Сегодня Лукашенко снял с должности главу МВД Юрия Караева и назначил вместо него Ивана Кубракова. Вместе с тем он отправил силовиков в области — они станут его помощниками. The Village выяснил, откуда взялся Кубраков, какую традицию нарушил Лукашенко и что о «перестановке кроватей» говорят эксперты.

Валерий Вакульчик назначен помощником Президента Беларуси — инспектором по Брестской области. Только в сентябре Лукашенко назначил его главой Совбеза, а до этого он возглавлял КГБ. Юрий Караев назначен на соответствующую должность по Гродненской области. А Александр Барсуков — в Минске, — до этого он был заместителем министра внутренних дел.

Что с Караевым?

Лукашенко снял министра внутренних дел Игоря Шуневича и назначил на его место Юрия Караева 11 июня 2019 года. Многим показалось: ну все, сейчас-то милиция станет нормальной и прекратится этот цирк с памятником городовому и гомофобией с «дырявыми». Оказалось — показалось, рассказывал The Village Беларусь.

Слева Шуневич, справа Караев

В 1992 — 1994 годах Караев командовал учебной ротой специального назначения войсковой части 3214 внутренних войск МВД Беларуси. В послужном списке Юрия Караева — командование войсковыми частями 5527 и 5525, полком милиции специального назначения ГУВД Мингорисполкома, войсковой части специального назначения 3214. С конца 2012 года и до назначения на должность министра работал заместителем министра внутренних дел — командующим внутренними войсками МВД.

Караев прославился резкими высказываниями, на фоне которых меркли даже речи Шуневича. Так, Караев утверждал, что беларуская милиция — самая гуманная в мире и что никакие синяки на телах протестующих не сравнятся с травмами сотрудников МВД:

 — Я хочу снова вспомнить, что нас тут пытаются затроллить какими-то синяками, а я скажу так: когда с 9 по 10-е восемь специально совершенных наездов, 11 пострадавших, у некоторых тройные переломы — слава богу, что все живы — это можно сравнить с синяками? Говорят о жестокости беларуской милиции, а я хочу сказать так: более гуманной, выдержанной и хладнокровной милиции нету нигде в мире, я в этом уверен.

Вчера в интервью Караев пожаловался, что милиционеры слишком медлят перед тем, как применить оружие. А также заявил, что силовики врываются в квартиры минчан по закону, ведь «это всего лишь гранаты».

Кто такой Кубраков?

Иван Кубраков — начальник ГУВД Мингорисполкома, то есть — глава всей минской милиции. На эту должность его назначили 28 марта 2019 года.

Иван Кубраков родился 5 мая 1975 года в деревне Малиновка Костюковичского района Могилевской области. Окончил Минскую специальную среднюю школу МВД и Академию МВД Беларуси. Службу в органах внутренних дел начал в 1995-м. Работал участковым, затем — старшим участковым инспектором отдела охраны правопорядка и профилактики управления внутренних дел администрации Центрального района Минска, который впоследствии возглавил. Руководил Заславским отделом Минского РУВД. Занимал руководящие должности в главном управлении охраны правопорядка и профилактики милиции общественной безопасности МВД Республики Беларусь. В 2017 году был назначен на должность начальника УВД Витебского облисполкома, а в 2019 — м — главой ГУВД Мингорисполкома.

В 2012 году именно Кубраков на совещании у только что назначенного министром Игоря Шуневича предложил вернуть подразделениям милицейского спецназа название ОМОН (отряд милиции особого назначения). К тому времени эти подразделения в результате череды преобразований сменили уже несколько названий — АМАП, ПМСН, СРБР. Также было предложено создать в составе ОМОН взвода боевого назначения, который при необходимости мог выполнить функции подразделения по борьбе с терроризмом до прибытия основных сил.

Кстати, назначая сегодня Кубракова, Лукашенко прервал негласную традицию. Последние двадцать лет министрами внутренних дел становились не выходцы из Беларуси/БССР — или, по крайней мере, рожденные за ее пределами. Так, Юрий Караев родился в Северной Осетии, Игорь Шуневич — в Луганской области, Анатолий Кулешов — в Азербайджане, Владимир Наумов — в Смоленске, Юрий Сиваков — на Сахалине. До них первые четыре Министра внутренних дел (Владимир Егоров, Владимир Данько, Юрий Захаренко, Валентин Аголец) были уроженцами Беларуси. Теперь в числе «тутэйшых» и Иван Кубраков.

Кубраков не раз заявлял, что милиция работает строго по закону, а если надо — то будет еще строже, вплоть до применения оружия. А вообще-то милиционеры мягкие и пушистые и тоже за мир и против насилия:

 — Так вот, я хочу с уверенностью сказать, все органы внутренних дел, вся минская милиция против насилия. Мы всего лишь пресекаем противоправные действия.

 — У нас достаточно специальных средств, имеется табельное оружие на вооружении, которое мы готовы применить. Но применение оружия — это крайняя мера, если уже невозможно выполнить поставленную задачу — защитить наших граждан, в том числе и при нападении на сотрудников ОВД.

Ладно, а зачем Лукашенко отправил силовиков в регионы?

Назначая силовиков своими помощниками в областях, Лукашенко сказал:

 — Публично хочу довести до всех присутствующих: мною принято кадровое решение и вы втроем направляетесь не то что на особо опасные участки, но очень ответственные участки нашей страны. В связи с теми событиями, прежде всего, которые произошли (они еще не закончены, мы еще не знаем, во что это может вылиться). Почему вы? Вы люди военные, осведомленные, вас не надо вводить в курс дела и учить.

При этом Лукашенко попросил у председателя Совета Республики Национального собрания Натальи Кочановой, чтобы их полномочия расширили — надо «подготовить и усовершенствовать нормативно-правовую базу».

 — Потому что полномочия их будут значительно шире. Я не хочу сейчас конкретизировать их экспромтом. Мы об этом еще должны поговорить. Но традиционно остаются подбор кадров на этих направлениях, естественно, вместе с губернатором. И контроль за деятельностью кадров. Полностью. Всех кадров в области. От председателя сельского совета, руководителя предприятия до губернатора.

Возможно, тем самым он намекнул, что теперь даже учителя и преподаватели вузов, не согласные с политикой государства, будут назначаться только с ведома силовиков.

Что говорят эксперты?


«Никаких хороших решений и ходов у системы в запасе уже не осталось»

Петр Кузнецов

Политолог, «Центр регионального развития ГДФ»

 — Любые новости о перестановках внутри силового блока на сегодняшний день достаточно универсальны для понимания, поэтому комментировать их можно, даже не дожидаясь подробностей в виде фамилий.

Универсальность их в том, что кого бы куда не двигали, в общем и целом они означают всегда примерно одно.

В таких новостях есть и хорошее для беларусов, и плохое.

Начнем с хорошего. Передвижение фигур силовиков в такой напряженный момент в любом случае означает определенную степень смятения во власти, а также недостаток доверия и недовольство теми или иными действиями (или их отсутствием). Так же они могут означать определенную степень усталости персонажей, износа, исчерпания личностного ресурса на конкретной позиции (без особого толку). Что именно стоит за каждым из решений — можно лишь гадать, но принимаются они не от большого удовлетворения ситуацией.

Плохое в этом то, что, как ни крути, никого лучше тех, кто был, на эти должности не назначат. Назначат тех, кто должен будет сделать то, что не смогли, не захотели или не сумели сделать предшественники.

Так что, такая себе палка о двух концах.

Между тем, в стране прямо сейчас происходят события, которые говорят о состоянии режима гораздо больше, чем все эти шашки-шахматы в силовых рядах.

На днях Лукашенко выступил с прелестной инициативой увольнять и отчислять всех и вся, кто выражает свое несогласие. Система привычно взяла под козырек — и волна пошла по всей стране: отчисления студентов, увольнения рабочих, артистов, врачей, ну, в общем, всех, кто под руку попадется.

Это очень напоминает известный термин «пойти вразнос». И это говорит о том, что нервы реально сдают и ресурсы для продолжения борьбы тают.

Показательные увольнения, как и репрессии, насилие и посадки, могут принести какой-то толк лишь при условии, что все остальные, кто не попадет под первые волны, испугаются и перестанут протестовать.

Опыт репрессий показывает, что — не пугаются, протест никуда не девается и способен усиливаться до начального уровня августа-сентября, когда вовсю кипели эмоции.

Поэтому, если увольнения и отчисления первой волны не принесут ожидаемого результата, оставаясь последовательными и идя по этому пути, придется увольнять целые трудовые коллективы, оставляя страну без медицины, промышленности, культуры, спорта, науки, да и без будущего — если отчислить всех студентов элитных ВУЗов.

Это вот и есть — «идти вразнос». А еще это напоминает тактику «выжженной земли», которую используют далекие от цивилизованности армии при отступлении. Именно при отступлении. Нет никакого смысла уничтожать экономику, культуру, спорт, медицину, выбрасывая на улицу лучших сотрудников, если ты намереваешься править страной дальше.

И, наоборот: на состояние дел во всех этих сферах определенному типу людей может быть вообще наплевать, если они понимают, что больше не могут ими управлять.

Поэтому взятая властями на вооружение сейчас стратегия — увольнять и отчислять всех, кто «замечен», скорее говорят о крайней степени нервного напряжения и неуверенности после того, как практически все силовые методы, которые были применены, не принесли желаемого результата.

Дальнейшее развитие событий, как и раньше, остается в руках протестующих. Система лишь реагирует, притом, судя по тому, как именно она реагирует — никаких хороших решений и ходов в запасе у нее уже действительно не осталось.


«Понятно, что сейчас силовики правят бал»

Артем Шрайбман

Политолог, основатель Sense Analytics

 — У меня нет однозначного мнения на этот счет. У нас сейчас нет однозначных данных, чтобы судить.

Есть несколько версий. Лукашенко мог быть недоволен тем, как они работали на предыдущих должностях — протесты-то продолжаются.

Это может быть просто очередная перетасовка, чтобы они не засиживались и не усиливались на своих постах. Потому что понятно, что сейчас силовики правят бал в стране.

Это может быть попытка представить все потом как уступку, например. Не обязательно своему обществу, но общаясь с Россией, сказать: вот видите, мы идем на какие-то шаги.

Разные толкования могут быть, и пока очень рано судить. Я склоняюсь к первому, что просто Лукашенко недоволен тем, что протесты не заканчиваются. Соответственно, их надо поменять, попробовать другие подходы, может быть. Но это все пока спекуляции.


«Самыми преданными силовиками Лукашено страхуется от развала вертикали»

Андрей Елисеев

Политолог, магистр политических наук, сооснователь аналитического центра EAST

 — О рокировке силовиков.

Лукашенко перебросил бывшего главу КГБ Вакульчика из Совбеза на должность помощника по Бресткой области, а бывшего министра МВД Караева — по Гродненской. Это не следует рассматривать как их понижение, и даже не просто как плановую перетасовку силовиков.

Лукашенко самыми преданными силовиками укрепляет свою властную вертикаль и страхуется от ее развала.

Дело в том, что среди трех основных опор поддержки Лукашенко (силовики, властная вертикаль и Кремель), самая шаткая опора — это вертикаль власти в лице руководства исполкомов.

Пишу об этом подробнее в более ранеем посте «Временная патовая ситуация в противостоянии правящего режима и общества в Беларуси».

Самая шаткая опора режима — это вертикаль власти в лице руководства исполкомов. Они были причастны к фальсификации выборов, тщательно отбирая состав участковых избиркомов и контролируя «сведение» результатов на уровне районных избиркомов. Будучи осведомленными о более-менее реальных (разгромных для Лукашенко) результатах выборов, около 90% исполкомов очень оперативно подчистили все свои решения по выборам, потому что не уверены в его политическом выживании.

Ситуация с исполкомовцами очень занятная: 90% исполкомов, быстренько удалив решения по выборам для подстраховки, фактически отправили правителю и его администрации сигнал о том, что в сохранении им власти не уверены. Администрация конечно же уловила этот сигнал, но одномоментно заменить все нижнее звено вертикали в лице руководства практически всех исполкомов страны не в состоянии, да и не найдется сейчас столько кандидатов в здравом уме, чтобы идти на эти должности. Единственное, что мог с этим поделать правитель — это быстренько провести инаугурацию, чтобы отправить сигнал «все под контролем», и продолжать демонстрировать жесткие репрессии в отношении всех и всякого рода откалывающихся.

Итого, ситуация пока близка к патовой: правитель подвергся тотальной делегитимизации, но три ключевые опоры сохраняются, причем слабейшая из них живет своей жизнью, одновременно и формальную лояльность правителю сохраняя, и своеобразно подстраховавшись на случай смены власти.

Вакульчик и Караев назначены дополнительными перекрестными контролирующими по самым неспокойным регионам, чтобы упредить расшатывание вертикали через возможный саботаж со стороны исполкомовцев или их явное откалывание.

Назначение личным помощником по ключевому (с точки зрения протестной активности) региону на данном этапе — это проявление доверия. Направили именно жесткого преданного силовика, чтобы не повадно было саботировать или откалываться.

Прежде, чем оппозиция и общественность — вместо концентрированиия на столице — обратили внимание на самую шаткую опору АГЛ в двух самых протестных регионах, — он ее укрепил.


«Лукашенко слова Караева показались слишком громкими, а дела — недостаточно решительными»

Александр Федута

Политконсультант

 — Не будем радоваться отставке генералов Караева, Вакульчика и Барсукова. В конце концов, мы уже знаем, что все отставки при нынешнем владельце Дворца Независимости ведут вовсе не к либерализации обстановки, а совсем даже наоборот. Оценим ситуацию здраво.

Во главе областей у нас стоят штатские, которым по должности (и мы это помним) присвоены генеральские звания. С тех пор коллеги по перу иронически именовали их «генерал-губернаторами».

Нет, друзья мои, нет. Губернаторами гражданскими они были, губернаторами они и остались. Генерал-губернаторы появились только сейчас. Причем в трех, так сказать, «проблемных» регионах. Генерала Караева назначили «пасти» Гродненскую область, генерала Вакульчика — Брестскую, генерал Барсуков остался в Минске. Им освободили руки для «подавления» (ну, не хотите этого термина — используем старый, муравьевский, — «усмирение») — или «усмирения» протестов. Ранее усилия Вакульчика и Караева были размазаны по всей Беларуси — теперь им нашли точечное приложение. Так сказать, по формуле: Караник + Караев = Лукашенко.

БЕЛТА уже распространило слова, которыми господин Лукашенко напутствовал своих вассалов. Вот. Всё всем понятно. Караев, ранее вы координировали подавление протестов по всей Беларуси — вот вам сейчас «очень ответственный участок». Тактика изменилась, но стратегия осталась прежней: давить, тащить и не пущать.

И это тем более очевидно, что в качестве идеолога «легитимного насилия» начал выступать внезапно выползший из спячки Игорь Марзалюк. Цитируем почтенного историка — ну, для истории, сами понимаете, — по БЕЛТА: «У меня не выходит из головы картинка, когда трое полицейских, отбивавших штурм бундестага, заковывают женщину и точечно бьют ее кулаками в позвоночник. Интересно, кто-нибудь кого-нибудь наказал за это, „снял скальп“ с этих полицейских? По-моему, их только похвалили. При оценках таких ситуаций необходимо помнить, что любые уличные беспорядки — это бумеранг, который может прилететь к тебе. Если человек переходит красную черту, начинает бить, крушить, ломать, призывает к свержению конституционного строя, он должен сполна понести ответственность».

То есть, картинки того, как бьют, крушат, ломают ни Марзалюк, ни даже Караев продемонстрировать до сих пор не могли, но там же через запятую идут «призывы к свержению конституционного строя»! То есть, ничего не изменится в действиях тех, кто продолжает контролировать силовые структуры и исполнительную власть, не стоит надеяться.

Правда, уже начали распространять версию о том, что, дескать, Караева сняли по звонку из Кремля, чтобы не компрометировал своими призывами стрелять на поражение заодно и Россию. Так сказать, не нужно России превращение Гродно в Новочеркасск.

Может быть, и не нужно. Но сильно сомневаюсь, что такой звонок был. Скорее, господину Лукашенко слова Караева показались слишком громкими, а дела — недостаточно решительными. Вот и отправили в Гродно.

Гродненцы, я люблю вас! Будьте, как писал Юлиус Фучик, бдительными. Приказ стрелять на поражение может быть отдан в любую минуту.



Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!


Текст: Александр Лычавко


Обсудите этот текст на Facebook