Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location updated star
«Караев стал совсем другим человеком»: Чемпион, тренировавший ОМОН, – о том, почему те бьют людей

«Караев стал совсем другим человеком»: Чемпион, тренировавший ОМОН, – о том, почему те бьют людей

Боец

«Раньше я писал про члены, теперь — о протесте»: Секс-блогер стал писать про митинги и вот что вышло

«Раньше я писал про члены, теперь — о протесте»: Секс-блогер стал писать про митинги и вот что вышло

«Бело-красно-белый — новый черный»

«Муж успел поесть и побриться»: Беларусы о том, как во время обыска не дали силовикам наглеть

«Муж успел поесть и побриться»: Беларусы о том, как во время обыска не дали силовикам наглеть

Знай и умей свои права

«Голыми на карачках пели гимн»: Айтишник рассказал про новые виды пыток в Жодино

«Голыми на карачках пели гимн»: Айтишник рассказал про новые виды пыток в Жодино

Но фашисты все равно мы, а не силовики

«Милиционер о*уел»: Беларусы о том, как решили не убегать от ОМОНа на протестах и что из этого вышло

«Милиционер о*уел»: Беларусы о том, как решили не убегать от ОМОНа на протестах и что из этого вышло

Они думают, что так победим

«Спали вшестером на кровати»: Беларус о том, как просидел 15 часов в заложниках на площади Перемен

«Спали вшестером на кровати»: Беларус о том, как просидел 15 часов в заложниках на площади Перемен

Но «фашисты вы, а не мы»

«Пытками руководит лично начальник ИВС»: Как пытают милиционеров, которые пошли против режима

«Пытками руководит лично начальник ИВС»: Как пытают милиционеров, которые пошли против режима

«Пыточная размером 1,6 на 3,2 метра»

«Вам показалось»: Как КГБ пыталось раскрутить беларуса на сотрудничество, но у них не вышло

«Вам показалось»: Как КГБ пыталось раскрутить беларуса на сотрудничество, но у них не вышло

Можно использовать как инструкцию

«После встречи с Лукашенко письма Бабарико изменились»: Беларуска, которая пишет сотни писем в СИЗО

«После встречи с Лукашенко письма Бабарико изменились»: Беларуска, которая пишет сотни писем в СИЗО

«Наладить связь с СИЗО КГБ сложнее всего»

«Жены силовиков тоже просили помощи»: Психолог, работавшая на Окрестина, рассказала, что видела

«Жены силовиков тоже просили помощи»: Психолог, работавшая на Окрестина, рассказала, что видела

«Тут зашьем, там порвем, мама родная не узнает»

«Снимаю стресс, беся ябатьку»: Какими способами беларусы сейчас снимают стресс, чтобы не сойти с ума

«Снимаю стресс, беся ябатьку»: Какими способами беларусы сейчас снимают стресс, чтобы не сойти с ума

«На работе складываю журавликов и пишу открытки политзэкам»

«У кого-то начало сносить крышу»: Курсант бросил Академию МВД и рассказал, как они били протестующих

«У кого-то начало сносить крышу»: Курсант бросил Академию МВД и рассказал, как они били протестующих

«Государство хочет забрать все до копейки»

«Бабка зарядила Балабе сумкой в лицо»: Как бабушки на митинге атаковали главу минского ОМОНа

«Бабка зарядила Балабе сумкой в лицо»: Как бабушки на митинге атаковали главу минского ОМОНа

Со смелостью камикадзе

«Решила, раз не бьют — будут стрелять»: Беларусы, которых избили на Окрестина, снова вышли на акции

«Решила, раз не бьют — будут стрелять»: Беларусы, которых избили на Окрестина, снова вышли на акции

«Беларусы получили опыт преодоления страха»

«Правила жизни Esquire, б**ь»: Беларус смешно рассказал свою страшную историю о беспределе силовиков

«Правила жизни Esquire, б**ь»: Беларус смешно рассказал свою страшную историю о беспределе силовиков

«4 раза оттираю лицо от крови. Выгляжу как Кэрри в финальной сцене Стивена Кинга»

«Ты мужчина или женщина?»: Трансгендерного беларуса схватили на митинге и заставили раздеться

«Ты мужчина или женщина?»: Трансгендерного беларуса схватили на митинге и заставили раздеться

«Как к тебе обращаться?»

«Видели весь этот ужас»: Беларусы, которые ходят на митинги вместе с детьми вопреки угрозам властей

«Видели весь этот ужас»: Беларусы, которые ходят на митинги вместе с детьми вопреки угрозам властей

«Ребенок задавал вопросы, а мы не знали, что ответить»

«Я думала, у меня сердце изо рта выскочит»: Минчанка тайком разносит газеты с правдивыми новостями

«Я думала, у меня сердце изо рта выскочит»: Минчанка тайком разносит газеты с правдивыми новостями

«Я не считаю, что нарушаю закон и делаю зло, поэтому больше не скрываю лицо»

«Быдло, в лицо не смотри»: Рассказ айтишника, который 35 часов стоял на коленях на Окрестина

«Быдло, в лицо не смотри»: Рассказ айтишника, который 35 часов стоял на коленях на Окрестина

«Спецназовец ходил для него искать нашатырь, но не нашёл и тогда предложил воды»

«Они хоть в масках, но можно узнать по глазам и бровям»: Минчанка разговаривает с ОМОНом на митингах

«Они хоть в масках, но можно узнать по глазам и бровям»: Минчанка разговаривает с ОМОНом на митингах

«Вы нас, военных, просто не понимаете»

«Под моим домом тусит тихарь»: Известные беларусы о том, почему они не уедут, хотя здесь небезопасно

«Под моим домом тусит тихарь»: Известные беларусы о том, почему они не уедут, хотя здесь небезопасно

Оставаться сейчас в стране — это тоже протест

«Били как-то вяло»: История парня с завода, который начал бастовать одним из первых

«Били как-то вяло»: История парня с завода, который начал бастовать одним из первых

«Милиционеры шутили вместе с нами»

«Наша учительница забаррикадировалась»: Родители, которые не повели детей в школу в знак протеста

«Наша учительница забаррикадировалась»: Родители, которые не повели детей в школу в знак протеста

Потому что как раньше уже нельзя

«ОМОН кричал «на колени, пи*оры»: Гей рассказал, как на улицах Минска появились радужные флаги

«ОМОН кричал «на колени, пи*оры»: Гей рассказал, как на улицах Минска появились радужные флаги

«Когда борьба закончится для других, она не закончится для нас»

«Порог моей боли был превышен раз в триста»: Новые жуткие истории о том, что пережили беларусы

«Порог моей боли был превышен раз в триста»: Новые жуткие истории о том, что пережили беларусы

Это нужно помнить

«Было негласное распоряжение бить медиков»: Беларусы продолжают вспоминать события ночей насилия

«Было негласное распоряжение бить медиков»: Беларусы продолжают вспоминать события ночей насилия

«Очнулась от того, что раненый омоновец истошно орал: не трогайте, она мне помощь оказывает!»

«В РУВД по-большому и по-маленькому ходили под себя»: Чернокожий парень рассказал об издевательствах

«В РУВД по-большому и по-маленькому ходили под себя»: Чернокожий парень рассказал об издевательствах

Шесть буханок хлеба на 77 человек

«Мне повезло закопаться в чужие тела»: Беларусы вспоминают ад, который они пережили на Окрестина

«Мне повезло закопаться в чужие тела»: Беларусы вспоминают ад, который они пережили на Окрестина

«Люди лежали на полу живым ковром, и нам пришлось идти прямо по ним»

«Я думал, выйду крутым, а вышел неуклюжим»: Беларус о том, как отсидел 2 месяца за видео с пикета

«Я думал, выйду крутым, а вышел неуклюжим»: Беларус о том, как отсидел 2 месяца за видео с пикета

Как объявлял голодовку, стеснялся звонить невесте и отказывался от прогулок

«Меня уволили из "Зеленстроя" за фото»: Как живут беларусы, которые бросили вызов режиму Лукашенко

«Меня уволили из "Зеленстроя" за фото»: Как живут беларусы, которые бросили вызов режиму Лукашенко

Спасибо честным людям