Павел Палейчик работает фельдшером на «скорой» в Лиде. В конце апреля он высказался о ситуации с коронавирусом в городе и его работе на камеру — видео было опубликовано на YouTube. А до этого молодой фельдшер обратился за помощью к волонтерам, потому что медикам не хватало средств защиты и открыто возмущался, когда его коллег отправляли на вызовы к больным с коронавирусом без защитных костюмов. Павел рассказал «Радио Свобода» о давлении со стороны руководства, которые он связывает со своей активной позицией.

«Заведующая велела ездить к больным с коронавирусом только в масках, без костюмов»

«После видео, после всего этого, такая канитель началась, — сетует Павел. — Меня убрали из реанимационной бригады, где я работал полтора года. Когда вышло это видео, я был в отпуске. Растерялся немного, когда это его записывали. У меня в голове было много мыслей, не все сказал, что хотел. А сегодня позвонил руководитель (разговор состоялся 5 мая. — Р.С.) и сказал, что я отсутствовал на работе более трех часов, и поэтому у меня прогул.

Павел говорит, что заведующая станцией скорой помощи Анна Сыманюк написала докладную на имя главного врача из-за того, что Павла не было на работе. Фельдшер признает, что однажды он попросил коллегу его подменить, потому что он должен был помочь больным родителям. Их нужно было доставить из деревни в Лиду, в больницу, а затем забрать обратно. Однако вместо Павла работал другой человек, это не вызывало никаких проблем.

Из-за зарегистрированного прогула Павел не особо переживает. Он говорит, что его за это не уволят. Раньше у парня не было на работе никаких нарушений. Кроме того, благодаря событиям последних месяцев он сам хотел уволиться, даже написал заявление и отнес его руководству. Однако теперь он передумал.

«До этого видео были проблемы, — говорит Павел. — У нас есть группа в Viber, где общаются все, кто работает на «скорой помощи» в Лиде. Однажды экипаж отправили к человеку с подозрением на COVID-19. Никаких специальных костюмов, только маски и перчатки.

Я спросил в группе у начальницы, почему она так поступила. Потому что было известно, что она звонила и предупреждала, чтобы ездили на такие звонки только в масках, без костюмов. Она объяснила, что нужно не создавать паники среди населения. После этого вопроса меня вызвали в кабинет. И сказали, что переводят на другую смену».

Павел говорит, что работает на «скорой» в Лиде с 2014 года. Окончил Слонимский медицинский колледж, потом год отработал диспетчером, затем реаниматологом. Он говорит, что руководство никогда не жаловалось на его работу. Коллеги тоже.

«У нас на «скорой» все за меня», — убежден Павел. — Пишут личные сообщения, поддерживают. Но они боятся говорить открыто. Я думаю, что если будет еще большее давление, найдется кто-то, кто тоже не будет молчать».

Фельдшер говорит, что он лично мало работал с пациентами с коронавирусом. Был в отпуске почти весь апрель. Он говорит, что в марте, когда эпидемия в Беларуси только начиналась, ему удалось организовать небольшой флешмоб, чтобы обратиться к жителям Лиды, а также попросить помощи у волонтеров в столице. От чего у него тоже были проблемы, утверждает он.

«Ничего не хватало, мы обратились за помощью к волонтерам», — говорит Павел. — Просили защитные экраны и костюмы. В результате за эту просьбу я тоже нормально получил. Мне позвонила директор и спросила, почему я решаю проблемы без нее.

Мы устроили еще один флешмоб. Надели защитные костюмы и хотели сфотографироваться в них с призывом «Мы будем на работе, вы оставайтесь дома». Я сфотографировал это, разослал фото по лидским группам в соцсетях. Так дошло до того, что мне не разрешили распечатать эти призывы на рабочем принтере. Жена распечатала дома. Поехал домой, взял два листа и вернулся на работу, чтобы сфотографироваться».

Уже после разговора на площади с блогером Тихановским и выхода на работу, Павел поехал на вызов, где столкнулся с пациентом с COVID-19.

«Третьего мая я заступил на дежурство, у нас был первый вызов, — рассказывает фельдшер. — Приехали к человеку, его тошнило. Обычный вызов. Мы были в масках, перчатках, шапках. Помогли, сделали кардиограмму и вернулись на базу. Нам диспетчеры позвонили, через два часа после вызова, сказали, что у пациента положительный анализ на COVID-19. И надо идти сдавать мазки. Отправили нас на больничный в итоге. Сегодня стало известно, что результат анализа отрицательный, можно возвращаться на работу».

«Жизни на „скорой“ мне уже не будет»

По словам Павла, больных с COVID-19 в Лиде может быть значительно больше, чем говорится в официальной статистике.

«В Лиде для больных коронавирусом отвели отдельный корпус, роддом полностью занят ими, — рассказывает фельдшер. — О смертях среди медиков я не знаю. Недавно умер молодой мужчина. Но причину не могу сказать. Нашли мертвым прямо на работе».

Что будет с ним дальше, фельдшер спрогнозировать не может. Говорит, что готов искать новую работу. Заявление на увольнение, которое он уже написал, руководству нести больше не хочет. Говорит, что возмущен реакцией начальства на то, что он рассказал людям правду.

«Жизни на „скорой“ мне уже не будет, — объясняет Павел. — Я даже до этой истории с прогулом написал заявление на увольнение по согласию сторон. Отнес заведующей на подпись. Она сказала переписать, якобы неправильная дата. Потом нас вызвали срочно к ребенку, который руку порезала. Я в карман положил заявление и поехал. А вчера решил по собственному желанию не писать заявление. Пойду до конца. Надоело это все. Обман, треш, сколько можно молчать?».

Свобода обратилось за комментарием к руководителю лидской станции скорой медицинской помощи Анне Сыманюк. Она подтвердила, что Павел Палейчык является их сотрудником. Также Анна Сыманюк сообщила, что решение о прогулах фельдшера еще не принято.

«Это еще не решено, решение о прогуле сотрудника примет главный доктор, — сообщила в разговоре со Свободой Анна Сыманюк. — То, что Павел должен был работать в тот день, но отсутствовал, это было. Он никому из руководства не сообщил о своем отсутствии. Павел был обязан это сделать, но решил, что может самовольно отлучиться с работы».

Руководитель Павла также отрицает, что имела с ним разговор после того, как Павел попросил помощи для станции у волонтеров. Анна Сыманюк говорит, что за время ее работы к фельдшеру претензий не было и выговоров от руководства он не получал.


Текст: Алесь Пілецкі

Обложка: фото со страницы «Вконтакте» героя


Обсудите этот текст на Facebook