Еще неделю назад беларусы осторожно планировали летний отпуск — казалось, что авиаперелеты постепенно оживают после ковидного карантина. Но потом в Беларуси впервые приземлился Ryanair и европейские страны одна за другой начали вводить запрет на полеты над Беларусью для авиакомпаний и запрещать беларуским самолетам летать через воздушное пространство своих стран. Инцидент в маленькой Беларуси всего за неделю изменил карту авиаперелетов, как минимум в Европе, но эксперты ожидают еще более грандиозные последствия. CNN удалось получить инсайдерскую информацию от представителей авиакомпаний и комментарии экспертов, в которых они рассказывают, как сами авиаперевозчики реагируют на новые запреты и как они скажутся на пассажирах — повысятся ли цены на билеты и что теперь будет в популярными маршрутами. The Village Беларусь публикует перевод этого текста.

Всего за неделю с тех пор, как рейс Ryanair FR4978 из Афин в Вильнюс был принудительно перенаправлен в Минск, путешествия по Европе изменились.

Через три дня после инцидента, когда беларуский истребитель сопровождал самолет на посадку в столице, ссылаясь на соображения безопасности, прежде чем арестовать активиста оппозиции Романа Протасевича и его спутницу Софию Сапегу, европейским авиакомпаниям было официально запрещено летать над беларуским воздушным пространством.

Директива, выпущенная в среду Агентством по авиационной безопасности Европейского союза (EASA) в форме Информационного бюллетеня по безопасности полетов (SIB), призвала все авиакомпании, «имеющие основное место деятельности в одном из государств-членов EASA», избегать беларуского воздушного пространства. Они посоветовали всем другим авиакомпаниям делать то же самое, где бы они ни базировались.

Директива появилась на следующий день после того, как президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен объявила, что блок «закрывает наше воздушное пространство для самолетов из Беларуси», призвав авиакомпании ЕС не летать над страной после «возмутительного поведения», продемонстрированного в воскресенье.

Так поступили не только в ЕС. Другие крупные перевозчики, включая Singapore Airlines, также пообещали обходить беларуское воздушное пространство.

Были и другие намеки: России — союзнику Беларуси — потребовалось несколько дней, чтобы предоставить рейсам Air France и Austrian Airlines в Москву разрешение использовать российское воздушное пространство в обход Беларуси, что привело к отмене рейсов.

Насколько ситуация серьезная? Очень серьезная, говорят инсайдеры из отрасли, все достаточно серьезно, чтобы заставить измениться авиационную карту Европы, а, возможно, повлиять на авиаперевозки и за пределами континента, особенно если ситуация будет обостряться.

Случившееся может привести к увеличению времени полетов, росту тарифов не только у европейских авиаперевозчиков и на дальнемагистральные беспосадочные рейсы, которым нужно дозаправляться по пути.

Конечно, это наихудший сценарий. Но после катастрофических 15 месяцев для авиации, когда туристическая индустрия в Европе готовится к напряженному летнему сезону на фоне постоянно меняющихся ограничений на поездки и опасений пассажиров по поводу пандемии, еще один фактор неопределенности подвернулся очень невовремя.

«Пассажиры напуганы Covid, а теперь у них появился еще один повод для переживаний. Я думаю, этот инцидент скажется на доверие клиентов, особенно если вы летите в регион рядом с Беларусью», — говорит Пол Чарльз, бывший директор Virgin Atlantic, который теперь предоставляет кризисные консультации авиакомпаниям в качестве генерального директора агентства PC.

«Очень хорошо, что правительства отреагировали быстро и перестали летать над ее [Беларуси] воздушным пространством — это поможет восстановить доверие пассажиров. Но я думаю, что эта история заставит потенциальных клиентов задаваться новыми вопросами, планируя перелет: кто авиаперевозчик, что из себя представляют конечные пункты и какие страны придется пролетать. И если человеку нужно лететь из Афин в Литву или другую страну, близкую к России, он подумает дважды. Именно этот инцидент [с посадкой самолета в Беларуси], заставит людей переживать такого рода сомнения».

Влияние беларуской ситуации на мир грандиознее, чем может показаться

События, описанные некоторыми правительствами как спонсируемый государством угон самолета, «конечно же, изменили авиационную карту Европы», — говорит один инсайдер из авиационной отрасли, который хотел остаться анонимным из-за риска быть идентифицированным.

Но это не единственная проблема, говорят они.

«Проблема в том, что нарисовать новую карту маршрутов в этом регионе — непростое дело, в нем и так уже есть ограничения. Например, уже существуют ограничения на полеты над Украиной [после инцидента 2014 года, когда был сбит рейс MH17 Малайзийских авиалиний].

Последствия [облета беларуского воздушного пространства] весьма значительны — ни один британский оператор, включая Ryanair, не летал над Крымом некоторое время, и для разрешения этой ситуации могут потребоваться десятилетия.

Таким образом, в Беларуси наблюдался огромный рост трафика, потому что люди обходили Украину».

С разработкой таких обходных маршрутов связаны не только логистические трудности. Это может иметь серьезные последствия для пассажиров: время полетов увеличится, как и количество сжигаемого топлива, самолетам придется делать дополнительные остановки для дозаправки, что означает более высокие эксплуатационные расходы, возможно, из-за более длительных полетов авиакомпаниям придется даже расширить состав экипажа.

В качестве примера инсайдер рассказал про рейс British Airways из лондонского Хитроу в Исламабад на следующий день после беларуского инцидента. Запрет входить в воздушное пространство Беларуси был введен после того, как он уже был в воздухе, и ему пришлось отклониться от изначального курса и залететь в Москву для дозаправки, прежде чем продолжить полет в Хитроу.

«Они столкнулись с такой проблемой, потому что уже были в воздухе. Но, похоже, Россия тоже может отказать некоторым авиакомпаниям или рейсам в своем воздушном пространстве. Если это произойдет, это будет новый вызов», — говорят инсайдеры.

«Авиакомпаниям придется либо отправиться очень далеко на север, в полярный регион, либо спуститься в страны Персидского залива, но тогда большинство европейских перевозчиков будут избегать полетов над Ираком и Ираном. Таким образом, они, вероятно, полетят через Египет, Саудовскую Аравию и Индию.

«Существует большой кусок воздушного пространства, который стратегически важен для авиакомпаний, и сейчас он для них недоступен. Это скажется отрицательно на времени полета, стоимости и воздействии на окружающую среду».

Например, если полет вместо девяти часов длится десять, то самолету понадобятся три пилота вместо двух. А если полет более длительный, то, возможно, и количество пилотов придется еще больше увеличивать.

«Это чревато огромными затратами», — говорит инсайдер. И, по их словам, хотя маловероятно повышение тарифов на затронутых маршрутах, если ограничения продолжатся (и увеличатся), может произойти общее повышение тарифов по сетям, чтобы учесть более высокие эксплуатационные расходы.

Потенциальные угрозы

Все в отрасли согласны с тем, что если ограничения на полеты над Беларусью будут действовать долго, это будет головная боль.

Так считает генеральный директор Osprey Flight Solutions Эндрю Николсон, консультирующий авиакомпании по вопросам рисков полетов по всему миру.

По его словам, помимо увеличения расхода топлива и увеличения времени полетов, любые незапланированные остановки могут привести к тому, что экипажи будут превышать норму отведенного им для полета времени. Возможно, их придется сменять новому экипажу. «Нарушения в этом плане чреваты серьезными последствиями», — говорит он.

Тем не менее, есть и хорошая новость: Николсон не думает, что ситуация в ее нынешнем виде приведет к массовым нарушениям межконтинентального трафика. «Для рейсов в пределах Европы перебои будут относительно большими, но для дальнемагистральных рейсов риск перебоев невелик», -говорит он, поскольку расписание рейсов составлено с запасом времени.

Однако он отмечает, что любой «незапланированный сбой потенциально опасен» — будь то экстренное выяснение, достаточно ли топлива у самолета для скорректированного маршрута или необходимость узнавать, позволяет ли приземлиться для дозаправки в какой-то стране дипломатические ситуация. Не говоря уже о Covid-19 — никто не знает, что произойдет, если рейс между двумя странами по взаимным «спискам безопасности» будет вынужден сделать остановку в одной из стран с ограничениями Covid.

Нарушение «священных» правил

В этой истории Николсон больше всего обеспокоен не тем, что ваш летний рейс может оказаться длиннее обычного, а тем, что страны оказались в ситуации, которая будет иметь долгосрочные последствия, в зависимости от того, как они из нее решат выйти.

Правила и нормы, касающиеся безопасности полетов, «абсолютно неприкосновенны», говорит он, и были закреплены в международном праве с 1944 года в Чикагской конвенции, которая установила свободу неба после Второй мировой войны. (Совет ИКАО в настоящее время расследует вопрос о том, нарушила ли Беларусь Чикагскую конвенцию, сообщил CNN представитель пресс-службы.)

«Это первый случай, когда механизм, предназначенный для обеспечения безопасности авиаперевозок, предположительно, использовался в политических целях, и что также вызывает беспокойство, так это то, что политическая реакция на это также заключалась в использовании другого механизма, предназначенного для обеспечения безопасности полетов. Это более тревожный аспект», — говорит он.

Если вы начинаете играть в политику с безопасностью полетов, вы вступаете на скользкий путь, утверждает он.

Помимо всего прочего, действия России, не позволившие некоторым европейским перевозчикам приземлиться на этой неделе, были «проявлением той же проблемы».

«Я думаю, что если использование воздушного пространства в политических целях закрепиться как практика, это будет опасно для стран — не обязательно сейчас, но это создает прецедент на будущее», — говорит он.

Совет перевозчикам, что облетать определенное воздушное пространство, в данном случае, является политическим, считает он.

И если вы сделаете это один раз, «в другой момент это может произойти в более глобальном масштабе, и советы или запреты в отношении воздушного пространства какого-то региона заставят людей сомневаться, действительно ли они продиктованы соображениями безопасности — а это подрывает достоверность всей системы.

«Конечно, если это доказано или есть серьезные подозрения, что Беларусь сфальсифицировала угрозу безопасности, чтобы заставить самолет приземлиться, должен последовать политический ответ.

«Но есть санкции, которые преследуют цель «поставить на место» — возможно, отзыв лицензии [беларуской авиакомпании] «Белавиа» на эксплуатацию в Великобритании является экономической санкцией. Вы можете возразить, что в некотором смысле как раз такого рода санкция наиболее адекватная, потому что она явным образом экономическая, поэтому забота о безопасности в этом случае не используется как политический инструмент. Могут быть введены и другие санкции, которые не создают путаницы между политическими целями и заботой о безопасности.

«В будущем мы должны всячески избегать ситуаций, когда инструменты, предназначенные для обеспечения безопасности, используются в политических целях, как это сделала Беларусь, если обвинения подтвердятся.»

Конечно, некоторые скажут, что на самом деле существует угроза безопасности над воздушным пространством Беларуси. Николс говорит, что, если то, что говорят сейчас об инциденте в Беларуси, действительно правда, то вполне возможно, государство, ссылаясь на угрозы безопасности, может перенаправить и другие самолеты, чтобы продемонстрировать оправданность своих действий.

Но он настаивает на том, что играть в политику «око за око» с мерами безопасности — это опасный путь для будущей авиации.

На самом деле, он говорит, что непоследовательность является одной из главных проблем, стоящих перед авиацией в настоящее время.

Авиакомпании, как правило, прислушиваются к советам по безопасности своих собственных правительств, а это означает, что, например, перевозчик из Персидского залива будет летать над Ираком, в то время как британский перевозчик не будет — но знания первого в области безопасности могут быть более глубокими, чем у второго. (Конечно, именно здесь появляются такие компании, как Osprey, предлагающие аполитичную оценку рисков.)

Но это создает непоследовательность, говорит он. Например, британский перевозчик может летать над Ираном, если он находится на высоте более 25 000 футов. Но теперь он не может летать над Беларусью.

«Принимая во внимание, что самолет был сбит [рейс 752 авиакомпании МАУ был сбит в июле 2020 года, после того как иранские власти приняли его за американскую ракету], в этом воздушном пространстве явно существует физическая угроза безопасности. В воздушном пространстве Беларуси такой угрозы нет — намерения и возможности не были продемонстрированы», — говорит он.

Наблюдают с ужасом

Итак, что думают авиакомпании о текущей ситуации?

Один высокопоставленный руководитель глобальной авиакомпании на условиях анонимности рассказал, что они внимательно следят. Их первая реакция? Ужас.

«Произошло что-то действительно грандиозное. Чикагская конвенция заложила основы для свободы в небе. Общепризнанный фундаментальный принцип заключается в том, что авиакомпании имеют право пролетать над чужой страной без принуждения к посадке», — говорят они.

«Очевидно, что это было нарушено. То, что, как говорят, сделала Беларусь, действительно ужасно, и если это окажется прецедентом, это еще хуже. Страшно представить, что может произойти в будущем».

Перемаршрутизацию европейской авиации они называют «управляемой — неприятной, но не смертельной».

«Безусловно, есть маршруты, которые существенно увеличатся по времени, например, рейс из Парижа в Гонконга проходит прямо через Беларусь, как и из Хельсинки в Анталью.

«Но это нормальная часть бизнеса — это просто означает увеличение сжигания топлива, выбросов углекислого газа и времени. Вы всегда можете найти обходной путь».

Они вспоминают дипломатический инцидент 2017 года, в ходе которого страны, включая Саудовскую Аравию, ОАЭ, Бахрейн и Египет, разорвали отношения с Катаром и запретили своему соседу находиться в их воздушном пространстве. «Это имело серьезные последствия, перелетам особенно с запада или юго-запада это добавило около часа времени», — говорят они.

Они больше обеспокоены эскалацией напряженности в отношениях с Россией из-за ее важного воздушного пространства. Полеты между Азией и Европой и даже Азией и Восточным побережьем Соединенных Штатов проходят через российское воздушное пространство.

«Беларусь — большая страна, но на самом деле она не занимает центральное место в важных воздушных коридорах; а вот перелет на Россией действительно крайне важен», — говорят они.

«Если что-то случится, это сильно повлияет на рейсы из Европы в Азию, а из США туда будет невозможно попасть без дополнительной остановки для дозаправки.»

Они подчеркивают, что это будет наихудший сценарий.

«Я не могу представить, чтобы Россия так поступила, но я не мог представить, чтобы так поступила и Беларусь», — говорят они.

В общем, «все обеспокоены тем, что этот инцидент означает для будущего.»

Взгляд сверху

Ситуация не безвыходная, назвать ее крайне негативной тоже нельзя. Упомянутый инсайдер из европейской индустрии говорит, что какие-то ограничения на полеты возникают постоянно, но большинство пассажиров не замечают странной точки на карте, которую приходится облетать или что полет длится значительно дольше.

И все инсайдеры подчеркивают, что пилоты Ryanair правильно поступили при посадке, когда их сопровождали военные самолеты.

Но в ситуации, которая меняется с каждым часом, можно быть уверенным только в одном. Похоже, этим летом у авиакомпаний будет еще больше хлопот.


Текст: Julia Buckley

Обложка: Fotis Christopoulos


Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!


Обсудите этот текст на Facebook