Соцсети оправились от первого шока после ужасных кадров из освобожденных пригородов Киева. И теперь начали писать более осмысленные посты, а не просто эмоциональные реакции — о том, что открывшаяся о Буче правда означает для всех. The Village Беларусь собрал аргументированные мнения известных россиян и беларусов.

Как реагируют россияне

«Увидев эти кадры, я потерял дар речи. И право говорить о „русской культуре“»

Александр Роднянский

Продюсер «Левиафан», «Дылда», «Нелюбовь», основатель канала 1+1

— Мой товарищ написал: «не могу понять, как можно докатиться до такого скотства»… По-моему, мягко написал. Это хуже, чем скотство.

После ухода российских войск в братских могилах похоронены 280 человек… Но похоронены не все убитые. […]

Я не хочу больше ни с кем спорить. Убеждать, что не все россияне поддерживают войну. Что есть другие. Светлые. Культурные.

Это было возможно до того, что случилось в Буче и других украинских городах и сёлах. До того, как были обнаружены тела сотен замученных, изнасилованных, убитых украинцев. У многих из расстрелянных выстрелами в затылок людей были связаны руки за спиной. Белыми лентами, которые российская армия требовала от украинцев носить на одежде как знак их этнической принадлежности.

Увидев эти кадры, я потерял дар речи. И право говорить о «русской культуре». Как и все люди, имеющие к ней хоть какое-то отношение.

Про циничных, лживых и подлых политиков, пропагандистов и военных, про тех, кого они воспитали, создали, выпестовали — ликующую гопоту — про них и так все понятно.

А вот теперь — и про культуру. Про ту, которой гордились. К которой себя причисляли.

«Писать стихи после Освенцима — это варварство», — кажется так сказал Теодор Адорно. После Бучи нельзя больше говорить о российской культуре. Она не уберегла российского человека от варварства, от зверства и оскотинивания. Она виновна. Все к ней причастные виновны.

Предстоит долгий путь перерождения. И покаяния.

Просить прощения поздно. И не у кого. Их убили, изнасиловали и бросили в ямы в Буче, Ирпене, Гастомеле…


«Вы так считаете? Поздравляю, вы *удак и пособник»

Илья Красильщик

Бывший издатель «Медузы»

— От кадров из Бучи невозможно прийти в себя. Ощущение, что есть до и после. Ощущение, что вот эта армия нашей страны, она на все способна. И страна тоже. Что от массовых расстрелов нас отделяет только приказ. Вообще не понимаю, о чем дальше спорить и что объяснять людям, которые считают, чтобы, возможно, это украинцы сами трупы разложили. Вы так считаете? Поздравляю, вы *удак и пособник.

Не могу уснуть, думаю, какое наказание заслуживают эти твари за то, что устроили. И я, видимо, засыпая, почему-то представил эту бессмысленную пресс-конференцию Путина ежегодную, где он 4 часа врет, а все тянут руки. И вот я представил, что вместо журналистов в этом зале сидят жители Бучи, Ирпеня, Гостомеля, Тростянца, Мариуполя, Харькова, Северодонецка, Чернигова. И часами, десятками часов задают ему вопросы. Только сидит Путин не на пьедестале, а в позорной клетке, как в российских судах. И за любое вранье его бьет током.

Я не знаю на самом деле, этого ли я хочу. Но господи, пожалуйста, дай нам увидеть настоящий суд над всеми ублюдками, которые это устроили. Нет, они не должны умереть просто так.


«Не бойтесь зла! Бойтесь стать его частью»

— Сегодня весь день в ленте кадры из Бучи. Знаю, что многие дистанцируются от такого контента, но я считаю важным его увидеть.

Рано или поздно нам нужно будет взглянуть на эти фотографии. Как ни прячься, и как ни прячь, от этого общего опыта не получится отвернуться, мы вместе будем его пережёвывать. И однажды вывесим эти страшные фото в музее памяти жертв войны.

От нас зависит, случится это через 10 лет, или через 80. И то, сколько там будет таких фотографий.

Я и сама была закрыта долгое время от такой информации. Посмотрите любые интервью, где мне задают вопросы о политике, и вы увидите как страшно и дискомфортно мне было говорить про это. Я многого опасалась, и все политические убеждения прятала в метафорах, в творчестве, избегая прямого разговора.

Сегодня мне даже прислали кусок интервью, где у меня спросили, буду ли я поддерживать позицию своей страны, если однажды случится серьёзная война с кем-то, и я ответила, что буду. Тогда для меня у этого абстрактного слова не было тех бесчеловечных очертаний, которые я теперь вижу, и казалось, что если так случится, значит будет веский повод. А ещё я всегда помнила один из главных тезисов Льва Толстого о том, что война, ведущаяся на своей земле — благородна, а на чужой — отвратительна. Запомнила хорошо, потому что писала об этом на ЕГЭ по литературе, за что получила хорошие баллы. Казалось, что мужчины в дорогих костюмах из телевизора тоже читали «Войну и мир».

Можете ругать меня за те слова и за то, что я была труслива, я осознанно показываю вам эту свою сторону. Но призываю вот к чему:

Не бойтесь меняться, не бойтесь открыть своё сердце чужой боли — это кажется страшным, но вы будете вознаграждены, станете лучше и добрее, работа сердца — очень благодарная работа.

И, конечно, не бойтесь зла! Бойтесь стать его частью.


«Буча стала большим политическим событием»

КИРИЛЛ РОГОВ

Российский политолог

— И стыд, и ужас от того, что открылось в Буче, сжимают грудь, но это много раз уже написано за последние сутки. Вернемся к анализу того, какое это может иметь значение и влияние на развитие событий. Зафиксирую несколько соображений и предположений, которые могут оказаться неточными в силу отсутствия у меня достоверной и полной информации.

1. Буча стала большим политическим событием. Теперь вновь, не в первый раз Запад вынужден будет принимать решение о санкциях, на которые, как считалось еще несколько дней назад, он пока не готов. Эти санкции вряд ли будут полным запретом российского нефтегазового экспорта, но будут направлены на увеличение дисконта цены российских энергоносителей и снижения их доли на европейских рынках.

2. Странам ОПЕК все более имеет смысл наращивать свои поставки на мировой рынок за счет России, которая в обозримом будущем не будет уже значимым игроком картеля и не сможет ничего этому противопоставить.

3. Пару дней назад меня поразили промелькнувшие сообщения, что некие российские части проводят «зачистку» в окрестностях Киева, чтобы закрепиться на плацдарме. Это противоречило «полуофициальной» доктрине, согласно которой российские войска оставляют это направление боевых действий. Теперь стало яснее. Это было попыткой «оправдания» произошедшего.

4. Что произошло в Буче станет ясно позднее, я пишу здесь некие предположения на основе имеющейся информации. Похоже, что оказавшиеся в этих местах проживания киевской элиты войска занялись мародерством. Слух о наживе прошел по невидимым линиям. Когда стало понятно, что эти места армия покидает, сюда приехали некие части «пограбить», которые при этом решили закамуфлировать грабеж под образцовую акцию «денацификации», расстреливая случайных людей.

5. События в Буче (помимо всего, о чем много написано) свидетельствуют о высоком уровне деморализации российских войск. Войска не понимают задачи, чувствуют себя уязвимыми, клянут командование и мечтают поскорее покинуть поле боя. Это, наверное, главная проблема, с которой имеет дело Кремль.

6. Нападение Кадырова на Пескова по поводу Урганта является важнейшим политическим событием последних дней. Песков считался (являлся) некой инкарнацией Путина и никто до вчера не оспаривал этого его статуса. Он был нерушим и неприкасаем. Теперь не так.

7. Это то, за что я обожаю историю. Мы предполагали, что «раскол элит» будет выглядеть так: некая «либеральная партия» внутри элит выступает против войны. Но нет, все иначе: это партия «оголтелых» атакует партию «умеренных», стремящихся спустить этот ужас «на тормозах». И кинжал вонзен. Несмотря на демонстрации «примирения», которые мы увидим в ближайшие дни, реальное примирение двух партий невозможно. И эта вражда будет разрушать режим.


Как реагируют беларусы

«Рэчаіснасць не замажаш фаташопам»

— Нават цяпер знаходзяцца людзі, якія кажуць «Гэта фаташоп!» Гэта мне нагадвае дзіцячую гульню ў хованкі, калі ты заплюшчыў вочы і гэта значыць, што цябе ніхто не ўбачыць. Што ты ў бяспецы. Але хера там! Усе цябе бачаць і ўсе ведаюць, што ты — адзін з тых, хто «не цікавіцца палітыкай», хто «не ведае усёй праўды» і хто разумее, «што не ўсё так адназначна». Рэчаіснасць не замажаш фаташопам. З паскуды не зробіш годнага чалавека. А ты цяпер паскуда. І аднойчы гэта зразумееш.


«Вам всей страной от этого позора и клейма мародеров и убийц прийдется отмываться столетиями»

Екатерина Снытина

Баскетболитска

— Во всем мире узнали про украинский город Буча, откуда после месяца оккупации вышли российские войска и оставили после себя заминированные детские площадки, сотни трупов убитых мирных мужчин, женщин и детей со связанными за спиной руками, убитых выстрелом в затылок.

Вчера я проводила опрос у себя в сториз «Поменялось ли ваше отношение к россиянам после начала войны в Украине» ДА 80%, НЕТ 20%

И еще десятки сообщений в стиле «нет ну Екатерина нельзя же ВСЕХ русских под одну гребенку»

После сегодняшних фото и видео оттуда, из ада, который устроили российские солдаты, российские граждане, я говорю — да, можно! Мое мнение о россиянах изменилось!!! И эти же люди приезжают в Беларусь!!! В мою страну приезжают в почтовые отделения и отправляют награбленное в Украине своим родным и любимым!

Ну как?! Как девушка российского солдата может носить сережки убитой украинской девушки? Как пенсионер в России может спокойно смотреть новости на присланном его сыном телевизоре, который он вынес из квартиры убитого человека, возможно человека, которого убили, а потом еще переехали танком? Как?!

Ответ — а никак, вам всей страной от этого позора и клейма мародеров и убийц прийдется отмываться столетиями.

Слава Украине.


«Никто отмываться пока и не собирается»

Александр Кнырович

Предприниматель, блогер

— Буча. Из разрушенного города ушла российская армия. Кадры того, что осталось от нее — за пределами этических норм.

В это же время, появляется видео из отделения службы доставки в Беларуси, на которых «бравые» представители той самой, ушедшей армии, уже ставшие мародерами, отправляют домой награбленное. Не стесняясь, коллективно.

Это — настоящее лицо «русского мира», скрипенье скреп, душок особой духовности.

Теперь «русские» — это клеймо.

И чтобы доказать что ты — «не тот русский», что ты был против, и даже пострадал за свою позицию, нужны будут особые усилия, доказательства. И тогда, может быть, тебя примут, в приличное общество, после проверки.

А в целом, русский — агрессор, убийца и мародер.

Агрессор, убийца и мародер — гордящийся тем, что он делает.

Но, к этому ведь и шло?

Долгие годы веймарского синдрома были об этом.

Многочасовые и многогодовые телевизионные страдания не были посвящены неприлично низкому уровню жизни в России и неприличному богатству очень узкой касты приближенных. Не было в них обсуждения потерянного уровня развития технологий, пробелов в науке, культуре, образовании. Разговор о правах человека и судебной системе — и не начинался…

Нет, главный лейтмотив всей этой вакханалии — «мы жили в прекрасной стране, которую боялся весь мир» (в СССРии)

Страх всего мира перед «Великой Россией» — как боль и национальная мечта.

Не любовь — именно страх.

И «можем повторить» — именно об этом.

Поэтому и не стесняются они, не скрываются, не чувствуют, что делают что-то не то отправляя награбленное — домой. Кто там встречает эти посылки? Мамы? Жены? Что они говорят им?

От этой крови и дерьма — теперь не отмыться очень и очень долго. Но никто, пока, и не собирается.

Путин, к сожалению, останется у власти. Никто не будет воевать «до победного конца» с ядерной страной. Пусть и не факт (с учетом уже имеющегося опыта), что та самая красная кнопка вообще работает, и взлетевший ядерный заряд не приземлиться в Белгороде (вызвал «хлопок»).

Видно, как страх уже победил победобесие в его голове.

Оккупации Украины не случилось, Киев не сдался. Ядерного удара — не будет.

Россиянам объявят о победе, но информационное пространство будет зачищено.

Там, у себя, внутри, они будут «молодцами», героями, которое… вот это «которые» будет очень и очень размыто. Впрочем, это не важно. Людей, способных к логическим рассуждениям и так воротит от всего этого, а верующих убеждать — бессмысленно.

Но, за пределами границы (по Бресту), русские — это метка преступника.

Надолго ли?

До Нюрберга. До смены общественно-политического строя.

Или — лет через 50, когда поколение, которое помнит — уйдет.

А что Беларусь?

Странно, но на фоне вот этого, с Беларусью и беларусами — легче. Войну поддерживают, дай бог, 30% населения. Остальные — очевидно, против.

От того, чтобы влезть всеми руками и ногами в эту кровавую кашу, остановил страх за собственное кресло. Ничего позитивного, но — остановил и слава богу. Хоть так.

Но мы, как страна, — замазаны в соучастии — подавали снаряды, предоставили территорию, постояли на шухере.

И за это тоже, придется платить.

Но, самым удивительным образом, председатель колхоза, целью которого является просто удержаться у власти, оказался менее опасен для мира, чем КГБ-шник, одержимый маниакальной идеей. Для мира, но не для собственного народа.

Можно сказать — повезло.

Хотя радоваться нечему.

Железный занавес — будет.

И Беларусь, как официальная структура, как территория, на которой живет 9 с небольшим миллионов моих соотечественников — на «той» стороне.

На стороне убийц и мародеров.

Спасибо всем тем, кто делает, в этой ситуации, то, что может — волонтерит, донатит, принимает у себя беженцев, рассказывает о происходящем и да — воюет за Украину, за Беларусь, за — нормальный, психически здоровый, свободный, мир. За мир.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду. Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

Обсудите этот текст на Facebook

Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!