В центре Минска уже намного реже можно услышать русский язык, но не о таких языковых переменах мечтали беларусы. Торговый центр Galleria Minsk, который два года назад устроил «вип-лакшери» открытие H&M с красной дорожкой, тоже вряд ли думал, что теперь минчане его будут называть «Галереей Багдад». The Village Беларусь поговорил с минчанами, которые живут возле «Галереи» или просто часто там бывают и сталкиваются с мигрантами. 

Этим текстом The Village Беларусь не хочет разжечь в беларусах ненависть к иностранным гостям, которых стало в Минске так много. Наша цель — честно показать, что чувствуют в связи с этим беларусы, чего они боятся и как мигранты изменили их повседневную жизнь.

Некоторые из наших героев живут в районе Немиги и «Галереи», другие просто по разным причинам часто пересекаются с мигрантами на проспекте Победителей — кто-то работает неподалеку, а кто-то просто любит ходить в «Галерею».

Фото: @o_frosya

«Сели и начали смотреть на купающихся диким взглядом»

Наталья,

живет недалеко от Galleria

— Первый случай, который меня насторожил, был еще летом. Я около 10 вечера вышла из «Галереи», была в коротких джинсовых шортах, а на парапете у фонтанов сидела женщина в парандже, вокруг бегали ее четверо детей. Она окинула меня испепеляющим взглядом и посмотрела на мои голые ноги так, будто я приехала в ее страну и там так хожу. Неподалеку я заметила мужчину, который валялся на газоне животом вниз и смотрел в телефоне видео.

Похожую историю рассказала моя коллега. Она пришла с ребенком в выходной день в аквапарк Лебяжий (месяца 2 назад), а там была целая экскурсия в сопровождении — 15 мужчин в свои одеяниях — их экскурсовод водила по комплексу и показывала, где что. Потом они все сели и начали смотреть на купающихся диким взглядом. Конечно же, смотрели на женщин, конечно же, сами они не плавали и не планировали. Коллега была в ужасе, ушла с ребенком оттуда через полчаса.

Пока было тепло, среди мигрантов было много семей. Женщины сидели поодаль, дети бегали, играли — это выглядело не так пугающе. Сейчас все стало хуже. Семей почти нет, основная масса мигрантов — мужчины. В «Галерее» (1 этаж и банкоматы, в основном), на парковке, со стороны улицы Замковой они тусуются кучками по 8-10 человек. Стелют пледы, сидят на них, разговаривают, смеются. Страшнее всего их взгляды, которыми они провожают тебя.

Особенно заметно много мигрантов начало становиться после лета. Моя знакомая имеет непосредственную связь с погранслужбой аэропорта. В день их прибывает по 400-500 человек.

По дворам и подъездам они, к счастью, не тусуются. Похоже, те, кто имеют больший достаток, селятся в гостинице «Юбилейная» и «Планета». Остальные, видимо, на улицах и в квартирах. Иногда их можно встретить у магазина или в магазине «Соседи» (бывший «Юбилейный»). Но там их немного, они действительно приходят за продуктами, часто семьями.

В какой-то момент я осознала, что теперь в моем районе мне стало страшно жить. Чтобы себя обезопасить, больше не хожу в сторону «Галереи» (и со стороны проспекта, и с оборотной) от слова совсем, только если в светлое время суток в выходные. Хотя раньше я часто там появлялась.

Я считаю себя достаточно толерантным человеком, раньше много путешествовала и видела опыт Европы, когда они пустили к себе иммигрантов и во что это вылилось, особенно в северной Франции. И здесь очень пугает такая же перспектива — что рано или поздно ситуация выйдет из-под контроля и вырастет преступность в самых разных проявлениях.


«Это ж жуть, если примерить на себя»

Кристина:

— Часто хожу мимо «Галереи», вижу этих людей, хотя на мою жизнь их появление никак не повлияло. Я не натыкалась на скандальные случаи, не видела агрессии с их стороны ни ко мне, ни к кому-то еще, ни в реале, ни на опубликованных видео.

Эти люди вызывают у меня сочувствие, потому что они же люди и сейчас в сложной ситуации. Эмиграция — это всегда сложно, а тут еще и черт те что происходит и не понятно, что ждет тебя на границе, а если тоже обман, подстава и будешь сидеть, как собака, в холоде и без еды между двух огней, и даже если заболеешь, будешь болеть и умирать под елками, все равно в холоде, голоде и сырости. Это ж жуть, если примерить на себя. А стало легко такое примерять на себя по мотивам прошлого года… Но и побаиваюсь их тоже, как и многие, наверное, ведь кто знает, как может выстрелить напряженность и стрессовость их ситуации.


«Богатые дамы-мигрантки с со своими детишками тоже гуляют по вечерам»

Анна

живет недалеко от Galleria

— Живу недалеко от «Галереи», нашествие мигрантов на проспекте наблюдаю ежедневно, но зона стала расширяться. Примерно с середины сентября их стало реально дофига. Они постоянно стоят на проспекте с клунками, ждут микроавтобусов, потом грузятся в них и уезжают, а на их месте появляются новые. Мигрантов стало много не только возле Свислочи и «Галереи», но и во дворах. Некоторые из них явно арендуют квартиры на проспекте Победителей, видела, как они выходят из подъезда.

У меня был знакомый из Ирака, мы даже дружили. Так что у меня нет предубеждений на их счет. Но тот мой знакомый был совсем не похож на этих ребят, которые сейчас на улицах Минска — интеллектуал и обаяшка, в жизни всего добился сам. Но сюда явно приехали не лучшие люди своей страны. Этих людей очень много, они явно раздражены. И это в основном молодые мужчины, и если что-то пойдет не так, могут случиться нехорошие ситуации. Это похоже на скороварку, у которой клапан на пределе уже.

Ты идешь, а они на тебя пялятся. Они же не знают, как мы тут на самом деле живем, им кажется, что мы сытые зажратые белые люди. А еще они чувствуют, что их кинули или кидают, и это усиливает эту энергию и их чувства по отношению к нам. Они явно презирают нас всех за то, через что им приходится проходить. И, скорее всего, они побоятся проявить свои чувства открыто.

По моим ощущениям, сейчас в нашем районе их стало на улицах больше, чем местных — буквально сотни. Вчера ночью, около 23 часов, я вышла погулять после работы. Вокруг дома — они, в переходах — они, на проспекте — они. Во время прогулки в не самом людном месте я встречаю человек 50, а может и больше. Конечно, это влияет на атмосферу.

В основном, когда вижу мигрантов, они заняты собой. Стоят, что-то едят, курят. Или сидят с пакетами на лавках вокруг Свислочи, как французы под Москвой в 1812 году, явно офигевшие от холода. Явно депрессуют и фрустрированы.

Хотя среди них есть разные люди. Встречала и явно очень обеспеченных. В крутых шмотках и с дорогими девайсами. Те, что беднее, закупают продукты в магазине и ходят куда-то есть. А более культурные и зажиточные едят плов в торговом центре.

Чаще всего те, которые с маленькими детьми, очень бедно одеты. Молодых парней от 20 до лет 35 примерно сейчас 90 процентов от всех мигрантов. Те, которые явно побогаче ведут себя спокойнее. Богатые дамы со своими детишками тоже по вечерам гуляют. Но от них не веет такой ненавистью, они явно не потратили последнее, и хоть они и фрустрированы, они, наверное, вернутся домой и это не конец света для них.


Фото: @o_frosya

«Эти люди вызывают у меня сочувствие, потому что они же люди»

Арсений:

— Моя мама работает как раз недалеко от «места притяжения» мигрантов и в «Галерею» вообще перестала заходить. Говорит, что там их столько много и все кучками, что приходится обходить. А ее коллега рано утром по пути на работу встречает их спящих в спальных мешках в переходах. Мама их опасается. Но выглядит так, что эти люди там не сами по себе, и группы эти вполне организованные. Мама говорит, что не раз видела, как к ним подходит человек, похожий на беларуса, и уводит их куда-то или что-то объясняет, рассказывает. Милицейские патрули тоже этих ребят не трогают. Похоже, именно «Галерея» стала «местом силы» просто потому, что кто-то назначил ее точкой сбора.

Сам я сталкиваюсь с мигрантами в разных местах города: в аэропорту и в торговых центрах — в «Галерее» (раньше достаточно часто ездил туда на фудкорт), в «Короне» возле Уручья, в «Момо» возле «Могилевской». В «Короне» мне встретились, похоже, не самые бедные арабы — заметил у них в корзине всякие лакшери-продукты: импортные сыры и артишоки. В прошлую субботу я заехал в «Галерею» на фудкорт, но так и не поел. Мигранты там повсюду, внутри и снаружи и постоянно перемещаются, ты заходишь в «Галерею» в их окружении. На фудкорте то же самое — они и за столиками сидят, и просто стоят, особенно плотная их концентрация возле точки KFC. В итоге с фудкорта я ушел, не поев, потому что не хотелось их обходить и толкаться. Неприятно, как будто твой город захватили.

Но вообще я не видел, чтобы они проявляли агрессию или злобу. Когда пытаешься пробраться через них, они расступаются и говорят «sorry», выглядят веселыми и беззаботными ребятами. Мне их жалко. Я все время думаю о том, что их используют. Но когда они лишают меня привычных вещей — как тот обед в «Галерее» — это, конечно, неприятно. Еще одна неприятная ситуацию была в «Момо»: девочка-мигрантка поставила ребенка на стол на фудкорте, включила ему мультики на арабском языке на всю громкостью, и он танцевал прямо на столе, где едят люди. Но в целом я отношусь к ним спокойно, потому что понимаю, что они тут не останутся.

Катерина:

— Я работаю недалеко от «Галереи», а знакомый живет в доме, который прямо за ней. Этажом выше сняли квартиру три сирийца. Поселились, а вечером к ним в квартиру заселилось 40 человек, «зашли в гости». Хозяин квартиры по возмущению соседей появился и устроил разнос, стоял долго шум, их еле выгнали. Под подъездами бардак: мигранты едят, а мусор и недоеденное прямо, где ели, и оставляют, даже если рядом стоит полупустая мусорка. Теперь я своему ребенку запретила показываться в «Галерее», хотя раньше он с друзьями любил там бывать.

Виктор:

— С появлением мигрантов перестал ходить в «Галерею». Во-первых, в целях безопасности.

Во-вторых, сейчас много болеющих ковидом. Не уверен, что мигранты соблюдают масочный режим.

В-третьих, говорят, что там стало грязно. Мигранты не убирают за собой мусор и многое себе позволяют.

Мне их просто по-человечески жаль. Режим их использует в своих целях, а они этого не понимают. С другой стороны, я злюсь, что они знают на что идут, но все-равно прилетают. Сколько им еще нужно доказательств о смерти на границе?

Владимир:

— Некомфортно и непривычно видеть их в таком количестве. Они шумные, иногда наглые, много мусорят. В «Галерее» закрылся «Евроопт», есть надежда, что теперь их будет меньше возле нее. Хотя они там и обменник оккупируют, постоянно толпа человек из 20-30.

Иногда мигранты заговаривают с прохожими — просят помочь найти что-то в магазине или подсказать дорогу. Денег никто не просил ни разу. По-английски говорят плохо, только общие фразы, вроде «сори», «кен ю хелп ми?». Но видел, что молодняк лет шестнадцати по-английски изъясняется нормально. А постарше тупо набирают на арабском в переводчике, и сразу на русский переводят.

Я сам смотрю на них, мягко говоря, без улыбки. Но ненависти у них в глазах не припомню. Я несколько раз видел женщин с глазами загнанных в угол зверьков. И их было очень жалко. Они с детьми и вещами кучковались, ждали мужчин. В глазах сильный страх, неопределенность.


«Он улыбается, но не признается. Типа, да, не в Ирак я еду, но куда — не твое дело»

Журналист Константин Каверин не сталкивается с мигрантами в повседневной жизни, но специально съездил в «Галерею», чтобы с ними пообщаться, и рассказал в своем YouTube-канале, что выяснил и почувствовал:

— Мигрантами их называем мы, а вообще-то там люди. Я съездил в «Галерею» и поговорил с ними, хотя они очень плохо говорят по-английски. Я спросил четверых из них, как они себя называют? «Tourists! Just tourists!», — ответили они. Я говорю: а что вы тут делаете, сколько вы тут? «3 days!». Они сидят бедные на этих тюках, с детьми, я говорю, а что вы тут делаете с этими тюками, где спите. Мы спим в hotel, говорят. А сейчас, что вы тут делаете, спрашиваю. «Free people!», — говорят, типа, что хотим, то и делаем. Я спросил, куда они потом, в Польшу или Литву. Ответили, что «Poland no, Poland cold. Iraq». Сказали, что они приехали в тур на 3 дня и вернуться обратно в Ирак. Ну такие милые ребята, ничего из них не вытащишь. Я потом с одним разговорился, говорю, что, ну не в Ирак же ты потом, он улыбается, но не признается, типа, не в Ирак, но не твое дело куда.

Когда ты окунаешься в это все, начинаешь чувствовать их человечность и так страшно жалко их становится. Они не от хорошей жизни там.

Интересно, что они все реально прилично одеты. Видно, что взяли все, что у них есть и свалили.

Я поговорил с охранником торгового центра, он сказал, что воровства не замечал. По его словам, есть две проблемы: эти ребята не слышали, что такое маски, хотя все чихают и кашляют, и жуткая антисанитария после них — если они только где-то посидели, нужно убирать.

Главное, что я вынес из этого общения, это такие же, как мы люди, их капец, как жалко. Очень неприятно слышать, когда в СМИ их называют «партией мигрантов», как партию водки или сигарет.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду.

Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

Обсудите этот текст на Facebook

Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!

Текст: Ирина Горбач

ОбложкаFotis Fotopoulos