Гомельский заводской микрорайон Сельмаш — это что-то вроде минских Шабанов, но в более концентрированном виде. В конце 80-х там заправляла знаменитая банда «морозовцев» и действовал комендантский час, но обходить стороной этот район четких парней гомельчане предпочитают и сегодня. О том, чтобы работать на самом заводе Сельмаш, естественно, тоже мечтает далеко на каждый гомельчанин. Настя тоже не мечтала, но год назад оказалась там. The Village Беларусь поговорил с девушкой, которая днем рисует винты для комбайнов и может на ощупь определить каждую деталь в капоте, а вечером и в выходные ведет блог в инстаграм, в который за год пришло почти 30 тысяч подписчиков — столько же и у Марии Василевич.

Хотела в МЧС, а попала на завод

Не каждая девушка может отличить болт от винта, а уж тем более работать инженером-конструктором сельхозтехники. На работе я черчу в программе на компьютере чертежи деталей, капотов комбайнов, но только зерноуборочных. За эту необычность и люблю свою профессию.

Но на Гомсельмаше, как и в этой профессии, я оказалась случайно. С 9 по 11 класс я серьезно занималась пожарно-спасательным спортом и собиралась стать МЧСником. У меня есть медали, командное первое место по республике.

Но в 11 классе, как раз накануне поступления, мне из-за астигматизма не удалось пройти медкомиссию — врач перечеркнула мою карточку и сказала, что я не годна. Плана Б в тот момент у меня не было. От отчаяния я решила, что открою сайт со списком учебных заведений и куда случайно кликну мышкой — туда и пойду учиться. Кликнула на технический университет им. Сухого и подала документы на ту же специальность, что и моя подруга — проектирование и производство сельхозтехники. Не потому, что мне это было интересно. А чтобы было хоть какое-то высшее образование, ведь как у нас сейчас говорят — главное, чтобы корочка была.

Вскоре после этого мне позвонил председатель комиссии по поступлению из университета МЧС и сказал, что доктор ошибся. Поступать к ним мне можно, но не на все специальности — быть спасателем нельзя, а инженером — вполне. Я отказалась. Подумала, что потом они могут снова передумать, а я больше страдать на эту тему не хочу.

Мама сказала: «Все что ни делается — к лучшему», и была права. Я нисколько не сожалею, что получила именно эту специальность и сейчас работаю в конструкторском бюро на Гомсельмаше. Мне нравится коллектив, сама работа тоже нравится, хотя нравилась бы еще больше, если бы за нее платили столько, сколько обещали.

Признаться в том, что я работаю на заводе, мне не стыдно. Возможно, это потому, что я работаю в Научно-техническом центре комбайностроения, а это — обособленная часть завода. В основном сижу в кабинете и стараюсь из него никуда не выходить. Мы чертим чертежи, а рабочие по нашим чертежам делают детали — мы с ними почти не пересекаемся. Мои родители тоже работаю на госпредприятиях: мама — железнодорожник, папа — на комбинате хлебопродуктов.

«Трачу на рекламу больше, чем на ней зарабатываю»

Инстаграм я завела четыре года назад — просто для того, чтобы выставлять туда иногда фото. Примерно год назад я решила превратить его в блог и начала делать посту осознанно. Сложно сказать, по какой именно причине я это сделала. Наверное, мне просто было интересно, тяжело ли вести блог, потому что многие блогеры говорят, что вести блог так же тяжело, как работать на заводе. Но мне кажется, что это не так уж тяжело, как они говорят. Конечно, если делать много рекламы и снимать вайны, то соглашусь — это тяжело и занимает много времени.

Мой молодой человек разбирается в продвижении — он и начал раскручивать мой аккаунт. Можно сказать, что он мой менеджер или директор. Он выстраивает стратегию продвижения, с ним я обсуждаю все рекламные предложения. Благодаря рекламе, по-моему она таргетная называется, я и набрала за год почти 30 тысяч подписчиков.

Свой инстаграм я полноценным блогом пока не считаю, хотя и хотела бы стать настоящим блогером и делать по 1500 историй в день. Но осуществить это сложно — какие я могу снимать истории, если каждый день до 16:30 нахожусь на работе, а снимать на работе запрещено. На эту тему у меня, кстати, есть история.

Когда только устроилась на Сельмаш, меня отправили сходить на сам завод. Все это мне было тогда в новинки — я разгуливала по заводу, снимала сторис и подробно все рассказывала своим подписчикам. Вскоре мне позвонил начальник и сказал: «Настя, удаляй, этого делать нельзя». И я все почистила.

Блог не приносит мне денег — я трачу на рекламу больше, чем на ней зарабатываю. Но я отношусь к нему как к хобби, потому отсутствие прибыли меня не демотивирует. Мне просто интересно этим заниматься. Особенно нравится тестировать на себе разную косметику, а потом давать подписчикам полезные советы — рассказывать правду, а не делать бредовую рекламу, как многие блогеры.

Запросы на рекламу мне приходят достаточно часто, но почти все они — о перманентном макияже. От такой рекламы я отказываюсь — не люблю такое. Также часто просятся на рекламу салоны, которые делают ногти, ботокс для волос. Недавно предложили рекламировать фейерверк — это прикольно. Одежду и косметику тоже предлагают рекламировать. Но многим из них я отказываю — не хочется советовать людям всякую ерунду. Когда приходит запрос, я сначала что-то покупаю у потенциального рекламодателя, проверяю, хороший ли это товар. Если он мне нравится — делаю рекламу. Если не нравится — отказываю. Не хочу обманывать людей.

Меня читает вся семья — мама, папа, дяди, тети. Им нравится, говорят, что я молодец. Парочка хейтеров у меня тоже есть. Они называют меня недоблогером, но не в лицо, а могут критиковать где-то у себя на страницах. Раньше мне было обидно, а сейчас все равно. Если обижаться на каждого, кто обижает, то можно все время сидеть обиженкой. Сама я читаю других блогеров тоже. Нравится @dominic__ana про обработку фотографий, бьюти-блогер @dasharhipova и блог о стиле @mariapark.

Стыжусь снимать сторис в местах, где мало людей — например, в ресторане. Люди пришли покушать в спокойной обстановке, а ты достаешь телефон и начинаешь рассказывать, что ешь — по-моему это странно, не хочется их раздражать. Не понимаю и тех блогеров, которые ради шок-контента бьют бутылки в магазине, обрезают волосы и так далее — я не стану заниматься вредительством для хайпа и лайков. Тем более, что, поступая так, блогер привлекает к себе нездоровую публику.

Самая популярная фотография в моем Instagram — с девичника лучшей подруги. Несмотря на то, что я ее выставила в воскресенье в 9 утра — время, когда не рекомендуется делать посты — она собрала около 6 тысяч лайков.

Из-за блога меня начали узнавать на заводе. Но когда идешь по Сельмашу, в лицо никто и слова не скажется, а потом в директ приходят десятки сообщений от сельмашевских парней. Некоторые удивляются тому, что блогер, которую они лайкают в Instagram, работает на Сельмаше. Некоторые просто пишут, что сегодня меня видели.

В будущем думаю открыть свой небольшой интернет-магазин со всякими штучками для тела, чтобы заработать денег, а потом вывести его и в оффлайн.


Текст: Ирина Горбач

Обложка: Инстаграм героини


Обсудите этот текст на Facebook