Изощренные пытки в РУВД даже не в отношении «селебрити змагаров», а самых обычных беларусов не закончились ни в августе, ни в сентябре, а продолжаются и сейчас. Правозащитники «Весны» говорят, что за последний месяц им стало известно минимум о четырех случаях во Фрунзенском РУВД Минска. Двое минчан, которые недавно прошли через этот ад, рассказали в подробностях волонтерам «Вясна назірае», как их били при задержании и пытали в РУВД, чтобы заставить «раскаяться» на камеру.

За последний месяц правозащитникам «Весны» стали известны четыре случая пыток и избиений во Фрунзенском РУВД Минска. У кого-то выбивали пароли от телефона, а кого-то так наказывали за протестную деятельность. После публикации об угрозах и пытках электрошокером, степлером и обычными шнурками к «Весне» обратились минчане, которые лично столкнулись с насилием со стороны силовиков в РУВД Фрунзенского района.

Интересно, что у Фрунзенского РУВД есть давняя «кредитная история» пыток. В 2007 году РУВД возглавил Олег Гайдукевич — сын политика Сергея Гайдукевича; прошлом году Олег Гайдукевич участвовал в президентских выборах в качестве кандидата, но быстро снялся в пользу Лукашенко. После президентских выборов 2010 года кандидат в президенты Виталий Рымашевский рассказывал:

 — Олег Гайдукевич давно известен своими садистскими наклонностями в отношении граждан. По его личному приказу меня во Фрунзенском РУВД приковывали наручниками к батарее. По его указанию в том же РУВД издевались над правозащитником Валерием Щукиным. Гайдукевич руководил и недавним похищением нашего активиста Дениса Садовского.


«Угрожали ударить электрошокером и зажать нос степлером»

В начале июня женщина (ее имя и фамилия не называется в целях безопасности) возвращалась домой, когда вместе с ней в лифт зашли двое мужчин. Уже на ее этаже они заявили, что из милиции и идут к ней, чтобы провести обыск. По версии одного из сотрудников милиции, женщина «не пускала их в квартиру, чем мешала милиционерам», за что на нее составили протокол по статье 24.3 КоАП.

Во время обыска у минчанки изъяли технику, деньги из кошелька и драгоценности. Потом ее отвезли во Фрунзенский РУВД, где на женщину составили еще один протокол по статье 19.1 КоАП (Мелкое хулиганство) за то, что она во время допроса якобы «оскорбительно вела себя по отношению к сотрудникам, нецензурно выражалась, разбрасывала бумаги на столе и бросила на пол карандаш».

Женщина на суде все отрицала. Она рассказала судье Марии Ерохиной, что в РУВД против нее со стороны милиционеров было оказано моральное давление: ее угрожали ударить электрошокером и зажать нос степлером. Женщина плохо видит, и без очков, которые ей не разрешили взять с собой, не может ничего прочитать. Поэтому она попросила сотрудников прочитать протокол вслух, на что получила отказ. Чтобы избежать пыток, она была вынуждена подписать протокол.

Видеокамеры на территории РУВД, как обычно, «не работали». По словам свидетеля, нагрудных видеорегистраторов у милиционеров не было. Но сама женщина точно помнит, что камера все-таки у милиционера была.

В результате судья Фрунзенского района Мария Ерохина, несмотря на показания женщины и заявление о давлении со стороны сотрудников РУВД, признала ее виновной и арестовала по двум протоколам на 25 суток.

Это не первое сообщение правозащитникам за последний месяц об угрозах и пытках во Фрунзенском РУВД. По словам еще одной задержанной, две недели назад в управлении женщину душили ее же шнурками и били электрошокером, чтобы заставить разблокировать телефон. Судьи на судебных процессах на это внимание не обращают и, наоборот, присуждают максимальные «сутки».


«Два раза прожгли паяльником голову»

Александр

«Избиение за деревом на Притыцкого продолжалось около 10 минут»

Вечером в начале мая Александр расклеивал наклейки с БЧБ-флагом на пересечении улиц Притыцкого и Ефросиньи Полоцкой. Когда парень уже вышел из перехода в сторону ТЦ «Скала», к нему со спины подошел неизвестный мужчина и положил руку на левое плечо. Александр обернулся и увидел, что еще трое бегут к нему с разных сторон. Его сбили с ног и повалили на землю, надели наручники, подняли и отвели за дерево возле McDonalds. Там неизвестные в темной спортивной одежде и в масках начали избивать Александра. Как рассказывает парень, удары в основном приходились по животу и грудной клетке. Первый из мужчин сразу нанес три или четыре удара. Сколько ударов точно нанесли еще двое — Александр не помнит, но били они кулаками по животу и грудной клетке, а ногами в области бедер и голени. Избиение за деревом на Притыцкого продолжалось около 10 минут. На протяжении всего времени неизвестные задавали ему вопросы (в каких закрытых чатах сидит, в каких маршах участвовал, где телефон, где машина и т.д.). А если ответы им не нравились — били. Также Александр помнит, что один из них фотографировал его на свой телефон.

«Тянул его из РУВД двумя пальцами за ноздри»

Через 10 минут к ним подъехал серый бус, куда Александра отвели и положили на пол между пассажирскими сиденьями. Все время бус не двигался, а избиение в бусе за «неправильные» ответы на вопросы продолжалось: один из силовиков нанес Александру около 20 ударов руками и ногами по голове, по животу, по спине, по конечностям; второй ударил кулаками около пяти раз по голове и грудной клетке; тот, который находился справа от Александра, ударил три раза по голове и нанес один удар ногой по ноге парня.

Через пару минут к ним приехал, как говорит Александр, их «командир», который его не бил. Потом они пошли к его машине, в которой силовики провели осмотр без Александра и понятых. Там они нашли наклейки и трафареты. За эту «находку» Александр получил еще три удара ногами по голове и животу. Машину потом сотрудники отвезли во двор РУВД. После этого парню сняли наручники, но связали два больших пальца стяжками.

Бус наконец начал двигаться. По дороге во Фрунзенский РУВД парня снимали на нагрудную видеокамеру «Дозор». Примерно около 01: 00 его привели в отделение, где на него снова надели наручники и посадили на стул у входа в кабинет. Александра несколько раз выводили к его машине во двор РУВД, а в один из раз сотрудник тянул его из РУВД двумя пальцами за ноздри.

«Он надел мне на голову боксерский шлем, себе — боксерские перчатки и начал наносить удары»

В кабинете, кроме Александра, были двое сотрудников Фрунзенского РУВД в штатском, которые не показывали свои удостоверения. Один из них только составлял протокол по административному делу против Александра по ст. 24.23 КоАП и наблюдал за пытками, но сам не избивал. Он предложил парню записать видео с «раскаянием», но Александр отказался.

 — В связи с этим второй мужчина достал из сейфа, стоящего между двумя столами, боксерский шлем темно-красного цвета с фрагментами бежевого цвета, боксерские перчатки, электрошокер и перцовый баллончик. Он надел мне на голову боксерский шлем, себе — боксерские перчатки и начал наносить удары мне по голове в область правого и левого висков около 5 раз, после чего я упал на левую сторону. Он бил меня сначала ногами по спине в районе почек и по ногам — всего было нанесено около пяти ударов.

После этого он меня поднял, посадил на стул и спросил, будем ли писать видео. Я спросил, что за видео, на что мне ответили, что я должен назвать свои анкетные данные, признаться в участии в несанкционированных массовых мероприятиях и что-то еще. Я снова отказался от записи, после чего он снова начал избивать, как я уже говорил выше [в боксерских перчатках]. Когда я лежал на полу, он нанес мне сильный удар по копчику, в связи с чем я почувствовал сильную боль. После этого он взял электрошокер и начал бить им по рукам в область кистей не менее пяти раз. Дальше опять посадили меня на стул. После этого он взял перцовый баллончик, но тогда я согласился на запись видео за исключением нескольких пунктов, — рассказывает Александр.

После избиения в кабинет зашли четверо сотрудников, которые задерживали Александра, и предложили ему подписать протокол об административном правонарушении. Свои замечания сотрудники парню внести не дали, а вместо этого его ударили ногой по ногам, а потом и кулаком в правый висок уже на выходе из кабинета. Врача по просьбе парня не вызвали, так как сотрудники РУВД сказали, что «врача нет».

«Заходили милиционеры в форме и спрашивали: „А что ты такой помятый? Тебя что, били?“. И тут же хохотать»

Александр рассказывает, что во Фрунзенском РУВД встречал и других, кого там избивали и пытали:

 — Вообще сложилось впечатление, что никто никого не стесняется и не скрывается. Все знают, что тебя бьют. Это обыденность. Заходили милиционеры в форме и спрашивали: «А что ты такой помятый? Тебя что, били?». И тут же хохотать… Странная, конечно, картина. Все время оскорбляли, унижали, абсолютно все из них матерятся — просто ужас. У них форма общения такова.

У меня понятой был с подтвержденной «короной», так его бросали по всем камерам в дежурке… Ну как всегда: коронавирус у нас когда есть, а когда и нет. Был со мной тоже парень Николай, сел за наркотики. У него был сломан нос, поэтому его возили в больницу, что-то поправили, дали аспирин и даже никакого фиксатора не положили, короче, дышал он ртом. Также, по его словам, ему прожгли два раза паяльником голову, чтобы он сказал код от телефона. Следы на голове у него были. Мы были с ним в РУВД, а также нас вместе перевозили на Окрестина. Когда нас там уже «оформляли», его ударил сотрудник по лицу три раза за то, что он «много разговаривает», но он попросил только включить свет в «стакане».

Мой следователь с дежурным обсуждали, что пока есть такие как я — змагары — и вон тот — указал на наркомана — то работа здесь будет — «говно». И за 1000-1500 рублей здесь нет смысла работать. Жаловались друг другу, что не ценят здесь профессионалов и не дают им расти и развиваться, — передает Александр разговор из РУВД.

«Силовики сами смеялись над наклейкой с Лукашенко „в розыске“»

Александр отмечает, что даже сами силовики «хохотали» над наклейками, которые у него были при себе в момент задержания. Их фотографировали, так как они им очень понравились, особенно, стилизованная ориентировка розыска на Лукашенко, так как «они таких еще не видели». Но за некоторые, по словам парня, били жестче, например, «за петуха с дубинкой, закутанного в проволоку, который стоит с красно-зеленым флагом над лужей крови».

Заявление об избиении в Следственный комитет Александр не писал, так как «не видит в этом смысла» и уверен, что сотрудников Фрунзенского РУВД не привлекут к ответственности. Когда парень давал показания следователю в рамках проверки по уголовному делу, она просила описать милиционеров, которые его избивали, на что Александр даже предложил ей пройти по коридору РУВД и показать их лично, чтобы она сама на них посмотрела, так как «зачем их описывать, когда можно увидеть?» Следователь, конечно, посмеялась, но идти отказалась, так как «там разберутся».

Также у Александра провели обыски, во время которых забрали всю технику и даже машину. Кроме этого, по словам парня, угрожали ему и его семье.

«Я заявил, что меня избивали, но судья Ерохина сказала, что это не имеет отношения к делу»

Суд по административному делу над Александром прошел только на третий день после задержания. Его дело рассмотрела судья Фрунзенского района Мария Ерохина. В рапорте милиционера было сказано, что «Александр размещал наклейки на Табакерку». Наклейки, которые нашли у парня, продемонстрировали и слушателям. На них были надписи «Помните. Сопротивляйтесь. Время пришло», «Я выхожу», «Красавцы». На вопрос судьи, с какой целью он расклеивал наклейки, парень пояснил, что это было его «внутреннее желание, поэтому он пришел и расклеил».

 — Судье было очень неинтересно. Апогеем абсурда стал вопрос, почему мои слова расходятся с протоколом, который я подписал, на что я заявил, что меня избивали и не давали внести замечания в протокол. Но судья Ерохина сказала, что это не имеет отношения к рассматриваемому делу. Я говорю: как это не имеет, когда я объясняю вам на ваш вопрос, что протокол подписан под принуждением и насилием, поэтому мои слова сейчас и отличаются от протокола. Она решила не заметить такой нюанс, — отметил Александр.

Результат — 15 суток административного ареста.


«Ты когда-нибудь чувствовал, как от кислоты плавится кожа?»

Илья

«Этот дол***б пытался обмануть обманщиков!»

В конце мая вечером домой к семье Ильи (имя парня изменено в целях безопасности) пришли несколько сотрудников милиции и «предложили» снять «протестную символику с окон». Семья парня сразу сделала это. Но через пару часов к ним постучались уже новые сотрудники, и сказали, что им поступил приказ задержать всех, кто находится в квартире, а при отказе проехать с ними «будет только хуже». В разговоре по телефону один из сотрудников, осматривая квартиру, сообщил кому-то, что «живут они неплохо». При этом, сотрудники приказали всем членам семьи взять с собой в РУВД телефоны.

Во Фрунзенском РУВД Илью пригласили в кабинет на беседу с начальником отдела охраны Фрунзенского РУВД Авсеенко Максимом Сергеевичем. Старший лейтенант милиции стал «проверять» телефон Ильи на наличие telegram, но у парня он был спрятан, поэтому Илья сказал, что его нет. Через какое-то время Овсеенко все-таки нашел устройство:

 — В этот момент он закричал: «Э, б***ь, он пытался меня нае***ь! Этот дол***б попытался обмануть обманщиков! Да ты сейчас в космос полетишь!

После этого Илью отправили к милиционеру, которого, по словам парня, звали Серж. Его задачей было составление протокола, но он также интересовался, не является ли Илья администратором telegram-каналов:

 — Серж дал мне на подпись протокол, в котором была указана статья 19.1 КоАП (Мелкое хулиганство). Он мне объяснил, что у меня уже есть нарушение по статье 24.23 КоАП, поэтому по ней мне грозит 30 суток, но, чтобы меня не посадили на такой срок, мне написали мелкое хулиганство. В тексте протокола было сказано, что я «ругался матом, вел себя агрессивно, бросался со стола письменными принадлежностями, на замечания не реагировал». При этом расписании дел мне обещали максимум предупреждение. Потом ко мне подошел сотрудник милиции и сказал, что мой телефон удаляют из описи и его потом можно будет забрать.

«Это кислота. Ты когда-нибудь чувствовал, как плавится кожа?»

После подписания протокола Илью вновь ждала встреча со старшим лейтенантом Овсеенко:

 — Позже меня снова позвал Авсеенко и начал спрашивать, нет ли у меня еще чего-нибудь спрятанного. Я все отрицал. Тогда меня посадили на стул, а он достал электрошокер и начал угрожать им, при этом крепко удерживал меня одной рукой и включал электрошокер рядом со мной. Во время этого он неоднократно кричал: «Б***ь, с**а, я тебя еще раз спрашиваю, нет ли у тебя устройства для рассылки? Мамой клянись, что нет!» Это продолжалось несколько минут.

После этого он достал белую канистру, на дне которой плескалась жидкость. Он сказал: «Знаешь, что это такое? Это кислота. Ты когда-нибудь чувствовал, как плавится кожа, этот запах?» И начал бить ею меня по голове. Но после нескольких ударов по голове он спросил, как мое самочувствие, на что я ответил, что у меня шумит в голове, и тогда он, довольный, поставил канистру на место.

После этого Авсеенко взял ржавый топор и сказал, что это она в крови, на что я ответил: «Да она просто ржавая». Он стоял в двух метрах от меня, а потом начал ею размахивать и делать замах так, будто он сейчас у меня ее запустит. Чуть позже он дал мне по голове несколько «фофанов» и удивился тому, что я уже никак не реагировал на это, и сказал: «Б***ь, да ты кремень!». А дальше он вышел и сказал: «Ну что, Серж, поверим ему?»»


Из статьи в государственной газете:

В служебной биографии офицера Фрунзенского РУВД Максима Авсеенко немало примеров оказания помощи согражданам, попавшим в самые разные ситуации. До того как прийти в милицию, Авсеенко успел потрудиться спасателем и дальнобойщиком. Начинал с должности участкового инспектора, потом стал старшим участковым.

Он ни разу не пожалел, что оставил поездки за рулем большегруза. Ему куда больше по душе помогать людям. Опорный пункт старшего лейтенанта милиции по всем показателям вскоре занял лидирующую позицию в районе, а молодому офицеру предложили повышение — возглавить отдел охраны правопорядка и профилактики Фрунзенского РУВД.

М.Авсеенко считает, что никогда не стоит терпеть чьих-то противоправных выходок, нужно незамедлительно обращаться в милицию. Можно просто попросить совета у участкового инспектора — тот всегда подскажет, как грамотно действовать в сложившейся ситуации, а при необходимости окажет содействие.


Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду. Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду

Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

или

сделайте простое пожертвование здесь

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду

Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

или

сделайте простое пожертвование здесь


Обсудите этот текст на Facebook

Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!


Обложка: Carter Baran