Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location updated star
«Баню оставил открытой для мигрантов»: Что сделали со своими дорогими домами уехавшие беларусы

«Баню оставил открытой для мигрантов»: Что сделали со своими дорогими домами уехавшие беларусы

«Теперь мы живем в Копенгагене в скромной панельке»

«Придумайте другую отговорку»: Собрали самые смешные провалы пропаганды про мигрантов в Брузгах

«Придумайте другую отговорку»: Собрали самые смешные провалы пропаганды про мигрантов в Брузгах

Есть ложь, есть наглая ложь, есть БТ

«Это уголовщина. Я бы этих людей судил»: Как торговые сети уничтожают уникальный Минск

«Это уголовщина. Я бы этих людей судил»: Как торговые сети уничтожают уникальный Минск

Тут снесли, там отодрали

«Instagram удалил 80% ябатек»: Вышло новое исследование, как пропагандисты проиграли в соцсетях

«Instagram удалил 80% ябатек»: Вышло новое исследование, как пропагандисты проиграли в соцсетях

Действие учетной записи заблокировано

«Иностранец с ВНЖ — человек третьего сорта»: Почему беларусам так сложно остаться в Украине

«Иностранец с ВНЖ — человек третьего сорта»: Почему беларусам так сложно остаться в Украине

Зато у вас есть право платить налоги

«Сит даун, ёпта»: Как беларуские власти «помогают» мигрантам на самом деле, а не для картинки на ТВ

«Сит даун, ёпта»: Как беларуские власти «помогают» мигрантам на самом деле, а не для картинки на ТВ

Швырнули консервы и осенили крестным знамением матушки Гавриилы

«На беларуской границе не 2.000, а 17.000 человек»: Что пишут Иракские СМИ о ситуации с мигрантами

«На беларуской границе не 2.000, а 17.000 человек»: Что пишут Иракские СМИ о ситуации с мигрантами

تمنوا الموت" في غابات بيلاروسيا.. شهادات صادمة للاجئين سوريين

«Власти могут отжать наши квартиры декретом»: Что стало с квартирами и домами уехавших беларусов

«Власти могут отжать наши квартиры декретом»: Что стало с квартирами и домами уехавших беларусов

«Когда победят силы добра, квартиры будут стоить еще меньше»

«Есть очень богатые»: Поговорили про мигрантов с минчанами, которые живут возле «Галереи»

«Есть очень богатые»: Поговорили про мигрантов с минчанами, которые живут возле «Галереи»

«Мигрантами их называем мы, а вообще-то там люди»

«Темно-бордовая зона»: Почему беларусы не хотят прививаться от COVID, хотя делали это от гриппа

«Темно-бордовая зона»: Почему беларусы не хотят прививаться от COVID, хотя делали это от гриппа

Перестали доверять даже правдивым фактам

«Снимите маски и дышите»: Как беларуские власти потеряли логику и борются не с ковидом, а с масками

«Снимите маски и дышите»: Как беларуские власти потеряли логику и борются не с ковидом, а с масками

А зачем логика, когда есть устный приказ Лукашенко?

«Подавлял протесты, а потом повесился»: Какие мучения сейчас догоняют силовиков, пытавших беларусов

«Подавлял протесты, а потом повесился»: Какие мучения сейчас догоняют силовиков, пытавших беларусов

Эффект бумеранга

«Защищал знаменитых людей»: Топ-10 беларуских адвокатов, с которыми борется режим

«Защищал знаменитых людей»: Топ-10 беларуских адвокатов, с которыми борется режим

У вас есть право на защиту, но у вас нет защиты

«Гипермаркет ProStore усох на 60%»: Что стало с империей Чижа, к которой прикоснулся каждый беларус

«Гипермаркет ProStore усох на 60%»: Что стало с империей Чижа, к которой прикоснулся каждый беларус

Империя на глиняных ногах

«Извинения на камеру стали снимать в другом стиле»: Что нового изобрели силовики для покаянных видео

«Извинения на камеру стали снимать в другом стиле»: Что нового изобрели силовики для покаянных видео

Трэш и унижения

«Бей своих, чтобы чужие боялись»: Как режим борется со своими же сотрудниками

«Бей своих, чтобы чужие боялись»: Как режим борется со своими же сотрудниками

Был бы человек, а измена родине найдется

«Могла быть моделью, а стала прокурором»: Сегодня назвали судей, осудивших больше всего политических

«Могла быть моделью, а стала прокурором»: Сегодня назвали судей, осудивших больше всего политических

Судебная карусель

«Ноги все равно будут мокрыми»: Почему вокзал продолжает быть самым бестолковым местом в Минске

«Ноги все равно будут мокрыми»: Почему вокзал продолжает быть самым бестолковым местом в Минске

«Окончательные» варианты меняются раз в год

«Пропаганда пробует юморить»: Как беларуские власти пытаются унизить женщин-политиков

«Пропаганда пробует юморить»: Как беларуские власти пытаются унизить женщин-политиков

Стыдно смотреть и неловко слушать

«Это ахтунг, такого никогда не было»: Что грозит силовикам и властям из-за взломанных баз и сливов

«Это ахтунг, такого никогда не было»: Что грозит силовикам и властям из-за взломанных баз и сливов

Сейчас уже проще ответить на вопрос «А что еще не взломали?»

«Олимпийцы могли бы сработать круче санкций»: Куда заведут страну выходки беларуских спортчиновников

«Олимпийцы могли бы сработать круче санкций»: Куда заведут страну выходки беларуских спортчиновников

«Лукашенко обязательно ей отомстит, и отомстит жестоко»

«Чиновники не могут разобраться в своих чувствах»: Что изменилось за 2 месяца после посадки самолета

«Чиновники не могут разобраться в своих чувствах»: Что изменилось за 2 месяца после посадки самолета

Как инцидент с Ryanair повлиял на Беларусь и Европу два месяца спустя

Власти утверждают, что не вырубают варварски лес на продажу: Но вот данные из свежего исследования

Власти утверждают, что не вырубают варварски лес на продажу: Но вот данные из свежего исследования

Очень деньги нужны?

«Это известный прием пропаганды»: Как провластные СМИ писали про трагедию в суде и что это значит

«Это известный прием пропаганды»: Как провластные СМИ писали про трагедию в суде и что это значит

Ушат помоев

«Не верьте крысам»: Почему Азаренок обзывает беларусов разными животными

«Не верьте крысам»: Почему Азаренок обзывает беларусов разными животными

Скотный двор от СТВ

«Силовики сбили парня. Ему дали 3 года»: Как власти безнаказанно делают то, за что судят беларусов

«Силовики сбили парня. Ему дали 3 года»: Как власти безнаказанно делают то, за что судят беларусов

«Вы не понимаете, это другое!»

«Дяди в погонах пытаются нас убедить»: Как власти игнорируют реальный экстремизм, цепляясь к БЧБ

«Дяди в погонах пытаются нас убедить»: Как власти игнорируют реальный экстремизм, цепляясь к БЧБ

В чужом глазу БЧБ-соломинку увидят

«Преступлением будет и вывешивание трусов»: Что беларусы говорят о признании БЧБ-флага экстремистким

«Преступлением будет и вывешивание трусов»: Что беларусы говорят о признании БЧБ-флага экстремистким

Не смог победить за 26 лет — не сможет и сейчас

«Мы теперь можем влиять на политику»: Исследование о том, как изменились беларусы за последние годы

«Мы теперь можем влиять на политику»: Исследование о том, как изменились беларусы за последние годы

Больше, лучше, глубже

«Дал пароль, только когда начал задыхаться»: Как беларуские силовики взламывают телеграм-каналы

«Дал пароль, только когда начал задыхаться»: Как беларуские силовики взламывают телеграм-каналы

«Дал наводку на админа, с которым был не в ладах»