В Гродно во время разгона мирных митингов милиция «повязала» Андрея, а в РУВД его заставили раздеться. Но дело в том, что его паспорт выдан на женское имя: Андрей — трансгендер и сейчас в процессе гормонального перехода, он ждет разрешения на смену документов на мужское имя. Корреспондент Hrodna.life изучила историю задержания парня.

Студенты нескольких вузов Минска организовали марш солидарности 1 сентября. Они требовали признать выборы 9 августа недействительными, прекратить политическое преследование граждан и освобождения политзаключенных. В отношении более 30 студентов составили протоколы об административном правонарушении, сообщал TUT.BY.

«Мой президент — Лукашенко, и я знаю, где он и что делает»

Тем же вечером акция солидарности началась в Гродно: примерно 30 человек собрались около железнодорожного вокзала без плакатов и лозунгов. После предупреждения от милиции, протестующие начали расходиться.

Вскоре сотрудники милиции подошли к Андрею (имя героя изменено по его просьбе — Hrodna.life) и его друзьям, попросили разойтись. Компания ждала транспорт и сотрудники милиции попросили делать это на остановке. Когда друзья отошли туда, подъехал автобус с зашторенными окнами, внутри был ОМОН.

— В автобусе еще посмеялись: «Будете всем рассказывать, как мы вас избивали, насиловали и прочее?» Пока мы ехали, кто-то из сотрудников ОМОН разговаривал с людьми. У меня спрашивали: «Ты знаешь историю флага (бело-красно-белого)?» Спросил, ты знаешь, где Тихановская, где твой президент? Говорю, я знаю, что она выехала за границу. «А почему выехала?» Я сказал, что я точно не знаю. Он сказал: «Мой президент — Лукашенко. Я знаю, где мой президент сейчас, и что он делает. А ты не знаешь, где твой президент». На этом диалог наш закончился.

«Как к тебе обращаться?»

В Ленинском РОВД на задержанных составляли протоколы. У Андрея с собой был паспорт на женское имя. В кабинете вместе с Андреем были два сотрудника милиции и шестеро задержанных.

— Когда подошла моя очередь, я не хотел проговаривать вслух паспортные данные, поэтому просто дал им паспорт. Они очень громко с удивлением зачитали мои паспортные данные. Переспросили. Начали задавать вопросы, мол, как так? Мужчина ты или женщина? Как к тебе обращаться? Я назвался Андреем, но в документах вот так. Пояснил, что еще меняю документы. Сейчас паспорт — это официальный документ, так и записывайте.

Андрей — трансгендерный парень. Это означает, что он родился девушкой, но чувствует себя парнем. Ему 20 лет, он сделал переход (то есть, осознал себя парнем, попросил называть его мужским именем), начал принимать гормоны и в дальнейшем хочет сделать операцию по коррекции пола.

Процедура по коррекции пола проходит в Беларуси в несколько этапов: нужно обратиться в Республиканский центр сексологии с заявлением о смене пола, пройти сексологическое и психологическое обследования. После окончания обследований и психотерапии решение принимает специальная комиссия. В нее входят 15 человек: ведущие специалисты системы здравоохранения, представители УМВД, Министерства юстиции и Министерства образования. На заседании принимается решение: разрешить коррекцию пола, дообследовать пациента либо отказать.

С решением комиссии человек обращается в ЗАГС, где ему заменяют свидетельство о рождении и паспорт. Потом меняют другие документы: диплом, водительские права. Решаются вопросы с воинской обязанностью. Спустя полгода снова собирается комиссия. Если транссексуал и специалисты решают, что хирургическая и гормональная коррекция пола нужны, пациент получает направление. Это бесплатно, потому что транссексуализм — это медицинское показание для коррекции пола.

В мае 2019 года Андрей обратился в Минск к сексологу. К сентябрю 2020 года он прошел обследование у всех врачей и первую комиссию. Получил отказ в смене пола и ожидает следующего заседания зимой.

В августе 2019 года Андрей самостоятельно начал гормонотерапию. Раз в две недели он делает укол гормонов. Андрей консультируется с врачами и сдает анализы крови, чтобы отслеживать свое состояние.

«Раздеться заставили только меня одного»

После оформления протокола Андрей прошел досмотр — последним. «Всех досмотрели. Не могли решить, кто меня будет досматривать — мужчина или женщина. Хотя я думал, какая разница — посмотрят, что в портфеле, что в карманах». В итоге досмотр проводили две сотрудницы милиции. В кабинете переписали предметы из его портфеля. После досмотра портфеля Андрея попросили раздеться.

— Я был, мягко говоря, удивлен. Потому что на каком основании и зачем вообще это нужно? Что я могу спрятать под майкой? Я спросил, можно ли обойтись без этого? На что мне сказали, что это обязательно, раздевайся. Пришлось раздеться. Я разделся, и мне сказали — всё, одевайся.

Позже Андрей узнал, что никому из других задержанных не пришлось раздеваться.

«Вы можете подать на меня жалобу»

Во время допроса к Андрею подошел сотрудник РОВД с телефоном, попросил назвать свои паспортные данные и место работы на камеру. «Он сказал, что это не для СМИ и если что, вы сможете подать на меня жалобу. Но я даже не знаю его имени и должности», — сказал Андрей. Он выполнил просьбу милиционеров.

После допроса задержанных 1 сентября отводили в камеру, не объясняя, сколько времени их будут держать, не разрешали позвонить близким и на работу. Около 23:00 их отпустили. Несколько раз суд переносили, затем дело направили в милицию из-за «грубых нарушений в оформлении дела», сказал Андрей Hrodna.life. Он планирует подать жалобу на превышение полномочий и неправомерные действия милиции.

Получить комментарий в пресс-службе УВД Гродненского облисполкома Hrodna.life не удалось. Адвокат Андрея, который помогает составить жалобу, не нашел времени прокомментировать ситуацию Hrodna.life. Владимир Хильманович из правозащитной организации «Весна» объяснил Hrodna.life, что просьба раздеться в РОВД — это действительно нарушение. Его можно обжаловать, но, по словам Владимира, в Беларуси разрушено правовое поле, и результата жалоба может не принести.


Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!


Текст: Елена Ковальчук, Hrodna.Life

Обложка: Вера Голiкава


Обсудите этот текст на Facebook