Беларусам вдруг вернули интернет (не всем, не везде и не в полной мере), и многие, кто не мог достучаться до сети даже через прокси-сервера и анонимайзеры, наконец, могут почитать, что происходило в стране за последние четыре дня. Все это время The Village Беларусь рассказывал, что творится, в своем телеграм-канале, а теперь специально для вас собрал всю самую важную информацию в один текст.

Как прошли выборы

9 августа в Беларуси прошел основной день выборов президента. За пять предыдущих дней, по предварительным официальным данным, в стране проголосовало 41,7% избирателей, в Минске — 33,4%. Общая итоговая явка составила 84,17% по стране и 66,45% по Минску.

То есть, в основной день в Минске столько же людей, чем на досрочном голосовании (417.694 досрочно и 418.853 в основной день на участках). Тем не менее, на избирательные участки выстраивались огромные очереди, огибавшие дома и кварталы, потому что по совету Ермошиной главы участковых комиссий вводили пропускной режим. Три десятка участков не закрылись в 20 часов, как было положено по закону, а участок на улице Камайской работал и вовсе до 22:40.

Во многих местах участковые комиссии не вывесили результаты подсчета голосов, а на некоторых участках избирателей, которые ждали протоколов, разгонял ОМОН.

В интернете появляются десятки фотографий протоколов, где голоса подсчитали честно и где Тихановская победила либо набрала сравнимое с Лукашенко число голосов. Мы пока не знаем, насколько много таких участков, но точно не меньше сотни.

Предварительные, но официальные итоги голосования такие:

Александр Лукашенко: 80,08% голосов (или примерно 4.614.000 человек)

Светлана Тихановская: 10,09%

Анна Канопацкая: 1,68%

Андрей Дмитриев: 1,21%

Сергей Черечень: 1,15%

Против всех: 4,6%

Окончательные результаты Центризбирком обещает опубликовать в пятницу, 14 августа.

Еще днем Александр Лукашенко утверждал, что не уверен в своей победе.

Что с кандидатами

Альтернативные кандидаты не признали итогов выборов и потребовали честного пересчета голосов.

На следующий день Светлана Тихановская вместе с представителями штаба Виктора Бабарико и Объединенного штаба провели пресс-конференцию, на которой озвучили свои дальнейшие планы. По их словам, сейчас они ставят перед собой две главные цели — прекращения насилия в отношении мирно протестующих (об этом ниже) и честный подсчет голосов. Объединенный штаб также призывает несогласных с подсчетом голосов членов избирательных комиссий набраться смелости и рассказать о фальсификациях.

А утром следующего дня стало известно, что Светлана Тихановская уехала в Литву. Ее доверенное лицо Ольга Ковалькова заявила, что вывезли Светлану беларуские власти. Позже Светлана выпустила видеообращение, в котором говорит, что была вынуждена принять сложное решение.

Еще позже появилось новое видеообращение: Тихановская, не глядя в кадр, призывает прекратить сопротивление и не выходить на площади. Быстро устанавливают: эта запись сделана в кабинете Центризбиркома и, вероятно, под давлением. Позже литовские власти подтвердили, что Светлана снялась в этом видео не по своей воле.

Вероника Цепкало уехала из Беларуси накануне основного дня выборов и проголосовала в Москве. Глава штаба Бабарико — Мария Колесникова — тем временем остается в Беларуси. Ее неожиданно задержали люди в штатском прямо в предвыборный сочельник, но быстро извинились и даже подвезли в ресторан, куда она до этого направлялась.

Куда подевался весь интернет

С середины дня 9 августа у пользователей по всей стране начал пропадать интернет — как стационарный, так и мобильный. Еще накануне выборов информация о возможном отключении интернета прошла по многим каналам, и The Village Беларусь тоже советовал, что делать в случае возможных проблем с сетью.

Тем не менее, реальность оказалась еще суровее, чем ее ожидали: неработоспособными оказались многие популярные VPN-сервисы, распределенная сеть Tor, анонимайзеры и прокси-сервера. Причем у всех проблема проявлялась по-разному: у Пети могли не работать мессенджеры, но открываться сайты, а в Васи в соседнем доме, наоборот, работали мессенджеры, но не грузилось ничего в браузере.

Топ приложений в беларуском сегменте AppStore на 11 августа 2020. Фото: telegram-канал «Радиорубка Лихачева»

Популярные беларуские сайты спешно запустили страницы-зеркала, а коллективным методом подбора юзеры выяснили, что лучше всего с блокировками справляется канадская программа Psiphon. Чуть позже ее компания-разработчик отчитается: беларусы по числу подключений выйдут на второе место в мире после Ирана. А день спустя мы выходим на первое место: 7,93 миллиона подключений.

Тем временем Лукашенко заявил, что интернет нам глушат из-за границы, а «Белтелеком» и государственные компании из сферы информационной безопасности говорили, что идут постоянные атаки на сайты госорганов (в первую очередь — МВД и КГБ) и что из-за этого у них даже выходит из строя оборудование. Ответственности за искусственное торможение и блокировку интернета власть на себя не берет, беларусы продолжают помогать друг другу с прокси-серверами и установочными файлами. Три дня интернет будет по-прежнему работать с перебоями.

Утром среды, 12 августа, интернет вдруг появился в Минске, большинство сайтов открываются даже без туннелирования и анонимайзеров, но в регионах проблема с доступом в сеть остается. В Минске по-прежнему у части пользователей не открываются некоторые сайты, в том числе наш, или с трудом работают мессенджеры.

Как прошли митинги протеста

День первый, 9 августа

Вечером 9 августа, когда никакими протестами и митингами еще и не пахло, милиция начала оцеплять Октябрьскую площадь. О целях оцепления корреспонденту The Village Беларусь сказали, что «готовится меропрятие». В это же время у въездов в город выстраивается военная техника, ГАИшники выборочно останавливают и проверяют документы у водителей с неминскими номерами.

У Дома офицеров выстроились десятки грузовиков с обычной милицией и омоновцами, бойцами внутренних войск, МЧС. Площадь была оцепленной примерно с 17:30 до 20 часов, после чего туда неожиданно стали пускать прохожих. А вскоре перекрыли проспект Независимости от улицы Козлова и дальше в сторону Октябрьской площади. Тем временем на проспекте уже выстроилось немало людей, они продолжали выходить во многих местах города.

Никто из альтернативных кандидатов не звал избирателей идти на площадь и бастовать (такие призывы в Беларуси незаконны), но призывали «защищать свои голоса» законными методами.

Фото: @minsk_new

Первые ситуации «недопонимания» у избирателей с властями возникли у избирательных участков, под которым собрались сотни беларусов, только что сделавших свой выбор, в ожидании протоколов с результатами голосования. Некоторые УИКи так и не показали людям, что они насчитали, были и те, кто убегал из школы через черный выход под прикрытием ОМОНа и под крики людей «Позор!». Возле некоторых участков случились первые задержания. Под другими участками раздавались радостные крики и аплодисменты, например, в Новой Боровой, где Светлана Тихановская стала новым президентом даже по официальным протоколам.

Центр протестов образовался возле стелы «Минск — город-герой», у пересечения проспектов Победителей и Машерова, и в районе Немиги: туда смогли дойти люди из ближайших станций метро, которые остались открытыми. По разным данным, собралось несколько десятков тысяч человек.

Организаторов у таких акций нет, все происходит спонтанно, никакие кукловоды беларусами не руководят. Они сами выходят на улицы и становятся рядом с незнкомыми людьми.

Также стихийные митинги возникли во многих других городах страны. Серьезные столкновения ОМОНа с многочисленными протестующими случились даже в маленьких городах. Лукашенко и милиция заявят, что протестующие пытались взять штурмом здания милиции (в других городах — здания горсоветов/райсоветов) и что многие из протестующих — в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Действующей власти очень сложно поверить, что на улицы массово выходят самые обычные беларусы — водители, станочники, предприниматели и, возможно, даже комбайнеры, которые не хотят насилия, а только быть услышанными.

С наступлением темноты начались брутальные зачистки: ОМОН пошел в наступление на мирных жителей и начал стрелять резиновыми пулями, а также бросать светошумовые гранаты. Позже на местах боев также найдут гильзы от холостых и боевых патронов. Также были замечены водометы и машины для разгона демонстраций.

Появились сведения о первых погибших — в сети были опубликованы кадры, где автозак наезжает на парня, не удержавшегося на его бампере.

Также появились фотографии окровавленного парня, лежащего на земле -все подумали, что он умер. Но позже выяснилось, что на снимках был другой молодой человек, который тоже сильно пострадал — его жестко избили ОМОНовцы, но он выжил. Вместе с тем немало людей оказались ранеными — как пулями, так и осколками гранат, и, конечно, дубинками омоновцев.

Vasily Fedosenko / Reuters / Scanpix / LETA

Глубоко ночью протестующих разогнали-рассеяли, хотя водители машин до утра сигналил и включали песню Цоя «Перемен».

На следующее утро МВД отчиталось, что в ночь с 9 на 10 августа беларусы протестовали в 33 населенных пунктах, 3 тысячи человек были задержаны (в том числе две тысячи в Минске), около сотни пострадали.

День второй, 10 августа

Еще днем появляются сведения, что рабочие отдельных заводов (Электротехнический имени Козлова в Минске, металлургический в Жлобине, БелАЗ в Жодино и другие) объявляют забастовку. Государственные СМИ все отрицают: нет, у нас в коллективе нет места забастовщикам, мы продолжаем трудиться на благо страны. Но фотографии десятков бастующих и их письменные требования облетают даже заблокированный в стране интернет.

Вечером люди снова стали готовиться к акциям, но и власти, похоже, тоже почитывают оппозиционные телеграм-каналы из-за границы и знали, куда стягивать войска.

Примерно с 18 часов перекрыли проспект Независимости для автомобилей, а еще через часа полтора-два — и для общественного транспорта, по нему теперь ездят только милицейские машины, автозаки и военная техника (китайские «хаммеры» Dongfeng). Автобусы №100 и 115Э, которые раньше ходили по проспекту почти через весь город, вынуждены объезжать центр через Могилевскую, Аранскую, Первомайскую и Платнова, а следующая остановка после «Института культуры» или вокзала — только на площади Калинина, у станции метро «Парк челюскинцев».

Закрыты станции метро «Октябрьская» и «Площадь Ленина» на первой линии, а на второй — «Купаловская», «Немига», «Фрунзенская» и «Молодежная».

Власти быстро перекрывают подъезды к местам, которые могут стать очагами сопротивления на этот раз, и теперь уже не стела — центр притяжения митингующих. Собственно, единого центра сейчас нет вовсе: властям достаточно «обрубить» улицу Кальварийскую в районе гипермаркета «Корона», чтобы жители западной части Минска не могли или почти не могли добраться до центра. Поэтому крупных точек сбора образуется сразу несколько: у станции метро «Пушкинская» (от «Спортивной» и почти до самой «Молодежной»), район универсама «Рига» и улицы Сурганова, район станции метро «Восток», Уручье.

Из мусорных баков, скамеек, строительных заборов, покрышек строят баррикады. А водители автомобилей блокируют проезд для военной и милицейской техники. Из-за этого Следственный комитет придумает конфисковывать такие машины — мол, это орудие преступления.

Бои и разгоны продолжаются до глубокой ночи. Над городом летают вертолеты, на многие кварталы разносятся вспышки и грохот светошумовых гранат. Омоновцы забирают людей, которые рискнули оторваться от толпы, вытаскивают бибикающих водителей из машин и бегают за людьми по дворам. На некоторых видео видно, что и беларусы не остаются в долгу, пытаются отбить задержанных и защищаются как могут — в ход идут камни, баллончики с краской и слезоточивым газом.

Позже госСМИ заявят, что одного милиционера «фактически взяли в плен» и что пришлось из-за этого стрелять по людям. Появляется первый убитый, факт признает МВД. Правда, он погиб не от пули или гранаты омоновца, а от того, что, якобы, пытался бросить в милиционеров взрывное устройство, которое сдетонировало у него в руках. На следующий день государственные СМИ сообщат, что этот погибший ранее уже отбывал срок за убийство — мол, все равно плохой был.

За вечер задержаны две тысячи человек.

День третий, 11 августа

Как и днем ранее, беларусы выстраиваются в мирные митинги протеста в конце рабочего дня, после 16-17 часов. В Минске снова закрывают на вход и на выход шесть станций метро.

Снова немного меняются центры притяжения протестующих: на этот раз самые большие группы собираются в Серебрянке и у станций метро «Уручье» и «Каменная Горка». Позже снова возникают очаги около универсама «Рига» и станции метро «Пушкинская», организуется митинг на проспекте Дзержинского, у Студенческой деревни. В этих местах снова стреляют резиновыми пулями и светошумовыми гранатами. Силовики бегают за протестующими по дворам, те прячутся в подъездах; жильцы кричат им с балконом коды от домофонов и дают приют в своих квартирах.

В Бресте милиционеры применили табельное оружие и стреляли на поражение, один из протестующих ранен.

Кажется, милиционеры и омоновцы в этот раз решили действовать не количеством задержаний, а силой прессинга и глубиной коварства. Появляются кадры и свидетельства очевидцев, что омоновцы в шлемах — их называют «космонавтами» — для передвижения используют кареты медицинской помощи и даже стреляют прямо из этих машин. Также есть свидетельства, как ГАИшники направляют оружие на водителей и избивают их с особой жестокостью.

Появляются сообщения о том, что на форме кого-то из силовиков видны российские знаки различия, а также что двое из них общались между собой на чеченском языке.

Фото: ТАСС

Похоже, в этот день целенаправленно атакуют журналистов — их не спасают ни бейджи, ни яркие жилеты со словами «ПРЕССА». Избивают и захватывают журналистов TUT.by, Onliner.by, BBC, «Комсомолки», «Нашей нивы», Tribuna.com и других изданий; днем ранее задержат корреспондента Meduza. Им разбивают технику, отбирают флешки с отснятыми кадрами.

В этот вечер задержаны более тысячи человек, госпитализированы, по официальным данным, более пятидесяти. МВД сообщает, что ранены 14 человек, а некоторые из них даже госпитализированы.

День четвертый, 12 августа

С утра несколько сотен девушек в белых и светлых одеждах выстраиваются у Комаровского рынка в цепочку и держат в поднятых руках цветы. Даже эту акцию милиция пресекает и требует разойтись.

Фото: Виктория Ковальчук, TUT.BY

Акцию подхватили в разных городах Беларуси, в Минске появляется еще несколько цепочек — у станции метро «Каменная горка», возле ЦУМа, на улице Куйбышева.

Тем временем государственное телевидение заявляет: массовые беспорядки организовали представители штаба кандидата Виктора Бабарико. А у «Дана молл» даже задержали человека с десятью тысячами долларов — якобы этими деньгами он расплачивался с участниками несанкционированных акций.

По информации правоохранителей, уже задержаны четверо координаторов массовых акций, которые прошли накануне. Известно, что основной фигурант — минчанин, который специально снял номер на 17-м этаже гостиницы «Беларусь», откуда координировал акции и руководил действиями соратников, сообщает БТ.

Лишь на четвертый день свою оценку событиям дает Мингорисполком. В их телеграм-канале «Минск.Официально» появляется пресное сообщение: массовые беспорядки недопустимы, такие действия влекут за собой уголовную ответственность, не участвуйте в несанкционированных мероприятиях и не поддавайтесь на провокации.

О действиях столичной милиции не говорится ничего. Словно забывая, что одно из подразделений многочисленной беларуской милиции, подавлявших митинги, называется «Главное управление внутренних дел Мингорисполкома».

Тем временем сообщается, что в центр города снова стягивается военная техника, а работники одной из сервисных компаний, чьи салоны расположены у площади Независимости, сообщили корреспонденту The Village Беларусь, что сегодня они работают только до 17:30 — поэтому и звонят клиентам, мол, сами только что были поставлены в известность.

Сегодня поведение демонстрантов снова немного изменилась: теперь митингующие организуют не толпы, а стараются выстраивать цепочки солидарности, многие из них в светлой одежде и держат в поднятых руках цветы (либо цветы лежат у их ног). Такие цепи сами собой организовались как в прежних местах митингов, так и в новых: Лошица и Лошицкий парк, у ЦУМа, у памятника Победы и так далее.

На проспекте Дзержинского у стен медицинского университета выстраивается цепочка врачей. Туда приезжает Министр здравоохранения Владимир Караник и пытается зазвать врачей на переговоры в актовый зал университета, в ответ ему предлагают поговорить здесь же, на проспекте. Минздрав выпускает дежурное сообщение: «Предлагаем представителям тех коллективов, где есть нерешенные проблемы, обратиться в Министерство здравоохранения и Белорусский профессиональный союз работников здравоохранения». Сам Караник называет эту акцию срежиссированной:

 — Удивительно видеть, как организаторы выставляют наших сотрудников для лучшего кадра, представляя это как стихийную акцию — «станьте ровно, подвиньтесь в сторону, поднимите плакат, не разговаривайте». […] Противно узнавать, что многие коллеги, призывая выйти на мероприятие в Минске, сами находятся в других городах или просто не приходят на акцию. […] У организаторов (в этот раз) цветная и кровожадная картинка не получилась. И, к счастью для нас, никто из наших коллег не пострадал».

С наступлением темноты наступает очередной разгон. Снова идут в ход гранаты, резиновые пули. Корреспондент The Village Беларусь с места событий в Уручье докладывает: у многих митингующих укрепилась прочная ассоциация: «машина скорой помощи равно ОМОН». В какой-то момент цепь митингующих разбегается, когда у станции метро «Уручье» остановился инкассаторский автомобиль: протестующие теперь опасаются любых микроавтобусов с любыми опознавательными знаками (сам инкассатор показал протестующим жест «V»). Даже обычные рейсовые автобусы и микроавтобусы многими воспринимаются как машины для подвоза солдат. В микрорайонах по правую сторону проспекта (Уручье–3) протестующих разгоняют относительно спокойно и оттесняют во дворы, массового «хапуна» нет. В микрорайонах по левую сторону (Уручье–4) используют гранаты, слышны выстрелы; грузовики с солдатами не уезжают оттуда и после полуночи.

На лавочках и у подъездов местные жильцы оставляют питьевую воду, медикаменты, перевязочные средства, перчатки; нередко подпирают двери подъездов, чтобы митингующие могли укрыться.

Разгоны проходят также у СИЗО на 1–м переулке Окрестина. Небывалое дело: у станции метро «Пушкинская» силовики вступают в переговоры с митингующими. К сожалению, это единичные случаи: в остальных местах города людей жестко разгоняют. Люди перекрывают улицы своими цепочками или автомобилями — Петровщина, Малиновка, Зеленый Луг, — но их разгоняют, в том числе машинами ГАИ. Похоже, к часу ночи митинги разгоняются и расходятся почти повсеместно.

МВД сообщает, что за эти сутки задержано около 700 человек. Всего за четыре дня протестов число задержанных составляет около 6,7 тысячи. МВД отмечает, что «беспорядки по стране утратили массовость, однако уровень агрессии по отношению к правоохранителям остается высоким». Про агрессию милиционеров по отношению к протестующим ничего не говорится.

День пятый, 13 августа

Новый день — новая акция: теперь цепочки солидарности стихийно, без какого-либо руководства выстраиваются не вечером после обеда, а с самого утра. Кунцевщина, Малиновка, Академия наук, Петровщина, Комаровка, «Пушкинская», Макаенка у Белтелерадиокомпании. Возле 1-й клинической больницы (у станции метро «Академия наук») выстраиваются врачи. Со стороны станций метро «Кунцевщина» и «Спортивная» колонна идет в сторону Немиги.

Водители автомобилей проводят протест по-своему: не нарушая ПДД, снижают скорость до 20–30 километров в час.

В город съезжаются колонны автозаков.


Текст: Александр Лычавко

Обложка: Vasily Fedosenko / Reuters / Scanpix / LETA


Обсудите этот текст на FB