Вчера The Village Беларусь рассказывал, что накануне ночью в Красном костеле случился пожар. Сразу после этого храм закрыли даже для священников. В соцсетях заговорили, что это попытка властей снова «отжать» костел. The Village Беларусь проверил, есть ли основания для таких обвинений, и припомнил, как последнее время государство наезжает на верующих.

Красный костел: На небольшое возгорание приезжают МЧС, ОМОН и СК, двери опечатывают

Вчера в шесть утра МЧС сообщил:

«Сегодня ночью, в 03-35, работникам МЧС поступило сообщение о сработке пожарной сигнализации в Красном костеле в Минске. Выяснилось, что произошло загорание электропроводки в здании. В результате происшествия повреждено имущество на площади около 20 кв.м. Никто не пострадал.

UPD (8:30): В данный момент выясняются все обстоятельства произошедшего и уточняется ущерб».

А уже днем становится известно: костел закрывают для богослужений. Да не просто для богослужений — вообще для всего и всех закрывают. Такое решение принято на внеочередном заседании комиссии по чрезвычайным ситуациям при администрации Московского района. На заседании присутствовали и представители католического духовенства.

Глава администрации Московского района Татьяна Колядко рассказала, что в костеле необходимо восстановить работу систем пожаротушения, а также электрического оборудования и проводки. Также нужно обследовать конструкции здания.

 — До устранения всех недостатков и вынесения заключений компетентными специалистами все мероприятия в Красном костеле будут приостановлены, — заявила она.

Двери Красного костела опечатали.

В день в Красном костеле проходило от 6 до 8 святых Месс. Где и как сейчас будет молиться приход — неизвестно. Кроме того, в храме действовала Воскресная школа, проходила подготовка к венчанию и другим таинствам. Вечером того же дня верующие собрались на молитву у стен розария.

Факт полного закрытия храма даже для священников, а также то, что в костеле оказалось выбито наружу витражное окно (само окно и осколки на земле хорошо видны на фото) насторожили беларусов. Сайт Katolik.life пишет: «Со слов сторожа, перед тем, как в костеле появился дым, был слышен грохот».

Притом есть фотографии только снаружи здания — никаких снимков изнутри костела, которые бы свидетельствовали о пожаре и его последствиях (да при том таких, что «нужно обследовать конструкции здания»), МЧС и следственные органы не публикуют, — что уже само по себе удивительно. В сети предполагают, что этот «удобный» пожар — всего лишь предлог для властей, чтобы «отжать» костел.

Католический активист из Гродно Артем Ткачук расписал в фейсбуке, почему это закрытие выглядит очень подозрительным.

Апошні раз улады закрывалі каталіцкі касцёл у Беларусі летась — гэта быў будслаўскі санктуарый пасля сумнавядомага пажару. Тады рашэнне мела лагічныя падставы — скляпення выглядала кепска. Аднак у той час у храм мог увайсці святар для неабходных прац, знутры з’явіліся фота і відэа-матэрыялы, на месца здарэння прыбылі біскупы. І гэта пасля пажару на сотнях квадратных метраў — у выпадку з Чырвоным Касцёлам гаворка ідзе пра 20 кв.м.

Сітуацыя выглядае яшчэ больш падазрона калі паглядзець на папярэднія выпадкі з пажарамі ў касцёлах. У 2018 г. гарэла вежа святыні ў Гожы. Тады будынак не зачыняўся, і ўжо праз тыдзень адбылася талака мясцовых вернікаў. Храм быў поўны людзей, якія наводзілі парадкі.

У 2006 г. згарэла частка алтара ў гродзенскай катэдры. Тады прычыну здарэння ўстанаўлівалі паўтары гады, аднак набажэнствы не перапыняліся. Святары і вернікі мелі пастаянны доступ да ўсяго будынку.

Трэба памятаць, што паміж уладамі і парафіяй з Чырвонага Касцёла трывае спрэчка з-за падатку на нерухомасць, зямлю і амартызацыю. Юрыдычна святыня не належыць Касцёлу, і па-гэтаму штомесяц улады налічваюць парафіі больш за 14 тысяч рублёў розных аплат.

Комментаторы этой записи тоже полагают, что там что-то нечисто.

Julia Fralova:

 — Дзіўныя абставіны пажару. Па-першае, выбітыя два шкла ў закрыстыю. Быў нейкі выбух. Там мала, што згарэла, напрыклад, кніга з інтэнцыямі была цэлая. Кажуць: праводка, але ж чаму выбітыя вокны і выбух? Апрача пажарнікаў, следчага камітэту, прыехаў чамусьці АМАП. Забралі кампутары, сыстэму відэаназірання. Шмат пытанняў.

Издание Союза поляков Беларуси Głos znad Niemna пишет:

«Огромная дыра в разбитом витраже имеет довольно определенную форму. Это может свидетельствовать о том, что нападение было подготовлено и совершено „неизвестными преступниками“. […] В свете антипольской и антизападной истерии, которую мы можем наблюдать в настоящее время в Беларуси, сомнительно, что милицейское разбирательство будет проведено тщательно и закончится арестом вандалов».


Кстати, почти 4 года назад, в марте 2019–го, в Красный костел уже приезжали по вызову пожарные машины. Но тогда было всего лишь задымление в зале для богослужений, а отрытого огня не было: оплавилась изоляция электропроводки.


Артем Ткачук неспроста упомянул про большие ежемесячные траты на содержание костела. Два года назад из-за этих сумм Красный костел чуть было не закрыли совсем. И снова на то была «пожарная» причина.

The Village рассказывал: еще в июле 2020–го «Минская спадчина» насчитала Красному костелу 166 тысяч рублей долга. К маю 2021-го долг был уже более чем вдвое выше: 350 тысяч рублей. Оказалось, среди «виноватых» — пожарный извещатель, установленный на кухне.

В 2013 году государство передало здание костёла Святых Симеона и Елены, который в народе называют Красным костёлом, на баланс КУП «Мінская спадчина». Это был уникальный случай: другими культовыми сооружениями предприятие не владело. В 2017 году в костёле началась реконструкция. Где-то через два года рабочие отчитались — заменена кровля, сделаны потолки, отреставрирован фасад. Пока шла реконструкция, налоги не начислялись. С июня 2019-го начали приходить счета. А в первом квартале 2020 года приход получил документы, в которых указано, что, «согласно заключённым договорам безвозмездного пользования, дополнительно сверх коммунальных платежей ежемесячная сумма выплат религиозному сообществу в пользу КУП „Мінская спадчина“ составляет 12.950,39 рубля как компенсация за земельный налог, амортизацию и налог на недвижимость».

Костел во время реконструкции

Мингорисполком сказал, что в случае неоплаты здание отойдёт государству. Мол, костёл находится у религиозной общины в безвозмездном пользовании, они не являются владельцами, поэтому согласно указам обязаны возмещать расходы на амортизацию, земельный налог и коммуналку. С января 2021-го государство приостановило начисление новых налоговых платежей. Но и с учётом этой льготы костёл остаётся должен около 350 тысяч рублей.

Ключевой в конфликте оказалась плебания — домик служителя, расположенный рядом с костёлом. Во всех документах маленькое здание так и записано — «плебания». Это жилой дом настоятеля. Но «Спадчина» почему-то называет его в документах административным.

Плебания

Во время ремонта в плебании установили дорогую вентиляцию и пожарные извещатели. Один из них оказался в кухне настоятеля храма. Оттого, что там что-то жарится на плите, срабатывает сигнализация. Бывало такое, что спасатели трижды за день приезжали к плебании, чтобы отключить извещатель. Даже сама организация, которая устанавливала сигнализацию, говорит, что так нельзя делать, но «Спадчина» утверждает, раз это административное здание, то пожарная сигнализация обязательна. А МЧС раз за разом приезжает на ложное срабатывание — и все равно отключить сигнализацию нельзя.


И еще несколько случаев странного давления городских властей на Красный костел.

В августе 2020-го силовики заблокировали мирных протестующих внутри костела. Глава католиков Беларуси архиепископ Тадеуш Кондрусевич, находясь за границей, жестко высказался об этой выходке силовиков. И уже через несколько дней пограничники не пустили его в Беларусь на погранпереходе «Кузница Белостокская», — тот после череды скандалов с участием силовых ведомств смог вернуться лишь через 4 месяца, в декабре. Но еще в последний день августа 2020-го стало известно, что что кто-то самовольно сменил замки в дверях храма. Настоятель Красного костела ксендз Владислав Завальнюк рассказывал:

 — Прадстаўнікі касцёла атрымалі толькі адзін набор ключоў. Дзе знаходзяцца іншыя ключы і хто нясе адказнасць у гэтай сітуацыі за бяспеку святыні, не паведамляецца.


А вот и более давняя история: ровно пять лет назад, в сентябре 2017-го, Красному костелу запретили… звонить в колокола! Накануне заседания в Минске Совета конференций епископов Европы на Красном костеле на пожертвования прихожан были установлены электрические колокола. Однако вскоре Мингорисполком запретил их использовать.

 — Говорят, что мешает местным жителям. Но на многих церквях и костелах в Минске есть колокола, и им звонить не запрещают. А костелу с более чем столетней историей запрещают, — комментировал Владислав Завальнюк.

При этом рядом с Красным костелом в основном расположены административные здания. А другим православным церквям и костелам Минска подобный запрет вынесен не был. Некоторые, в частности, Свято-Духов кафедральный собор, могут при большом стечении прихожан даже транслировать службу на улицу через динамики.

Все эти странные случаи складываются в единую картину: власти, похоже, очень сильно стремятся «прижать» Красный костел и найти благовидный предлог, чтобы его отобрать у верующих. Вполне может оказаться, что из-за возгорания на площади всего в 20 «квадратов» несущие конструкции здания признают негодными к эксплуатации, и священников с прихожанами выставят на мороз.

Новая жизнь: 30 лет в коровнике, но власти забрали и его

И это не первый «наезд» властей на минский храм. Возможно, лишь его огромное значение и авторитет католической церкви пока что не позволили отобрать здание. А вот у протестантов дела намного хуже: они уже лишились своего храма «Новая жизнь».

Конфликт тянулся по крайней мере с начала 90-х годов. Из-за позиции чиновников в Минске не нашлось здания для аренды церковью помещения под богослужения, что вынудило протестантов собираться на воскресные молебны под открытым небом. Впоследствии на средства общины приобрели бывший коровник по улице Ковалева, 72, но власти отказались признавать законность собраний верующих в этом здании.

Хотя участок был выделен религиозной общине в бессрочное пользование, в 2005 году минские власти лишили ее права пользования землей. В октябре 2006 года верующие провели в церкви пост-голодовку, которая длилась около месяца. В защиту церкви выступили представители демократических сил, страны ЕС, иностранные политики, священники, религиозные объединения. После этого городские власти оставили церковь в покое.

Тем не менее, в 2009 году власти забрали у общины право собственности на здание церкви, а в июле 2010-го хозяйственный суд Минска наложил на общину санкции в размере 258 миллионов рублей (около 123 тысяч долларов) за «загрязнение окружающей среды». Верующие посчитали действия властей незаконными и решили не выплачивать эту сумму.

Администратор церкви Виталий Антончиков рассказывал:

 — Пытаются выселить нас с 2009 года — говорят, из-за нецелевого использования здания: мол, у нас коров нет. Но мы очень хотим, чтобы строение стало культовым — тогда бы решились все вопросы. Мы же сюда ходим не чтобы коров разводить, а для молитв.

Внутри бывшего коровника

16 января 2019 года в Минске прошло общественное обсуждение плана по застройке южной части микрорайона Сухарево. Согласно ему, на месте молитвенного дома «Новой жизни» планируется построить школу. У общины потребовали освободить помещение до 31 декабря 2019–го, в противном случае состоится принудительное выселение.

В середине февраля 2021-го силовики все же нагрянули в «Новую жизнь». Они вырезали двери и начали выводить оттуда собравшихся. Представитель церкви рассказал, что в здании было 60−70 прихожан. Так силовики начали исполнять принудительное выселение общины из здания церкви.

Два месяца спустя пастор Вячеслав Гончаренко рассказывал:

 — Уже почти два месяца люди молятся на улице. Собираемся каждое воскресенье на автомобильной стоянке у здания церкви, из которого нас выселили. Ситуация тупиковая, потому что Мингорисполком не идет нам навстречу. Мы, безусловно, хотели бы, чтобы к этому прийти [вернуть здание], обсуждаем ситуацию с юристами. Правда, прошлый юридический опыт показывает, что в нашей стране достаточно сложно защитить свои права.

На то, чтобы проводить службы в административных зданиях, все равно нужно разрешение Мингорисполкома. И во время беседы с городскими чиновниками нам стало понятно, что помещение дадут только при условии, что мы оплатим долг, который мы как будто должны ЖРЭО. Хотят повесить на нас налог на землю, хотя, если бы здание не забрали, церковь была бы освобождена от такого налога. А требуют заплатить ни много ни мало — около 180 тысяч долларов! Одним словом, ситуация тупиковая. Помещение нам не хотят отдавать, а мы не хотим платить такую сумму, ведь церковь не должна платить.

Мы же такой великолепный ремонт сделали! Можно же было поступить по-человечески — дать компенсацию, предоставить новое помещение. А так оставили без ничего. Только условия ставят.

В июне этого года «Новая жизнь» отметила свое 30-летие. Все это время, полтора года, прихожане продолжают собираться на парковке перед опечатанным зданием церкви. Выносят лавочки, расставляют стулья и проводят молитвы, а нередко — и концерты.

Несанкционированное массовое крещение

А когда власти не могут отобрать у прихожан здание церкви, они все равно находят как наказать неугодных священников.

В июле The Village Беларусь рассказывал: пастора гомельской церкви христиан полного Евангелия «Живая вера» Дмитрия Подлобко будут судить за незаконное массовое мероприятие. А именно: он провел обряд крещения.

«28 июля он приглашен в милицейский участок для протокола и дальнейшего суда, за проведения водного крещения без должного на то разрешения. Статью, по которой обвиняют 24.23 КоАП, и это повторное привлечение», — написал уже упомянутый нами Вячеслав Гончаренко.

Гомельская церковь «Живая вера» основана в 1997 году супругами из Могилева Дмитрием и Оксаной Подлобко совместно с миссионером из Дании Эрлингом Лаурсеном, сообщает агентство BPN. Церковь входит в состав Республиканского объединения общин христиан полного Евангелия в Беларуси, епископом которого является Гончаренко.


В последний день лета силовики вломились в квартиру иерея Владислава Богомольникова и отправили его на Окрестина. Владислав Богомольников — 42-летний служитель храма Богоявления в Минске, член Епархиального суда Минской епархии, преподаватель философии Минской духовной академии, заведующий церковно-историческим музеем Беларуской православной церкви.

В ноябре 2020 года священник проводил службу по погибшему активисту Роману Бондаренко на «Площади Перемен», а в январе 2021 года объявил голодовку в знак солидарности с Игорем Лосиком, осужденным на 15 лет лишения свободы по «делу Тихановского».

Для начала ему выписали 14 суток ареста. Но 14 сентября его повторно задержали по новому протоколу и снова осудили на 15 суток по статье 19.11 КоАП. Причиной стал репост с «экстремистского» канала. Теперь стало известно, что 16 сентября состоялся третий суд над Владиславом — в результате священник получил еще 15 суток. Всего он проведет за решеткой 44 дня. Также сообщается, что Богомольников заразился ковидом в неволе. Кроме того, против него возбудили уголовное дело по статье 361-1 УК («Создание экстремистского формирования либо участие в нем»). Как сообщает один из провластных телеграм-каналов, Богомольников больше двух лет рассылал сообщения, «сеющие в обществе раздор», а также собирал деньги на нужды ВСУ.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду. Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

Обсудите этот текст на Facebook

Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!

Обложка: Planeta Belarus