории о том, что пережили беларусы

«Порог моей боли был превышен раз в триста»: Новые жуткие истории о том, что пережили беларусы

Это нужно помнить

«Было негласное распоряжение бить медиков»: Беларусы продолжают вспоминать события ночей насилия

«Было негласное распоряжение бить медиков»: Беларусы продолжают вспоминать события ночей насилия

«Очнулась от того, что раненый омоновец истошно орал: не трогайте, она мне помощь оказывает!»

«В РУВД по-большому и по-маленькому ходили под себя»: Чернокожий парень рассказал об издевательствах

«В РУВД по-большому и по-маленькому ходили под себя»: Чернокожий парень рассказал об издевательствах

Шесть буханок хлеба на 77 человек

«Мне повезло закопаться в чужие тела»: Беларусы вспоминают ад, который они пережили на Окрестина

«Мне повезло закопаться в чужие тела»: Беларусы вспоминают ад, который они пережили на Окрестина

«Люди лежали на полу живым ковром, и нам пришлось идти прямо по ним»

«Я думал, выйду крутым, а вышел неуклюжим»: Беларус о том, как отсидел 2 месяца за видео с пикета

«Я думал, выйду крутым, а вышел неуклюжим»: Беларус о том, как отсидел 2 месяца за видео с пикета

Как объявлял голодовку, стеснялся звонить невесте и отказывался от прогулок

«Меня уволили из "Зеленстроя" за фото»: Как живут беларусы, которые бросили вызов режиму Лукашенко

«Меня уволили из "Зеленстроя" за фото»: Как живут беларусы, которые бросили вызов режиму Лукашенко

Спасибо честным людям

«Просто соблюдайте свои же бл*дские правила»: Велосипедист рассказал, как оказался в карцере

«Просто соблюдайте свои же бл*дские правила»: Велосипедист рассказал, как оказался в карцере

«Судья сначала пообещал, а потом передумал»

«Это страшно только в первую минуту»: Учитель обратилась к коллегам, которые фальсифицируют выборы

«Это страшно только в первую минуту»: Учитель обратилась к коллегам, которые фальсифицируют выборы

«Фальсификации встроены в систему государственного образования»

«Врач сделал укол без моего согласия»: Беларуска о своих первых в жизни 10 сутках на Окрестина

«Врач сделал укол без моего согласия»: Беларуска о своих первых в жизни 10 сутках на Окрестина

«Без причины посадили в карцер на 3 суток»

«Я убедил подписаться за Лукашенко, хотя они не хотели»: Как беларусы собирают подписи за кандидатов

«Я убедил подписаться за Лукашенко, хотя они не хотели»: Как беларусы собирают подписи за кандидатов

От аполитичных в прошлом педагогов до преданных идее основателей «Белой Руси»

«Телефончик выключите»: Беларусы рассказали, как к ним  приходят агенты КГБ, чтобы пообщаться

«Телефончик выключите»: Беларусы рассказали, как к ним приходят агенты КГБ, чтобы пообщаться

Методы давления

«В том, чтобы покопаться в мусоре, нет ничего страшного»: Как минчанка изменила образ жизни

«В том, чтобы покопаться в мусоре, нет ничего страшного»: Как минчанка изменила образ жизни

Стирать пакеты, замораживать остатки еды и не страдать

«Мне стыдно за себя»: Минчане, которые раньше были гомофобами, но потом изменили свое мнение

«Мне стыдно за себя»: Минчане, которые раньше были гомофобами, но потом изменили свое мнение

Перевоспитавшиеся гомофобы о том, как им удалось изменить точку зрения

«Дают $1000, если твоего мужа уволили»: Айтишники о «плюшках», которые у них появились на удаленке

«Дают $1000, если твоего мужа уволили»: Айтишники о «плюшках», которые у них появились на удаленке

Турнир по онлайн-покеру, готовка с шеф-поваром, доставка пиццы и йога по Zoom

«Жизни на „скорой“ мне уже не будет»: Медик рассказал, как на него давит начальство

«Жизни на „скорой“ мне уже не будет»: Медик рассказал, как на него давит начальство

«Пойду до конца. Надоело это все»

«С детства им даже не давали мыться»: Бизнесмен поселил в своей усадьбе жильцов особенных интернатов

«С детства им даже не давали мыться»: Бизнесмен поселил в своей усадьбе жильцов особенных интернатов

И называет их детьми

«На улице меня преследовали и называли дурочкой»: Беларус-андрогин сбежал в Питер и стал моделью

«На улице меня преследовали и называли дурочкой»: Беларус-андрогин сбежал в Питер и стал моделью

«Когда был маленький, думал, что я девочка»

«Поднял на рекламе $2000»: Как беларус с коронавирусом заработал в Telegram на своей болезни

«Поднял на рекламе $2000»: Как беларус с коронавирусом заработал в Telegram на своей болезни

Коронабизнес