Еще две недели назад хирург 10-й минской больницы Валерий Машель работал в обычном режиме. Доставал из людей пули (правда, пневматические), принимал пациента, который принес собственный палец в термокружке, но чаще имел дело с аппендицитами и панкреатитами. После того как 10-я больница начала принимать коронавирусных больных, хирург Валерий стал инфекционистом и переехал жить в отель. «Радио Свобода» поговорило с врачом о том, почему у пациентов с коронавирусом случаются истерики и не боятся ли сами доктора заразиться этой инфекцией.

«Переехал жить в отель»

Около 10-й больницы в минской Чижовке спокойно. Единственное, что смущает, — маска или респиратор на лице почти каждого, кто выходит с территории клиники.

Валерий Машель ждет нас возле одного из приемных отделений после рабочей смены.

«10-я больница никогда не была совсем спокойным местом. Особенно для меня, экстренного хирурга, — почти сразу объясняет Валерий, почему не в стрессе от работы с коронавирусом. — За несколько лет, пока я тут работаю, стал устойчив к моральному стрессу. Когда в 2 часа ночи к тебе привозят человека с ножом в животе и совсем без давления, это страшно тоже. Коронавирус тянется дольше, более размеренно. Я привык».

В будни его работа начинается в 8.30.

«Мы переодеваемся из уличной одежды в больничную форму — сначала для „чистой“ зоны — и принимаем смену у дежурных, — рассказывает врач. — Они рассказывают, как наши пациенты провели ночь, хорошо ли они спали. Если есть вопросы, выясняем, как будем их решать. Потом мы готовимся к обходу — переодеваемся в форму для „грязной“ зоны. Поверх того, что сейчас на мне — обычной хирургической формы — надеваем две пары бахил, две пары перчаток, противочумной костюм, респиратор и очки или защитный щиток».

Потом доктор через шлюз идет в «грязную» зону к своим пациентам с коронавирусом. В день он проводит там по 5-6 часов. В отделении Машеля 41 пациент, из которых 20 человек ведет он сам.

Как хирург перепрофилировался в инфекциониста?

«Считаю, что я и сейчас в процессе. Ведь за один-два дня поднять большой объем из другой специальности трудно. Но у нас у всех одинаковые дипломы доктора-лечебника, как любят говорить врачи. Соответственно, у каждого из нас есть определенная база об инфекционных заболеваниях, основах терапии. Теперь нужно углубиться в это. В свое личное время что-то почитываю».

Он говорит, что хотел бы вернуться в операционную и что коронавирус изменил жизнь кардинально.

«Все не совсем важные планы канули к лету, а возможно, даже и дальше. Я переехал в отель, который нам оплатил комитет здравоохранения Мингорисполкома, за что большое спасибо. Зачем? Чтобы не таскать домой загрязненного себя, загрязненные вещи. Многие мои коллеги сделали так же. Поэтому сейчас моя жизнь — это работа, отель, учеба, работа и все».

«Диагноз „коронавирус“ у некоторых людей вызывает настоящий стресс»

Врач говорит, что он и коллеги стараются поддерживать своих пациентов и рассказывать, что их здоровье улучшается.

«Если это правда. Если нет, то радуем тем, что не становится хуже», — объясняет он.

Некоторым из них нужна профессиональная помощь, потому что, как говорит доктор, диагноз «коронавирус» у некоторых людей вызывает настоящий стресс.

«Сейчас в информационном поле раздувается тема коронавируса. Говорят об умерших, о том, что их тысячи. И если человеку сообщают, что у него коронавирус, — конечно, это страшно. После его забирают в больницу, в закрытое отделение, где ему даже нельзя выходить из палаты. Только до туалета и обратно — больше не разрешаем. Изоляция, наличие тяжелой болезни — это большой стресс. У нескольких людей случались истерики. У кого-то были просто слезы, у кого-то какие-то психосоматические проявления. Это усложняет нашу работу, но на это нужно обращать внимание. Что бы кто ни говорил, но моральный настрой в значительной степени влияет на здоровье и на сроки выздоровления».

Чтобы помочь своим пациентам, Валерий Машель попросил помощи в Twitter и нашел нескольких психотерапевтов, которые согласились работать с коронавирусными пациентами.

«Я где-то видел объявление с предложением психотерапии для медиков. Мне пришла в голову такая идея. Но тут встал другой вопрос, связанный с беларуским менталитетом — „Зачем мне психотерапевт? Я что, псих? Сам справляюсь!“. Но несколько пациентов взяли у меня контакты, и я знаю, что кто-то действительно начал заниматься».

«Я заболею — это данность»

Мы спрашиваем у доктора, не страшно ему заразиться коронавирусам. Он говорит, что это данность.

«Я заболею, — говорит Машель, имея в виду потенциальное заражение коронавирусом. — Почти каждый, кто есть в этой больнице, особенно те, кто работают с подтвержденным коронавирусом, — все заболеют. Вопрос, когда и в какой форме. Поэтому мы больше боимся заразить близких».

Но он считает, что вообще коронавирус как явление — это серьезно.

«Всемирная организация здравоохранения не просто так объявила пандемию. Насколько она страшная относительно того информационного уровня, который вокруг, — это вопрос трудный. Думаю, мы сможем ответить на него достаточно объективно, только когда это все закончится».

В очередной раз врач советует беларусам сидеть дома и мыть руки.

«Сидеть дома, если есть возможность, даже не ради себя, а ради своих близких, особенно пожилых. А если уж выходишь, то хотя бы маску надень. Не знаю, появились ли маски в аптеках. У нас в больнице все-таки средства защиты появились, на том спасибо».

Чтобы убедить людей в такой необходимости, должна быть комплексная работа в этом направлении со стороны властей. О себе Валерий говорит: «Я же доктор, а не замполит, чтобы этим заниматься».

На прощание Валерий Машель добавляет, что очень благодарен за помощь волонтерам и другим неравнодушным людям.

«Хочу сказать большое спасибо тем людям, которые сейчас помогают медиком. Которые где-то добывают или производят средства защиты, — говорит доктор. — Кстати, вчера мы получили поставку от «Хакерспэйсу» (защитные щитки. —  прим. РС), а сегодня распределили в больнице. Короче, все дошло до адресатов! Спасибо людям, которые привозят еду и воду. Просто огромное спасибо! Хорошо работать, когда ты имеешь надежный тыл.


Текст и фото: svaboda.org (RFE/RL)


Обсудите этот текст на Facebook