Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location updated star
«Иначе я бы не вывез»: Лосик, Фотонегативки и другие классные беларусы рассказали, как провели лето

«Иначе я бы не вывез»: Лосик, Фотонегативки и другие классные беларусы рассказали, как провели лето

«Возможно, самое счастливое лето в моей жизни»

«Дичь, которую я не могу понять»: Главврач СИЗО выехал из Беларуси и дал интервью

«Дичь, которую я не могу понять»: Главврач СИЗО выехал из Беларуси и дал интервью

«Избивать в СИЗО просто нерационально»

«На ЗСУ. Йоу!»: Беларусы рассказали, как провели полгода войны в Украине — и почему все еще там

«На ЗСУ. Йоу!»: Беларусы рассказали, как провели полгода войны в Украине — и почему все еще там

«Хочется донатить вообще на все»

«Было очень страшно»: Удивительная история беларусов, которые бежали в США через канализацию Мексики

«Было очень страшно»: Удивительная история беларусов, которые бежали в США через канализацию Мексики

«Было очень страшно»: Удивительная история беларусов, которые бежали в США через канализацию Мексики

«Было очень страшно»: Удивительная история беларусов, которые бежали в США через канализацию Мексики

И посидели в тюрьмах двух стран

«Папа, что это за звук?»: Соцсети постят свои самые первые сообщения о том, что началась война

«Папа, что это за звук?»: Соцсети постят свои самые первые сообщения о том, что началась война

«Просыпайся, война началась»

«Шок, что меня узнают по твиттеру в другой стране»: Беларусы о том, как заводят друзей в эмиграции

«Шок, что меня узнают по твиттеру в другой стране»: Беларусы о том, как заводят друзей в эмиграции

«В эмиграции даже проще найти друзей»

«Легко выбрасываю дорогую одежду»: Как переезды и эмиграция поменяли отношение беларусов к вещам

«Легко выбрасываю дорогую одежду»: Как переезды и эмиграция поменяли отношение беларусов к вещам

И какие вещи они возят с собой везде

«Взяла кредит — и уволили»: Беларусы о том, как чудом выплатили большие кредиты, хотя денег не было

«Взяла кредит — и уволили»: Беларусы о том, как чудом выплатили большие кредиты, хотя денег не было

«Еле тянули большой кредит, и тут выиграли в лотерее»

«Котик спас меня, а сам погиб»: История девушки, которая выжила в Мариуполе и убежала в Россию

«Котик спас меня, а сам погиб»: История девушки, которая выжила в Мариуполе и убежала в Россию

«Доказывала ФСБ, что я люблю мужа»

«Ракеты — это не так страшно»: Как беларуски вернулись в Украину, хотя сначала бежали из-за войны

«Ракеты — это не так страшно»: Как беларуски вернулись в Украину, хотя сначала бежали из-за войны

«Я ждала 9 мая, чтобы вернуться в Украину»

«Были и "кадыровцы", и петербуржцы»: Беларусы рассказали, как выжили в Гостомеле и Буче

«Были и "кадыровцы", и петербуржцы»: Беларусы рассказали, как выжили в Гостомеле и Буче

«Отбирали бочку воды, а взамен давали пакет сока»

«Врачи обычно так не делают»: Выживший в Мариуполе врач рассказал, как месяц работал под обстрелами

«Врачи обычно так не делают»: Выживший в Мариуполе врач рассказал, как месяц работал под обстрелами

«Об эвакуации не думали, а мечтали»

«Наши отношения не выдержали тюрьмы»: Интервью с беларуской правозащитницей из списка Forbes

«Наши отношения не выдержали тюрьмы»: Интервью с беларуской правозащитницей из списка Forbes

«Был правозащитником, а теперь — прокурор»

«Я вышел замуж в Германии»: ЛГБТ-активист Андрей Завалей о том, как живется в Берлине после Минска

«Я вышел замуж в Германии»: ЛГБТ-активист Андрей Завалей о том, как живется в Берлине после Минска

«Я вышел замуж в Германии»: ЛГБТ-активист Андрей Завалей о том, как живется в Берлине после Минска

«Я вышел замуж в Германии»: ЛГБТ-активист Андрей Завалей о том, как живется в Берлине после Минска

«Берлин вообще очень агрессивный город»

«Здесь ходят на свидания»: Политэмигранты из The Village о том, как им живется в военном Львове

«Здесь ходят на свидания»: Политэмигранты из The Village о том, как им живется в военном Львове

«Здесь ходят на свидания»: Политэмигранты из The Village о том, как им живется в военном Львове

«Здесь ходят на свидания»: Политэмигранты из The Village о том, как им живется в военном Львове

«Однокомнатная за $400 теперь стоит $800»

«10 дней мы просидели в туалете»: Украинка с беларуским паспортом рассказала, как спасалась в Ирпене

«10 дней мы просидели в туалете»: Украинка с беларуским паспортом рассказала, как спасалась в Ирпене

«Я сейчас понимаю, что до этого момента у меня не было в жизни проблем»

«Надеюсь, вы не начнете здесь рожать»: Беларуска рассказала, как она рожала в военном Киеве

«Надеюсь, вы не начнете здесь рожать»: Беларуска рассказала, как она рожала в военном Киеве

«Как бы страшно это ни звучало: мы уже привыкли»

«Ох, мальчик, что ж ты будешь делать?»: Александр Чернухо о том, как живется в Кракове после Минска

«Ох, мальчик, что ж ты будешь делать?»: Александр Чернухо о том, как живется в Кракове после Минска

«Ох, мальчик, что ж ты будешь делать?»: Александр Чернухо о том, как живется в Кракове после Минска

«Ох, мальчик, что ж ты будешь делать?»: Александр Чернухо о том, как живется в Кракове после Минска

В Кракове это нормально: пришел тусить — и стоишь в очереди

«Чуваки, это не отель»: Беларус весело рассказывает, как подселяет к себе людей в военном Львове

«Чуваки, это не отель»: Беларус весело рассказывает, как подселяет к себе людей в военном Львове

«В дверь позвонили трое в штатском: открывайте, СБУ»

«Люди гибнут, потому что Путин решил их "освободить»: Как наша журналист 7 дней жила в военном Киеве

«Люди гибнут, потому что Путин решил их "освободить»: Как наша журналист 7 дней жила в военном Киеве

«Ловкость и скорость в магазине в военное время важнее, чем список, что купить»

«Мову немагчыма адсачыць у інтэрнэце»: 7 дзіўных гісторый, як беларусы перайшлі на беларускую мову

«Мову немагчыма адсачыць у інтэрнэце»: 7 дзіўных гісторый, як беларусы перайшлі на беларускую мову

«Беларускія тэксты — гэта шыфроўка»

«Где мой мальчик?»: Беларуска ведет дневник о том, как два месяца ищет пропавшего 24-летнего сына

«Где мой мальчик?»: Беларуска ведет дневник о том, как два месяца ищет пропавшего 24-летнего сына

«Сегодня 26 дней ада»

«Живу только в отелях»: Политэмигрант Роберт Киселев о том, как ему живется в Дубае после Минска

«Живу только в отелях»: Политэмигрант Роберт Киселев о том, как ему живется в Дубае после Минска

«Живу только в отелях»: Политэмигрант Роберт Киселев о том, как ему живется в Дубае после Минска

«Живу только в отелях»: Политэмигрант Роберт Киселев о том, как ему живется в Дубае после Минска

«Из продуктов в магазине покупаю только чипсы и колу»

«Было страшно, но жить стало лучше»: Певица Руся о том, как ей живется в Тбилиси после Минска

«Было страшно, но жить стало лучше»: Певица Руся о том, как ей живется в Тбилиси после Минска

«Было страшно, но жить стало лучше»: Певица Руся о том, как ей живется в Тбилиси после Минска

«Было страшно, но жить стало лучше»: Певица Руся о том, как ей живется в Тбилиси после Минска

«Здесь не стыдно скандалить и психологически легально выражать агрессию»

«Меня спонсирует Лукашенко»: Скандальный художник о том, как жил в 11 странах после Минска

«Меня спонсирует Лукашенко»: Скандальный художник о том, как жил в 11 странах после Минска

«Меня спонсирует Лукашенко»: Скандальный художник о том, как жил в 11 странах после Минска

«Меня спонсирует Лукашенко»: Скандальный художник о том, как жил в 11 странах после Минска

«Париж — очень тоталитарный город»

«Очень не по-беларуски»: Политэмигрант Ольга Кардаш о том, как ей живется в Варшаве после Минска

«Очень не по-беларуски»: Политэмигрант Ольга Кардаш о том, как ей живется в Варшаве после Минска

«Очень не по-беларуски»: Политэмигрант Ольга Кардаш о том, как ей живется в Варшаве после Минска

«Очень не по-беларуски»: Политэмигрант Ольга Кардаш о том, как ей живется в Варшаве после Минска

«Статус беженца я не хотела получать»

«Кота колбасило»: 4 истории о том, с какими приключениями беларусы вывозили животных из страны

«Кота колбасило»: 4 истории о том, с какими приключениями беларусы вывозили животных из страны

Когда у собаки уже есть паспорт ЕС, а у тебя нет

«Здесь все легко, быстро, просто»: Политэмигрант Денис Дудинский о жизни в Киеве после Минска

«Здесь все легко, быстро, просто»: Политэмигрант Денис Дудинский о жизни в Киеве после Минска

«Здесь все легко, быстро, просто»: Политэмигрант Денис Дудинский о жизни в Киеве после Минска

«Здесь все легко, быстро, просто»: Политэмигрант Денис Дудинский о жизни в Киеве после Минска

Где решается даже то, что не может решиться

«Да, такое бывает»: Небинарный человек рассказал, как пережил насилие со стороны женщины

«Да, такое бывает»: Небинарный человек рассказал, как пережил насилие со стороны женщины

«Она сказала мне: разбей и режь»

«Скорую пропустили все, кроме милиции»: Беларуские врачи рассказали про свое выгорание из-за ковида

«Скорую пропустили все, кроме милиции»: Беларуские врачи рассказали про свое выгорание из-за ковида

«Ты злишься на то, что ничего не можешь сделать и что грош цена твоей работе»