Влад Гаевский рассказал в твиттере, как за простую фотографию, сделанную из окна кофейни, отсидел 3 суток на Окрестина и 11 суток в Жодино. The Village Беларусь приводит эту историю с некоторыми сокращениями.

«Ловить людей на марше геморно — это ж надо бегать»

Да, ровно за такую не самую удачную фотку даже без лица меня и задержали. Сидел я себе спокойно в Cofix на «Риге» около 16 часов. Как вы понимаете, никакого митинга уже не было. Тут пробегают ВВшники (бойцы внутренних войск МВД. — прим. The Village Беларусь) сзади — ну я и сфоткал.

Следующее, что произошло — один меня заметил, всей толпой они ворвались в Cofix (надо было видеть, как они толкались через узкие двери своей амуницией) и вывели меня. Потребовали удалить, конечно, и было ощущение, что отпустят, но тут пришел главный и сказал «Конечно, пакуйте этого».

Забегая вперед, могу сказать, что ни одного человека, с которым мне довелось пообщаться и узнать историю задержания, не задержали на марше. Одна история абсурдней другой: кто-то шел в магазин, кто-то бухал водку возле магазина, кого-то достали из машины. Большинство уже после 15:00.

То есть, ощущение, что на марше ведь ловить геморно и лень — это ж еще бегать. А норму выполнить надо. Вот и добирают с города абсолютно случайных людей. В итоге все равно попадают в тех, кто против и бывал или собирался на марш, ну так это и не сложно — тут против 97%.

«ОМОНовцы оказались не такими уж и тупыми»

Бусика, чтобы сразу транспортировать меня в РУВД, рядом не оказалось, поэтому первой остановочкой в моем нежданном путешествии стал автозак с омоновцами. Ребята уже явно отдыхали после тяжелой смены. Но произошло странное: они оказались не такими уж и тупыми, как я предполагал.

Сходу один из них спросил: «А что бы ты хотел изменить в стране?» — и дальше на протяжении получаса мы обсуждали экономику, образование, медицину, флаги и т.д. И надо сказать, общались они корректно и даже довольно адекватно. Конечно, их аргументы при рассмотрении рассыпаются в прах, но и мракобесием, какое я слышал иногда от «ябатек», они не звучали. Просто очень убежденные в своей позиции люди, с аргументами уровня [телепередачи] «Время покажет» на первом [канале]. То есть, которые в принципе звучат складно и согласованно, и только если вести дискуссию, их можно развенчать. Конечно, ни о какой полноценной дискуссии в моей ситуации речи не могло идти, но впечатление создалось, что дайте мне пару часов с каждым — и мы, может что-то даже вырулим. Однако это только мое везение, знакомому из ИВС за подписку на Нехту омоновцы оставили синяков на жопе.

Далее подъехал бус, где мне очень мило предложили сесть на пол на коленях. Благо, ехать от «Риги» до Советсткого РУВД недалеко. Ах да, Советское… Все, кого я встречал, в один голос говорили, что в данный момент Советсткое — худшее РУВД. Теперь я понимаю, почему.

Помните все те фото, где люди стоят на улице у стенки? Это про Советское. Несмотря на пустой актовый зал, по приезду нас заставили стоять, да. В общем, 8 часов на морозе, в туалет только когда скажут, и то биотуалет на улице.

Внутрь заводили дважды на опрос и досмотр, и снова на улочку. Раз в час примерно разрешали поприседать, кому холодно. В общем, после Советского РУВД я точно знаю, где стоит снимать новую часть «Фантастических тварей». Неудивительно, что Джонни Деппа в ней не будет.

«У них нездоровая фиксация на гомофобии»

На досмотре нашли в кармане мою бчб-ленточку и выкинули, конечно. В то воскресенье я не успел и не собирался ее доставать, потому обидно. У этой ленточки длинная история, впервые я ее надел 19.12.2010, придя в школу (как на первом фото), а на втором фото ее последние появление. Press F (Отсылка к компьютерной игре Call of Duty: Advanced Warfare, где игрок нажимает клавишу F, чтобы отдать воинские почести: Press F to Pay Respects. — прим. The Village Беларусь).

На досмотре порезали шнурки в куртке, но это стандартно. Что удивило — каждого отводят на видеосъемку на фоне флага и Луки. Сам процесс снятия на видео был вообще не стыдным. Вопросы из разряда «Как вы считаете, стоит ли нарушать закон?» Ээээ, нет, не стоит. Короче выдать какого-то перла типа «Хлопотного дельца» у меня не удалось, а жаль.

До съемки я успел пообщаться с подполковником местным, около часа, о конституции и выборах. У него тоже есть своя логика и убежденность, но тоже не слепая. Просто, может, они не могут принять перемены, или еще что. Но чувствовалось, что люди сами себе ищут оправдание, сами начинают эти беседы. Сказал, что не хочет в Совок, но и революции не хочет. А еще какая-то нездоровая фиксация на гомофобии, ну вот правда. Что те омоновцы мне в качестве аргумента приводили «хочешь, чтоб было папа-1 и папа-2?», что подполковник этот тыкал мне заголовком желтухи «Майя Санду планирует легализацию однополых браков и внедрение в школьную программу уроков по пропаганде ЛГБТ-ценностей» (Майя Санду — недавно избранная президент Молдовы. — прим. The Village Беларусь).

«Чел тебя оболгал и считает, что делает благое дело»

Итак, после 8 часов мороза, около полуночи за нами приехал шаттл-бас до Окрестина. Автозак на 16 человек. Кто-то крикнул «Сколько их там?» — «36». Ответом было «Аааа, ничо, я и 60 в таком перевозил». Запихнули меня и еще 6 человек в 3-местный стакан, и мы поехали. Тут я словил очень интересные ощущения «Матрицы», предназначения, дежа-вю, — не знаю, как назвать, когда на внутренней стенке увидел нацарапанную надпись «Здесь был Влад». Видимо был, есть и будет.

На выходе из автозака заметил, что пол его застелен бчб-флагом. Такие же два флага на входе в Окрестина, что мимо них никак не пройти, и перед столом регистрации в Жодино тоже. Театралы, блин. Хорошо, под маской не видно было, как я улыбаюсь над такой несусветной тупостью. Они, видимо, РЕАЛЬНО думают, что это нас как-то унижает, ущемляет или что-то. Вот от того, что они так думают, становится вообще весело. Или они думают, что люди вышли за символы, а не за перемены? Сложно сказать, но у тех, кто придумал этот театр, насрано в головах порядочно.

В камере на 5 человек на Окрестина нас посадили ввосьмером. Я думал, что мне там ночь только провести до суда, поэтому первую ночь спал сидя, но из-за судов мы задержались там, поэтому потом придумали систему с матрасами, и спал на полу. В целом терпимо, тем более всего 3 ночи.

Тут я начал узнавать первые истории и познакомился с прекрасными людьми. Даже с одним PhD (ученая степень доктора философии. — прим. The Village Беларусь), работающим в БГУ. Тут я еще теплил надежду на штраф, но вообще зря, это только создает ложные ожидания. Как только вы переступили порог Окрестина, мой совет — переставайте беспокоиться, абстрагируйтесь от проблем на воле: решить уже вы все равно ничего не сможете. Лучше поберечь и силы, и нервы и мысленно сразу перенести себя на 2 недели вперед. Раньше все равно ничего не сделать.

А дальше был суд. Суд в РБ — это, конечно, отдельный цирк. Сидишь перед ноутом, на котором через скайп-видео — потолок кабинета судьи. Рассказываешь свою версию (ноутбуку). Потом приходит свидетель, затирает заученное «В составе организованной колонны…» Свидетель этот особенно примечателен тем, что зовут его Никита Бельский (если это реальное имя), и сокамернику моему он начал даже жаловаться, когда судья отошла. «Да я же стараюсь вам как лучше сделать, чтобы по минимуму дали, были бы тут ОМОН, они бы еще и сопротивление пришили». То есть, чел тебя оболгал, он это знает (да все это знают, включая судью, камон), но он еще считает, что делает благое дело! Ведь если бы не он, тебя бы оболгали еще больше! Говорит «Я уже и на тутбае есть, мне все равно!» Судью мою (Федорова), кстати, уже включили в санкционный список.

По итогу — суда никакого нет, сколько суток, решают, видимо на кубике. Адвокат — выкинутые деньги (знакомым не помог никак, хотя находились даже видео задержания). Чтобы не участвовать в фарсе, в след раз лучше сразу ссылаться на 27 статью Конституции (не свидетельствовать против себя). Пока ждал решения, успел услышать, как один вертухай выдал «5 тысяч ходят тут, не дают жить 9 миллионам». Как у него это соотносится с тем, что уже через суды прошло 35 тысяч и все по первому разу — хрен знает. Хотя потом я подумал, а ведь и правда — есть 5 тысяч, которые РЕАЛЬНО мешают 9 миллионам.

Одну девушку сразу осудили на 15 суток (первый раз). Она сказала что-то типа «Нормально», на что вертухай ей: «Что тебе нормально? Полмесяца теперь борщи варить не будешь!» Не знаю, как она такое сможет пережить. Эрнест Хемингуэй ревел бы навзрыд. А еще одного чела задержали еще в пятницу за то, что показал фак проезжающему президентскому кортежу. Хулиганство+сопротивление — и сразу на 25 суток.

Еще один лайфхак — отправляйте письма как можно раньше. Первое письмо Света успела отправить днем в понедельник, и в ночь со вторника на среду оно мне пришло, сразу перед этапом в Жодино. Было бы позже — оно бы уже не дошло; только на Окрестина тебе могут выдать сразу, видимо, не так строго. Чтоб вы понимали: в Жодино за 2 недели никому не пришло ни одного письма. Письма они просто не выдают. По приколу. Только в самую последнюю субботу (у кого-то день выхода, у кого-то за день, как у меня) с утра нам выдали на камеру пачку писем, пришедших неделю назад (и то далеко не все). Пусть и поздно, но это все равно было крайне приятно. Помимо прочих, я получил письмо и от своей команды с работы, оно очень повеселило, поэтому привожу его здесь (остальные письма слишком личные).

«Семен из тюрьмы научил нас куче премудростей»

На этап забрали нас в день передач в среду (естественно), причем забрали до завтрака, а привезли уже после обеда. Такая мелочная подлянка. На этот раз в автозаке все сидели на своем месте, не переполняя. Слышали дважды, как сигналят машины — это очень приятно!

Все отработано было четко — проверка, собаки. Еще бы преступников так ловили — цены бы им не было. В самом Жодино при приеме был только один чел, который орал на нас «Координатора нет, так не знают, куда идти!» или «Е*нем по вам разок с водомета зимой — будете знать!». Но никто не бил. И гуськом не водили. Больше похоже на собак, которые лают, но не кусаются. Максимом приорнуть, показать, какой он тут важный и главный, — и все на этом. И то при приеме это был какой-то из начальников.

Из обычных вертухаев был лишь один максимально странный чел по имени Миша. Миша единственный из всех ходил всегда в балаклаве. Миша орал в любом моменте «Смотреть в пол!», «Педалями двигаем!» и в таком роде. Но самый крутой перл он выдал в четверг, когда я написал письмо и обратился, чтобы отправить. Ответ я получил «Писать письма можно — отправлять нельзя». И закрыл окошко. Сказать, что вся камера, когда он ушел, взорвалась смехом, — это ничего не сказать. Эта фраза моментально стала мемом, а мы придумывали ей различные вариации. «Есть можно, в туалет ходить нельзя», «Закрывать глаза можно, спать нельзя». Накидайте еще вариантов. Наутро, кстати, другой вертухай спокойно, без вопросов принял у меня письмо (правда оно так и не дошло). После этого я посылал еще два — и они тоже не дошли. В общем, с корреспонденцией там туго.

В пятницу случилось сразу два чуда. Одному челу из камеры пришла передачка! Как? У него спросили: «На ЦИПе был? — Был. — С Окрестина за тобой передача едет». Судя по всему, жена передала в четверг на ЦИП, и ее приняли, а в пятницу вместе с новым этапом привезли в Жодино. Это ооочень помогло.

Второе чудо — это то, что вместе с этим этапом к нам приехал Семен. Единственный неполитический заключенный в нашей камере. Вертухай его сразу прозвали Хищник (ибо статья «мелкое хищение»), и он точно сидел где-то до этого в тюрьме. Вот тут нам уже стало совсем легче. Семен сразу научил нас куче премудростей. В первую же минуту наточил весло (это ложка) об край стола, почистил и порезал нам лучка, поделился своей передачей, показал технику, как лучше ходить в туалет, выбивал прикуривание сигарет и душ.

Жаль только, что за мелкое хищение (с тюрягой позади) наши суды дают 10 суток (ну, это же не митинги, и не фак кортежу, не перепутайте, поэтому Хищник пробыл с нами всего до вторника. Но это было однозначно весело. На словах и не передашь, тут надо было видеть. Видеть его манеру говорить, постоянные маты, обращение к вертухаям на «командир», привычку присаживаться перед окошком, чтобы договориться с баландерами и т.д. И это все работало! Ему закидывали спички, и благодаря ему мы каждые два дня ходили в душ. Он же научил нас не особенно сильно обращать внимание на правило, что сидеть на нарах днем нельзя (предполагается либо сидеть за столом, либо стоять) Ибо сам часто нарушал его и каких-то санкций особо не было. Бывает, постучат в дверь, скажут не сидеть — и все, главное — вскакивать быстро.

«Я еще и виноват в том, что охранникам приходится работать»

В целом, сидеть в Жодино не очень напряжно, когда вокруг все очень веселые и интересные люди. Мы постоянно шутили, общались на кучу тем, делились историями, пересказывали друг другу моменты задержания. Единственная проблема — это сон. На ночь должны выключать свет и оставлять «луну» — не такую яркую, боковую лампу. Однако в Жодино этого, конечно, не делают, и ночью спать приходится при ярком дневном свете с синим спектром (от галогеновой лампы). Я лично расцениваю это как один из способов пыток.

Однажды наш Хищник подкрутил одну лампу, чтоб она не горела, — и в ту ночь мы спали классно. Но на следующую охранник заметил, вкрутил обратно, пригрозив забрать матрасы. Мы спросили, можно ли включить луну, но в ответ получили «Нельзя, люди сверху смотрят» — и указание на камеру. Да, в каждой камере висит камера наблюдения, по которой, видимо, некоторые люди сверху проверяют, чтобы все спали при свете. В другой раз я попробовал завесить свою кровать одеялом сверху, но опять пришел охранник и сказал, что закрываться нельзя. Удивительно, что глаза закрывать можно. Пришлось убрать одеяло, но я тут же пожаловался, что это нечеловеческие условия. На что в ответ я получил целый поток жалоб. «Да мы тоже в нечеловеческих условиях тут 3 месяца уже, если бы не вы, нас бы здесь не было, был бы сейчас с семьей своей вообще». Прикиньте, я еще и виноват!

Кстати, маску для сна и беруши, которые мне передали в передаче, так до меня и не дошли — еще, чего доброго, буду спать нормально. Не дошла и игра «Уно», хотя она не запрещено никак — просто, видимо, какой-то вертухай решил прикарманить для своих детишек.

В принципе и без «Уно» было чем заняться. Самое основное — это, конечно, сканворды — они занимают время и их можно решать всей камерой. Даже просто общаться — очень классно занимает время, с одним челом в камере я вообще сильно разговорился, много общих тем и схожее чувство юмора. Каково же было удивление, когда мы с Антоном спустя аж неделю поняли, что знакомы через его сестру Эльвиру. Момент осознания, конечно, был неописуем, а ощущение, будто это не жизнь, а реалити-шоу или ситком какой-то. Как выяснилось позже, Эля тоже гадала, попадем ли в одну камеру.

В общем, в перерывах между завтраком, обедом и ужином скучно не было. Как раз про еду! Еда, конечно, далека от того, чтобы ее хвалить. Съедобная, в основном, но на минималках. Каша, супы и чаще всего — гребаный бигос из квашеной (должен быть из свежей) капусты. Бигос стал нарицательным мерзотной еды в принципе, каждый раз, ожидая ужина, мы надеялись, что будет не он.

Были так же и чай, и компот, но, что забавно, в условиях ковида (на коридор нельзя выходить без маски, сами давали маски и меняли иногда; на Окрестина наливали антисептик) в одну кружку идет две порции чая. И делайте, что хотите. На ЦИПе еще на 8 человек дали 5 ложек — «сами разберетесь». Впрочем, после передач уже было и не важно, что там дают на любой из приемов пищи.

«Вертухаи разносили передачи весь день — и все равно не успели»

Вся среда прошла у нас в ожидании, из-за чего проскочила очень быстро. Через щелочку в двери мы видели, как вертухаи таскали и складывали пакеты с передачами. По их лицам явно читалось «я тут не носильщиком нанимался», но они все продолжали и продолжали увеличивать гору передач. В какой-то момент гора становилась такой большой, что с нее мини-лавинами передачи скатывались (но хорошо, что не рассыпались). В итоге, таская передачи весь день до 16 часов, сразу после вертухаи принялись растаскивать их под камеры. Делали это они до самого отбоя (22 часа) и все равно не успели.

Поэтому в среду, к сожалению, передач мы не получили. Зато четверг стал для нас чем-то вроде Нового года и 1 января. Когда тебя ждут подарки и вот-вот получишь. Мы еще гадали сколько из 9 человек в камере получат. Итог — свою передачу получил каждый! Вся эта забота — это было волшебно!

Теперь опишу несколько мастхэв-вещей для передач. Еще сидя в Жодино, мы с Антоном стали создавать этот список, думая, чего здесь не хватает. Не все можно передавать, что-то не принимают, поэтому я опишу именно со стороны заключенных, а уже при сборе надо будет смотреть, можно ли.

Одежда. На самом деле, одежда не нужна, или если только человек точно был одет холодно (что вряд ли, зима уже). Мы прямо не хотели, чтобы передавали одежду — что с ней делать потом? Единственное, что надо, — это свежие носки, трусы и тапочки — из одежды этого хватит.

Гигиена. Много зубных щеток (штук 5): если дойдет только одна передача, чтобы на полкамеры. Паста. Шампунь (он же работает как мыло, так что мыло не обязательно). Туалетная бумага (помягче, обычную передают и так). Влажные салфетки. Полотенце.

Еда. Нарезка, сало+хлеб (хороший, а то там дают ужас что), чеснок+лук, газированная вода 0,5 (потому что обычная там норм, а вот с газом негде достать, а бутылка 0,5 полезнее всего для подогрева воды), смесь орехов, сухофрукты. В общем, все нескоропортящееся и сытное, можно сладостей.

Лекарства. Тут чисто базовое, остальное индивидуально: шипучие витамины (из них получается своеобразная газировка), леденцы для горла, ибупрофен (он и жаропонижающее, и болеснимающее), уголь (много, в тех условиях еды он весьма полезен).

Не очевидное. Самая интересная категория. Приправа для еды! (глутамат натрия или что там еще, соль, — реально позволяет есть со вкусом то, что дают). Комплект для сна (если пропустят, конечно, но попытаться стоит). Губка для мытья посуды (одно из самых неочевидных). Зачем губка? А все потому, что посуду в Жодино моешь ты сам в ледяной воде руками. И еще надо успеть до того, как колесница баландера доедет на сбор посуды. Короче, такое себе удовольствие. Как только у нас появилась губка — процесс на порядки упростился!

Развлечения. Книги, сканворды+судоку+японские, настолки типа «Уно» или котят. Ручки (лучше больше, опять же на камеру), конверты 1 класс (ну а вдруг дойдут письма), отрывные блокноты в клетку (и письма писать, и для записей, и для сканвордов).

В общем, с передачами последние дни коротать было уже совсем легко. Животу даже плоховато стало от того, что теперь я шоколадки закусывал салом, а сало зефирками. Ибо надо было успеть съесть все за 3 дня (а кто выходил в субботу — за 2).


Вечером в субботу, за одну ночь до выхода, нас начали смешивать (часть уже вышла) — и подселили парня со 100-процентным ковидом. Я старался держаться подальше и в маске и, судя по тесту, все-таки не заболел. Таким образом я и дотянул до последнего своего дня в тюрьме, воскресенья.

На выходе меня уже ждали. Встретили меня мама и друзья. В общем, сразу стало ясно, что это Свобода. Остальное уже история. В целом, я ни о чем не жалею, я встретил замечательных людей, провел много отличных бесед, узнал много нового, прочитал две книги, сбросил 3 килограмма и посмотрел на всю систему изнутри. Я сразу не боялся, вспоминая Калиновского, Колесникову, Бабарико — уж им-то хуже.


Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!


Текст, Обложка: Влад Гаевский


Обсудите этот текст на Facebook