В 1994 году в беларуских газетах появилось объявление: искали донора для американского парня Джея Фейнберга. Без трансплантации парня ожидала смерть. К тому моменту тест прошли уже полсотни тысяч людей по всему миру — а совпадения все не было. И тогда команда Джея решила поискать в Беларуси, ведь его прадед жил под Гродно. Сейчас Джей Фейнберг руководит известным фондом Gift of Life, который позволяет найти доноров крови или костного мозга. The Village Беларусь разбирался в истории чудесного спасения жизни и поговорил с Джеем, ради спасения которого 60 тысяч человек по всему миру сдали свою кровь на анализ.

Текст: Александр Лычавко

Ложка крови и золотое сердце

С газетного объявления размерами примерно 10х20 сантиметров на читателя смотрел улыбающийся парень в очках. Текст сообщал: «Спасите жизнь американского юноши Джея Фейнберга. Для этого необходимо всего лишь

десять минут времени,

столовая ложка крови,

золотое сердце.

Джею 26 лет. Молодой человек болен лейкозом. Для спасения его жизни необходим донор. Мы искали донора по всему миру. Пока его не удалось найти ни среди родных, ни среди 50 тысяч добровольцев — от фермера до сенатора США, приходивших сдавать свою кровь в надежде спасти жизнь Джея

Пожалуйста, помогите!».

Джею нужно было не переливание крови, а пересадка костного мозга, поэтому и обращаться следовало в лабораторию иммунологического типирования органов и тканей Республиканской станции переливания крови в Новинках.

50 тысяч добровольцев

Джей Фейнберг родился в 1968 году в Нью-Йорке в еврейской семье. Изучал юриспруденцию и работал в Федеральной Резервной системе США, когда в 1991 году выяснилось, что Джей болен лейкемией и что только пересадка костного мозга может ему помочь.

Среди ближайших родственников подходящего донора не нашлось. Тогда же стартовала обширная кампания по поиску донора. Активисты сделали упор на ашкеназских евреев — выходцев из Центральной Европы: на тип ткани влияет этническое происхождение.

В декабре того же года New York Times публикует статью «Дни надежды для умирающих от лейкемии», где рассказал историю Джей Фейнберга и Марио Купера, который тоже боролся с лейкозом.

«В течение дня сотни людей откликнулись на просьбы, засучив рукава для сдачи порции крови в более чем дюжине донорских центров в Нью-Йорке. Пройдет две недели, прежде чем станут известны результаты вчерашнего тестирования, а если донор найдется, то еще несколько недель до того, как пересадка состоится».

На то, чтобы ездить по всей стране и проводить анализы, требовались деньги. Так был создан фонд пожертвований Friends of Jay Feinberg («Друзья Джея Фейнберга»). Американцы не только сами сдавали деньги, но и призывали сделать это других.

В 1993 году Мириам Хеллер, студентка еврейской школы имени раввина Соломона Шектера из города Вест Орандж в Нью-Джерси, вместе с руководством школы организовала уличный марш «Walk for life», с помощью которого собирали пожертвования. К декабрю они собрали и передали в фонд 14 тысяч долларов. Благотворительные марши в пользу фонда продолжались и много лет после того, как Джею провели пересадку.

Самый первый марш «Walk for life», 1993 год. За первой буквой S можно видеть Мириам Хеллер. Фото: GiftOfLifeBlog
Декабрь 1993. Мириам Хеллер передает Джею Фейнбергу чек на 14 тысяч долларов. Фото: GiftOfLifeBlog

Джей Фейнберг появился в выпуске вечернего шоу Sally Jessy Raphael на NBC и встретился с вице-президентом Альбертом Гором, но подходящий донор так и не находился. Во время кампании удалось подобрать доноров для других нуждающихся в пересадке людей, но сам Джей несколько лет оставался без «пары».

Фото: Alchetron.com

Беларусы буквально бежали пройти обследование

Постепенно кампания по поиску донора для Джея из американской превратилась во всемирную.

New York Times писал: «По данным Нью-Йоркского Центра Крови, лишь один человек из примерно 20 тысяч доноров подходит для пересадки костного мозга. Однако вероятность значительно увеличивается среди представителей групп меньшинств — например, латиноамериканцев, евреев, азиатов и американских индейцев».

Поэтому и было решено отправиться в Беларусь. Предки Джея — выходцы из Гродненской губернии — переселились оттуда в США еще в начале 20 века. Наибольшая вероятность соответствия тканей может оказаться у жителей Беларуси и особенно Гродненской области, говорилось в «Вечернем Минске».


«Прадедушка Джея — Якоб Файнберг — и его жена Рахель Пласков родились в местечке Сопоцкин (Гроденская область). Отец Якоба Залман Файнберг и его жена Дора (фамилия ее неизвестна) также жили на территории современной Беларуси. Мы бы просили откликнуться прежде всего людей с фамилиями Файнберг, Файнбург, Пласков, Пласковский. А также людей, носящих фамилии Тухбанд, Гроссман, Рицман, Гитер, Герстен, Гросс, Глодштейн, Коен, Коган».

Трехверстовая карта Российской Империи, так называемая «трехверстка», 1913 год. На краю Сопоцкина можно увидеть еврейское кладбище. У правого края карты — село Пласковце (сейчас — Плосковцы). Девичья фамилия прабабушки Джея — Пласков

В эксклюзивном интервью для The Village Беларусь Джей Фейнберг рассказал:


Джей Фейнберг

— Мой прадед Якоб Фейнберг родился на территории Беларуси в 1862 году, прабабушка Рахель Пласков родилась в 1865–м. Их дочь Бекки, умершая в 10–летнем возрасте, родилась в Нью-Йорке в 1894 году, так что, похоже, они перебрались из Беларуси в Нью-Йорк, когда им было далеко за 20, может, около 30 лет. Их сын, Мейер Фейнберг (мой дед), родился в Нью-Йорке в 1900 году. Прадед и прабабушка умерли еще до того, как родился мой отец (его назвали в честь Якоба) — в 1925 и 1920 годах, соответственно. Так что я не знал их. Даже мой дед Мейер умер, когда мне был только год.

И я не знаю ни слова ни по-русски, ни по-беларуски. Но я бы хотел однажды приехать в Беларусь, увидеть родину моих предков и выучить что-нибудь.

Мы устраивали выезды и проводили обследования в США, Израиле, Австралии, ЮАР. В 1994 году организовали поездку в Беларусь. Мы получили грант на финансирование поездки и обследований, и группа провела в стране около четырех недель. Тесты пришлось прекратить, так как грант подходил к концу. Всего в Беларуси мы обследовали около 500 человек.

Родина моих предков находится очень близко к границам Польши и Литвы, но туда мы не ездили. Хотя я бы хотел, чтобы съездили.


После завершения беларуской компании Джей на первой в США онлайн-доске объявлений CompuServe писал: «Мы ищем людей из Беларуси (Сопоцкин в районе Гродно, у польской границы), Венгрии (на территории, которая сейчас является частью Словакии), Украины (бывшей Австрии – город Жолква у Львова) и Польши (Варшава и прилегающие земли)».

Подробнее про поездку в Минск нам рассказал Уильям Бигел, который возглавлял миссию в Беларусь и приезжал в Минск в возрасте 25 лет вместе с дядей Арни Драйманом:


Уильям Бигел

— Мы дали по крайней мере два объявления в газету и пустили одну рекламу по телевидению. Насколько я помню, за все это мы заплатили.

Поначалу люди довольно скептически смотрели на каких-то американцев, которые приехали сюда и просят у местных жителей помочь. Но когда мы объяснили, почему мы вынуждены просить о помощи и в каком отчаянном положении мы находимся, многие стали отзывчевее. А люди с предпочтительными фамилиями, которые мы указывали в объявлении, буквально бежали к нам.

Мы встретились с мистером Михаилом Финбергом из минской филармонии. Его фамилия очень похожа на фамилию Джея и его родственников — Якоба, Мейера и Залмана. К сожалению, после встречи он сказал, что чувствует себя нехорошо, и отказался пройти тест.

Я помню это четко, как будто это произошло вчера, хотя прошло уже 25 лет. Его кабинет был на первом этаже, с окнами в ряд вдоль здания. Со мной в кабинете был переводчик.

Дирижер Финберг сказал, что он нездоров, и не захотел пройти тест. Мы просили его, но он не позволил. Мы отчаянно нуждались в подходящем доноре, и тем более хотели провести тесты и исследования, что фамилии почти совпадали.

И вот я думаю: а действительно ли он еврей?


В сетевом объявлении Джей Фейнберг писал американцам: «Талмуд учит нас: «Кто спасет одну жизнь — спасет весь мир». Многие доноры, которые сдавали анализ для меня, но подошли другим пациентам, говорили мне, что это величайший дар, который один человек может дать другому».

Сам Михаил Финберг не смог подтвердить The Village Беларусь историю, о которой говорит Уильям Бигел:


Михаил Финберг

директор Национального академического концертного оркестра Беларуси

— Никаких контактов у меня ни с одним иностранцем, живя в Советском Союзе, не было и не могло быть. Я помню, что было в 94–м году, и помню, что было даже и раньше. Поэтому никаких контактов у меня ни с одним иностранцем никогда не было, и быть не могло. И сейчас даже не будет.


Чудо в Милуоки

Легко понять отчаяние команды Джея: в 1991–м врачи отводили ему лишь несколько лет жизни и утверждали, что только пересадка его спасет. К началу 1995 году обследование прошли уже 55 тысяч человек, к списку стран добавились Канада и Япония. Если бы прогнозы, основанные на статистике, всегда сбывались, то Джей Фейнберг уже нашел бы двух-трех подходящих доноров, исходя из среднего «1 совпадение на 20 тысяч». За три с лишним года поисков, впрочем, многие другие нуждающиеся смогли найти себе донора.

А дальше начинается чудо. Во всех иностранных статьях про Джея говорится, что в мае 1995–го донора нашли — во время самой последней поездки, когда проверяли самого последнего донора.

Издание The Jewish News of Northern California сообщало: «Имя донора, молодой американской девушки, не сообщается. Представители фонда говорят, что после трансплантации она сама решит, раскрывать ли свою личность».

Пересадка успешно прошла в июле 1995 года в Центре исследования рака имени Фреда Хатчинсона в Сиэттле. Вскоре стало известно и имя донора: Бекки Фаибисофф.

Мы интересуемся у Фейнберга: Джей, неужели действительно вы нашли Бекки во время самой последней поездки? Неужто она на самом деле стала самым последним человеком, которого вы протестировали? Честно-честно? Джей ответил нам:


Джей Фейнберг

— Да, это действительно так. Я уже готовился к пересадке от донора, с которым у меня была лишь частичная совместимость, когда один студент из колледжа в Чикаго решил организовать еще одну, последнюю поездку в Милуоки. Бекки помогала нам с поездкой в свободное время. И она — честно — стала САМЫМ ПОСЛЕДНИМ человеком, которого мы протестировали. И вышло так, что она подошла мне и в итоге спасла мне жизнь.


Краткая видеоистория Джея Фейнберга на английском языке. На отметке 1:32 можно видеть русскоязычное объявление «Помогите Джею Файнбергу»

Каждый год 28 июля, в годовщину трансплантации, Джей Фейнберг звонит Бекки  Келлер (Фаибисофф) и посылает ей цветы.

Фото: Alchetron.com

За четыре года борьбы Джея за жизнь — с июня 1991–го по май 1995–го — в ходе 250 поездок проверку на совместимость прошли около 60 тысяч человек, из них примерно 500 в Беларуси. После трансплантации Джей Фейнберг работал американским представителем Всемирной ассоциации доноров костного мозга (WMDA), сейчас он — глава Gift of Life, — так стал называться фонд Friends of Jay Feinberg. Уильям «Билл» Бигел — председатель совета директоров здесь же.

Фото: Wikimedia

Это одна из немногих в мире организаций, которая занимается скринингом пациентов и доноров для пересадки костного мозга и стволовых клеток. Сотрудники фонда постоянно ездят по разным городам США и проводят тестирования добровольцев. Будучи партнером WMDA, Gift of Life передает данные о донорах в общую базу Bone Marrow Donors Worldwide. В этой базе — уже 34,5 миллиона доноров. Число может показаться огромным, но это меньше, чем полпроцента населения Земли.

Фото: Dickinson.edu


Пока у нас отключены комментарии, обсудите текст на FB